Уважаемые посетители официального сайта Постоянного Комитета, мы перезапустили наш сайт и обновили его дизайн.
Приносим извинения за возможные неполадки, которые могут сопровождать процесс перезапуска.
Наверх

Муром: город свадеб и древних былин

Любителям путешествий по России, без сомнений, есть что посмотреть в древнем Муроме, городе на Оке. Но так было не всегда: при советской власти Муром был закрыт для праздных посещений, ведь здесь активно развивалась оборонная промышленность.

СПОЙ НАМ ПЕСНЮ, МОСТ ЧЕРЕЗ ОКУ!


Соответственно, не вошел город и в «Золотое кольцо», и потому до недавних пор в нем не строилась туристическая инфраструктура, а памятники старины разрушались, поскольку на их содержание и реставрацию государство денег не выделяло. Зачем, если сюда все равно не приедут иностранцы? Ведь, что уж там ни говори, но при социализме власти в СССР ориентировались главным образом на угождение капиталистам. Ну, в смысле туризма и культурно-исторических проектов.

Вспоминаю Муром начала, середины и даже конца 90-х… Сказать, что испытываю ужас, было бы, ясное дело, преувеличением. Нет, конечно. Какие-то коммунальные службы работали, хотя общее впечатление от города тех времен – запущенность, замусоренность вокруг полуобвалившихся храмов и монастырей. Старинные купеческие особняки вдоль главной улицы облупились, покосились…

Была у Мурома и другая беда: фактически город стоял в тупике, только в конце этого самого тупика была не стена, а другая непреодолимая преграда: полноводная Ока. Всё, дальше дороги нет. И потому город пребывал в транспортной изоляции, все ехали далеко в объезд Мурома.

В 90-е город стал открытым, а в 2009 сдали в эксплуатацию исполинский вантовый мост через Оку. Он получил звание «Самый красивый мост России». Здесь в любое время года фотографируются молодожены – вид с моста впечатляет! Словно сказочный пряничный город раскинулся на высоких холмах над рекой. А если вы окажетесь на муромском мосту в ветреную погоду, то он… споет вам. В самом деле! Никто не предвидел столь необычный эффект при проектировании и строительстве, но он возник: ветер «играет» в крепежных конструкциях (вантах), тонко поет на все лады… О чем? О любви, конечно. Ведь слушать пение моста приходят, как правило, влюбленные люди.

Остается только сожалеть о тех годах, что был закрытым для многочисленных туристов такой красивый город. Впрочем, красивым он стал благодаря огромному людскому труду в 90-е и последующие годы. Восстали из руин монастыри и храмы Мурома, украсились новой облицовкой старинные особняки и общественные здания дореволюционной постройки. Пройдите по главной улице города, Московской, и вы окунетесь во времена далекие, но – такие близкие сердцу россиянина… Недаром Валерий Чкалов говорил о Муроме 30-х годов: «Словно град Китеж из детских сказок предстал передо мной». А что бы он сказал сейчас, когда воссозданы храмы, разрушенные большевиками в самые первые годы советской власти?

Улицы чистые, ухоженные, а для туристов здесь – все двадцать четыре удовольствия. Хотя, конечно, самое главное удовольствие – это неспешные прогулки по городским улочкам, созерцание мудрости веков, застывшей в камне… Впрочем, есть здесь и шедевры деревянного зодчества: церкви и обычные дома, украшенные причудливыми наличниками.  

Удивительный факт: Муром основан – точнее, впервые упомянут – в 862 году, а ведь год этот считается самым первым в истории российской государственности! В том же 862-м на киевский престол взошел варяжский воин Рюрик, прародитель всей будущей династии Рюриковичей. Княжили Рюриковичи и в древнем Муроме, о чем вам непременно расскажет любой экскурсовод. Да что там экскурсовод – любой житель города.

БОГАТЫРИ - ПОБРАТИМЫ

Знаете ли вы, что впервые о былинном русском богатыре Илье Муромце написал белорусский сказитель, историк и воин? Это был Филон Семенович Кмита по прозвищу Чернобыльский, жил он в XVI веке, когда на Руси царствовал Иван Грозный, а Беларусь входила в состав Великого Княжества Литовского. Филон Семенович верно служил отечеству, был воеводой города Орши, не раз получал ранения в боях за родную землю. Именно он в послании к белорусскому гуманисту и просветителю Астафию Воловичу от 5 августа 1574 года взывает к легендарному защитнику людей русских: «Бо прийдет час, коли буде надобе Илии Муравленина и Соловья Будимировича, прийдет час, коли будет служб нашых потреба». Дескать, понадобится – так придут с небес древние богатыри, чтобы снова послужить матери-родине. Уточним: упомянутый Кмитой в письме Соловей Будимирович ничего общего с Соловьем-Разбойником не имеет; Будимирович – былинный богатырь, соратник Ильи Муромца, и вплоть до 1921 года его именем («Соловей Будимирович») назывался один из первых арктических ледоколов.

