Наверх

16.09.2021

Автор: Максим Чижиков

Фото: ТАСС, Вадим Шерстеникин

Тверь: старинный город на Волге, хранящий картины белорусских художников

Сейчас, когда на «Сапсане» от Москвы до Твери можно доехать всего за час, сложно поверить, что когда-то Тверь вполне могла стать столицей российского государства.

Фото: Вадим Шерстеникин

Почти весь XIV век тверские князья по очереди с правителями Москвы претендовали на ханский ярлык и на владимирский великокняжеский престол, и все благодаря удачному географическому положению города.

Золотая Орда это соперничество активно поддерживала, вставая то на одну, то на другую сторону. Но Москва где-то оказалась хитрее и тоньше, а где-то, наоборот, жестче, и эту гонку выиграла. Тверь потихоньку начала уходить в тень более сильного соседа, и в 1485 году окончательно вошла в состав Московского государства.

Тверь-городок – Петербурга уголок

О тех временах в городе ничего не напоминает, разве что современный памятник Михаилу Тверскому в центре города – князю-символу той борьбы за власть, жестоко убитому соперниками в Орде. А о славном купеческом прошлом Твери напомнит памятник Афанасию Никитину, который в XV веке совершил экзотическое путешествие по Турции, Персии и Индии, которое сам же и описал в сочинении «Хождение за три моря».

Самая древняя существующая постройка Твери относится к 1564 году, ко временам Ивана Грозного. Это довольно сильно перестроенная церковь Белой Троицы.

В 1763 году центр Твери почти полностью сгорел, и недавно взошедшая на престол Екатерины II решила город перестроить, да не абы как, а заново – по генеральному плану. Над новым городом работала целая комиссия лучших архитекторов того времени: в итоге получилось впрячь в одну телегу коня и трепетную лань. В центре города появилось так называемое парадное трехлучие, как в Риме или Версале (идет оно от площади, которая сейчас носит имя Святого Благоверного князя Михаила Тверского).

Средний луч – по Большой московской улице (теперь Советской) – завершался колокольней, к сожалению, снесенного Спасо-Преображенского собора. Правый – по улице Косой Новгородской (ныне Вольного Новгорода) – выводил к Волге. И, наконец, левый луч – по Косой Новоторжской (теперь просто Новоторжскаой) — венчался башней Кремля. Сейчас на этом месте стоит гостиница «Центральная».

Кремль, кстати, тогда же и разобрали. И совместили это проектировщики с петербургской прямолинейной схемой улиц. Типовые фасады для домов разрабатывал сам Матвей Казаков. При Екатерине облагородили набережную Волги, придав ей столичный, петербургский лоск.

Так Тверь стала и долгое время оставалась образцовым провинциальным городом. В 1809 году сюда из Петербурга командировали знаменитого зодчего Карло Росси. Благодаря ему приобрела окончательный вид набережная, построен Христорождественский собор, реконструирован путевой дворец.

Если походить по некоторым улицам Твери, по той же Советской, можно подумать, что это один из районов Санкт-Петербурга. Не зря же есть поговорка: «Тверь-городок – Петербурга уголок».

Tverr.jpg

ТАСС

«Двор Пролетарки, казармы, «Париж»

Совсем друга Тверь – это Морозовский городок. Он был создан для рабочих «Бумагопрядильной, ткацкой, красильно-отбельной и ситценабивной фабрик Товарищества Тверской мануфактуры», фактически принадлежавшей семье купцов Морозовых.

Один из основателей фабрики – Савва Васильевич Морозов (не путать с его внуком Саввой Тимофеичем, который был спонсором революционеров). За 60 лет капиталисты Морозовы построили на окраине Твери огромный рабочий городок. Помимо производственных зданий и жилых казарм, здесь было все для комфортной жизни людей: баня, народный театр, конный двор, школа, детский сад, роддом, дом престарелых, больница, пожарное депо, пекарня и магазины. Всего несколько десятков зданий.

Самое грандиозное – «Париж». Раньше это был дом имени Варвары Алексеевны Морозовой. А французское прозвище получил за то, что был построен после победы проекта Морозовского городка на выставке в Париже.

В советское время район стал «Пролетаркой» – по названию фабрики. Когда-то здесь жили знаменитый советский актер Борис Зельдин, не менее известный писатель Борис Полевой – автор «Повести о настоящем человеке» – и музыкант Михаил Круг. Именно он напишет про эти места:

«Двор Пролетарки, казармы, «Париж»,
где-то ямщик едет там за углом…»

Красный кирпич, большие закругленные сверху окна, сочетание узких оконных проемов, многочисленных башенок и надстроек – вроде бы, красота. Но большинство зданий, увы, разрушается, лишь единицы реконструированы. И атмосфера от того здесь немного мрачная.

От «Лондона» до Москвы

Мимо Тверской губернии вообще проехать было сложно. Вот и Александр Сергеевич Пушкин, даром что регулярно курсировал между Санкт-Петербургом и Москвой, останавливался частенько в местных гостиницах: отдохнуть и перекусить. В Твери у него родилось такое четверостишие.

У Гальяни иль Кольони
Закажи себе в Твери
С пармезаном макарони
Да яичницу свари.

Гостиница Гальяни в Твери с тех пор не раз перестраивалась, сейчас здесь банк, а о том, что в доме бывал поэт, напоминает только памятная табличка.

А вот другой классик – Михаил Евграфович Салтыков-Щедрин два года прослужил в Твери вице-губернатором.

Ещё одна знаменитая тверская гостиница «Лондон» (теперь «Гранд-отель Звезда») находится на пешеходной Трехсвятской улице. Позволить себе проживание в ней могли только состоятельные люди: снять номер на сутки стоило от 1 до 2,5 рублей – большие деньги по тем временам. Зато у постояльцев были привилегии – живая музыка по вечерам, бесплатные звонки по телефону, бильярд, кегельбан, оркестрион.

Образец современной гостиницы в Твери – «Панорама», которая занимает верхние этажи бизнес-центра. Напоминает здание «рюмку», но с крыши вид на город, конечно, потрясающий.

Царские хоромы художников

Не каждый музей может похвастаться таким помещением, как у Тверской областной картинной галереи. Хоромы у нее – царские. Безо всякой иронии. Расположена галерея в Тверском Императорском дворце на берегу Волги, ей уже более ста лет . Здание пару лет назад отреставрировали: выглядит оно, что снаружи, что внутри, как сказочный замок с картины.

Сейчас в запасниках галереи – 32 тысячи экспонатов. В экспозиции выставлено лишь 5-6%. Работы белорусских художников, занимают в коллекции музея достойное место. Картин только одного Витольда Бялыницкого-Бирули в Твери хранится больше 20: что-то попало сюда еще при его жизни, что-то передала уже после его смерти личный врач художника.

Есть тут и Сергей Зарянко, и Иван Хруцкий, белорусская графика. «Наташа» Евсея Моисеенко – одна из лучших его вещей. Эта картина никогда не уходила из экспозиции тверского галереи, отмечает ее директор Татьяна Куюкина. И добавляет:

«Наша экспозиция отражает ту большую единую страну, которой мы когда-то были, не только в прошлом веке, но и в XVIII-XIX веках. Вообще, коллекция сложилась таким образом, что в ней широко представлено отечественное искусство. А белорусское мы тоже в какой-то степени считаем отечественным: я говорю о взаимном влиянии, корнях, художниках, которые происходили из Беларуси, и все это создавал очень богатую палитру русского искусства».

Natasha.jpg

Евсей Моисеенко. «Наташа»