А в честь Ильи Муромца чего только не называли! И первый русский тяжелый самолет-бомбардировщик Сикорского (он стал и первым в мире пассажирским самолетом). А еще бронепоезд – он стоит сейчас на въезде в Муром со стороны Нижнего Новгорода. Построен локомотив был в 1941 году именно здесь, на Машзаводе в Муроме, с честью прошел боевой путь аж до Франкфурта-на-Одере. Символично, что в прямом боевом столкновении «Илья Муромец» ураганным огнем уничтожил «Адольфа Гитлера» - так назывался фашистский бронепоезд. Немало и других побед на счету этого железного ветерана, за что он был награжден орденом Александра Невского.

Вообще, с Александром Невским, первоначально погребенным в Успенском соборе Владимира (а ведь Муром – совсем рядом, во Владимирской области), так вот, со святым князем-воином город на Оке связывает многое. Ну, во-первых, сама Ока: по ней, как установили историки, не раз проплывал благоверный князь, останавливался в Муроме. Есть и другие исторические совпадения, о которых – чуть позже.  

А бронепоезд «Илья Муромец»… Этот боевой железнодорожный состав в чем-то повторил судьбу самого Илья Муромца. Когда в начале 1942-го из Центра приехали «забирать» бронепоезд на фронт, полковник Н. объявил, что в Москве бронепоезду дали имя «За Родину». Рабочие расстроились: как же так, ведь заводчане писали ходатайство о поименовании бронепоезда  в честь земляка-богатыря? Это ж наше детище… В знак протеста рабочие Машзавода вышли 8 февраля на стихийный митинг, перед которым своей волею написали на борту локомотива: «Илья Муромец», изобразили и голову богатыря в шлеме. Митинг разогнали, голову и надпись закрасили. Сказали: будет ни по-вашему, ни по-нашему, бронепоезд вообще уйдет в бой безымянным. Так и совершилось это бессмысленное насилие над волей и памятью народной. Да только… В ней-то, в памяти народной, название сохранилось, и теперь его можно увидеть на броне локомотива, ставшего мемориалом.

Точно так же стирали (точнее – пытались стереть) из памяти людской само имя и подвиги древнего заступника русских людей Ильи Муромца. Вышеупомянутый ледокол переименовали в 1921-м, а из легендарного богатыря сделали фольклорный персонаж, этакого смешного лубочного вояку – что-то вроде Аники-воина, хотя, между прочим, Аника-воин – это святой Иоанникий, покровитель рыцарства. Так и тут. Ну кто такой Илья Муромец, досадовали партийные власти? Трясет бородой, народ потешает…

И во многом преуспели те, кто долгое время глумился над памятью о народном витязе.

Теперь уже трудно поверить, что еще совсем недавно жители Мурома, как бы сказать, немного стеснялись своего родства с богатырем, изображенным на картине Виктора Васнецова. К примеру, мне лет тридцать назад довелось слышать в Муроме всякие байки о том, как здесь куролесил в старину «хмельной Илейка», даже якобы швырялся винными бочками… Или – шуточное предание-загадку: «Почему дорога из Мурома во Владимир делает 134 поворота? Потому что ехал после пира Илья Муромец, качался в седле, и конь его Бурушка вилял туда-сюда, голова у Ильи моталась из стороны в сторону, да деревья лесные по пути сшибала. Так и появилась дорога». Некоторые даже обижались, когда их называли «муромцами» - дескать, какие мы тебе муромцы, ты что, смеяться вздумал? Мы – муромляне! (Помните, оршанский воевода называет богатыря «Муровленином»?) Короче, эпитет «муромец» люди воспринимали как насмешку. А самого Илью – как «ероя с конфетной обертки».

Даже в Карачарове – это теперь муромская окраина - у знаменитого колодца, где, сказывают, поил коня Илья Муромец, мужик с коромыслом горячо убеждал меня, что все это выдумки: не было тут никакого Ильи Муромца, одни только слухи да враки.      

Лишь в 90-е узнали жители Мурома, все до единого, что их легендарный земляк – не просто сказочный силач, а еще и вполне реальный святой Русской Православной Церкви. Он канонизирован в лике преподобных, потому что окончил земную жизнь монахом Киево-Печерской лавры. И, что очень важно, погиб в бою, отстаивая церковные святыни, когда нагрянули под Киев банды кочевников. Преподобный Илья был уже очень стар, у него, как и давным-давно в юности, на склоне лет опять отнялись ноги, но он попросил монахов усадить его на коня и дать в руки крест и копье. Вот так, без кольчуги, в одном лишь иноческом одеянии, он и поскакал навстречу ордам святотатцев и был пронзен в грудь вражеским оружием.

Да, этаким земляком следует не только гордиться, но и молиться ему о заступничестве в бедах и напастях! Недаром в церквах Мурома есть частицы мощей преподобного Илии, привезенные из Киева, написаны также и святые иконы с его изображением. Вот только день памяти Илии Муромца отмечается 1 января – не всякий может наутро дойти до храма Божьего…

А храмы и монастыри в Муроме – загляденье! Выстроились в ряд по-над реченькой, над Окою-матушкой, ажурные, дивные церкви, одна другой краше! Вид с теплохода или с моста через Оку – дух захватывает. Это надо видеть собственными глазами, доложу я вам. И посреди волшебной череды храмов, звонниц и монастырских палат высится исполинская фигура самого Ильи: стоит он на высоком постаменте, вздымая правой рукою меч, а левой - прижимая к груди крест. Этот монумент – подарок городу от покойного русского скульптора Вячеслава Клыкова.

Помню, когда в последний год XX века шло сооружение памятника, в Муроме развернулась бурная дискуссия. Далеко не все жители одобряли эту затею Вячеслава Клыкова и мэра города Петра Каурова. Петр Алексеевич рассказывал мне тогда, что против конкретно этого монумента высказались многие местные интеллигенты-миряне, их поддержали некоторые церковные деятели. Да, памятник святому Илье нужен, но – другой, не этот! Этот не годится. Говорили: «Посмотрите, люди, на макет будущего памятника! Почему крест – в левой руке преподобного Илии? Не положено так. И еще: почему богатырь стоит к городу задом и с обрыва грозит мечем расположенной за Окой Нижегородской области?» Говорили еще, что вид со спины на фигуру Муромца отнюдь не величествен. На женщину в платье смахивает…

Но ведь памятник-то действительно впечатляющий, грандиозный - из бронзы, да высотой – аж 21 метр! У подножия – фигуры грифонов, символизирующих победу над нечистью…

Величие скульптуры оценили не сразу, но – оценили!

Прошли годы, и в наше время памятник Илье Муромцу стал, как принято выражаться, неотъемлемой частью города, его архитектурного ландшафта, частью его традиций. Именно сюда, к подножию богатырской скульптуры, подъезжают свадебные кортежи, здесь кучкуются туристы, назначают свидания влюбленные, гуляют с внуками деды и бабушки. И с малых лет всякий муромец (да-да, теперь-то уж точно – муромец, а не муромлянин!) знает: его родина – под защитой славного земляка, святого богатыря Илии Муромца. Потому-то имя Илья – одно из самых распространенных имен, которое дают мальчикам при рождении в городе на Оке.    

А памятники Илье Муромцу с тех пор возводят по всей России: есть эти они в Екатеринбурге, во Владивостоке… Появились скульптуры воина-монаха в Ижевске и Чернигове.

Восторжествовала память о древних богатырях русской земли и в случае с ледоколом: в 2016 году спущен на воду российский ледокол нового поколения «Илья Муромец».

И если русский витязь, преподобный Илья Муромец, волею судьбы стал «побратимом» воеводы города Орши Филона Кмиты-Чернобыльского, то Муром ныне – побратим Бобруйска, славного города в Могилевской области. Конечно, судьбы исторических личностей, как и судьбы городов – разные, да по-другому и быть не может. В Муроме – немногим больше ста тысяч жителей, в Бобруйске – далеко за двести. Муром значительно старше, ведь Бобруйск, согласно летописи, впервые упомянут в 1387-м, на пять веков позже, чем город на Оке. Две главные великокняжеские династии Руси и Беларуси правили в разное время этими городами – Рюриковичи в Муроме и Гедиминовичи - в Бобруйске. Отношения между ними были родственными, хотя в борьбе за верховную власть представители этих семейств, случалось, соперничали.

НЕБЕСНЫЕ ПОКРОВИТЕЛИ СЕМЕЙНОГО СЧАСТЬЯ

Со всей Руси великой едут в Муром молодые (и не только молодые) семейные пары, да с детьми, с тещами и свекровями – помолиться о мире в своем доме, о любви между супругами и сородичами, о достатке и здоровье. Ведь, согласно преданию, здесь, в Муроме, жили Петр и Феврония, святые покровители благочестивой семейной жизни.

Вот и спешат в Муром на собственные свадьбы женихи с невестами, непременно хотят расписаться да повенчаться только здесь - и нигде больше! Искренне надеются, что брак их будет крепче, если заключить его под сенью храма, где покоятся святые супруги, составляющие идеал вечной любви и взаимной преданности. Особенно много свадеб и браковенчаний в Муроме происходит в разгар лета, ведь 8 июля – церковное почитание благоверных князей Петра и Февронии. К этому дню приурочен всенародный праздник – День семьи, любви и верности. В Муроме проходит ежегодный грандиозный фестиваль искусств, многочисленные конкурсы молодых семей, знаменитое торжество «Ладья семейного счастья»: на него приглашаются молодожены, скрепившие свою любовь узами брака 8 июля в Муроме. Эти пары получают подарки и поздравления, их чествуют и славят всем городом.  

Рака с мощами благоверного князя Муромского Петра - княжил в городе с 1205 по 1228 год - и его жены, благоверной княгини Февронии (в народе – Хавроньи) находится в Свято-Троицком монастыре Мурома. Вспоминаю, как в 90-е, вскоре после возвращения монастыря Русской Православной Церкви, был я Великим постом на таинстве соборования в здешнем Троицком соборе… Пол провален, кругом – дощатые настилы. Икон мало, утварь самая бедная, стены только-только начинали расписывать. Зато народу – не протолкнешься! И на многих лицах – просветление, воодушевление от того, что великие муромские святыни снова отданы верующим. Славное была эпоха! Великое время возрождения традиций, надежд и любви ко всему миру, без разделения на врагов и друзей, на «своих» и «чужих»…

Ну, а теперь Свято-Троицкий женский монастырь – словно сошел с картинки. Трудами и пожертвованиями православных меценатов, при большой государственной поддержке этот архитектурный комплекс обрел прежнее величие, красоту и богодухновенность. Побывать здесь, поклониться святым покровителям семьи и брака, дать обеты добра у их мощей – такую сердечную радость дарит паломникам древняя муромская обитель. И, конечно, каждому стоит по обычаю сфотографироваться возле бронзового памятника Петру и Февронии, что возвышается перед входом в монастырь.

А Спасо-Преображенская обитель, старейшая в России, буквально по кирпичику восстановлена из разрухи. «Всем миром» осилили муромцы тяжкий, но очень благодарный труд по возрождению монастыря. Ключевой фигурой в деле строительства храмов и корпусов обители стал покойный игумен Кирилл (Епифанов), которого муромцы часто называют «отец Кирилл Муромский». Мне довелось работать с этим светлым человеком, когда мы оба были журналистами «Известий», на излете 80-х, в дни нашей молодости. А уже в 1990-м товарищ мой Кирилл Епифанов принял монашеский постриг, был назначен строителем Спасо-Преображенского монастыря, стал его первым игуменом после возрождения обители. Великий подвижник игумен Кирилл погиб в автокатастрофе 15 марта 2011 года, когда ехал во Владимир по делам монастыря. Под звон погребальных колоколов плакал весь город. Добрый пастырь, народный батюшка о.Кирилл оставил по себе добрую память в сердцах тысяч православных и даже неправославных муромцев. И почитают его как небесного молитвенника за родной город.

Есть у Мурома и другие небесные покровители, например – святая преподобная Иулиания Лазаревская, мощи которой почивают в Благовещенском монастыре. И, конечно, первый русский святой (наряду со своим братом Борисом) – благоверный князь Муромский Глеб, убиенный, согласно церковному преданию, в 1015 году. Да-да, тот самый Глеб, юный сын святого равноапостольного Владимира, Крестителя Руси. Именно сюда отправил его на княжение отец незадолго до своей кончины. Борис и Глеб стали первыми святыми Русской Православной Церкви: их канонизация состоялась в 1072 году, и впоследствии Александр Невский называл их своими святыми помощниками в сражениях за независимость родной земли.

Александр Аннин