Наверх

Гжельская роспись: от ремесла старообрядцев к символу страны

Узнаем секреты старинного русского промысла.

Гжельскую роспись ни с чем не спутаешь — характерные синие розы на белом фоне давно и прочно ассоциируются со старинными народными традициями. А ведь на самом деле необычный цветочный орнамент придумали только в 40-х годах XX века. Да и вообще гжельская крестьянская керамика когда-то была разноцветной, а двухцветный орнамент русские мастера позаимствовали у голландцев. Как зарождался знаменитый промысел, впоследствии ставший настоящим символом России, и какие секреты могли хранить его основатели, расскажут в центре производства гжельской керамики в Подмосковье. Начало лета – прекрасное время для небольшого путешествия в историю.

От старообрядчества – к часовням «под гжель»

Заблудиться по дороге к центру производства керамики в поселке Ново-Харитоново, что в Раменском районе, вряд ли получится. Чем ближе к комбинату, тем чаще вдоль дороги встречаются сувенирные магазины с бело-синими вазами в витринах. Да что там вазы – здесь «под гжель» расписывают даже… храмы. Например, часовня в честь иконы Пресвятой Богородицы «Воспитание», что стоит у шоссе по пути к фабрике. В ней связь с народным помыслом проявилась не только снаружи: часовня чуть ли не единственная в России имеет фарфоровое оформление иконостаса.

Говоря «Гжель», чаще всего имеют в виду не только саму деревню с таким названием, а скопление расположенных по соседству населенных пунктов. Вообще-то, в этих местах когда-то селились староверы – это сейчас здесь уже чуть ли не Москва, а в допетровские времена 60 км от города считалось глушью, идеальным местом, чтобы не попадаться лишний раз на глаза властям. Старообрядческая церковь – действующая - стоит тут и сейчас, как будто и не было революций, коллективизаций и перестроек. Посторонних на ее территорию не пускают.

Часовня в честь иконы Пресвятой Богородицы «Воспитание»


Здешние места всегда были богаты глиной, поэтому и основным занятием жителей было гончарное ремесло. Перед ним даже крепостное право отступило – гжельские крестьяне никогда не принадлежали помещикам, а были приписаны к императорскому двору.

Сначала в ходу у местных мастеров была красная глина. Изготавливали из нее майолику, расписанную яркими красками. Мода на сине-белую роспись на фаянсе, в которую русские художники привнесли свои сюжеты, пришла в Россию из Голландии при Петре I. С этого времени вокруг глиняных месторождений вырастают все больше артельных производств, а в начале XIX зарождается целая фарфоровая империя Кузнецовых. О ее основателе, кузнеце Якове Васильевиче, в округе говорили разное. Ходили слухи, что и дело свое он создал буквально на крови – якобы заехал как-то к нему на постой богатый купец, а на утро нашли этого купца мертвым. А Яков вскоре после этого начал строительство фарфорового заводика.

Как бы там ни было, но Кузнецовы - кстати, тоже старообрядцы - показали себя предприимчивыми дельцами. К концу позапрошлого века род стал практически монополистом фарфорового производства в России, их фабрики работали по всей стране.

А потом грянула революция. Все мелкие и крупные предприятия керамики национализировали, стремление соблюдать традиции быстро заглохло, а в годы Великой Отечественной войны стало уже и вовсе не до фарфора.

Казалось, секреты старинного ремесла утеряны навсегда. Однако в конце 40-х годов XX века, несмотря на тяжелое послевоенное время, производство начали возрождать. Полузабытые технологии удалось не только воссоздать по старым образцам, но и воплотить в них новый единый стиль. Тот самый гжельский цветок, который сегодня можно увидеть на большинстве местных изделий – изобретение здешней «легенды», художницы Натальи Бессарабовой. Сама создавая уникальные росписи, мастерица воспитала и немало учениц, которые потом тоже привнесли в технологию что-то свое. Кстати, несмотря на общее дело, конкуренция в те времена между художницами на заводе шла немалая. Как признаются экскурсоводы, доходило до того, что даже эскизы сжигали у соперниц. Но, несмотря на все интриги, кризисы творческие и финансовые, гжельской фабрике удалось выжить и до наших дней сберечь древний промысел.

Готовые изделия и макеты


Как рождается красота

Все изделия на гжельской фабрике керамики делаются вручную. Процесс это небыстрый. Сначала — эскиз художника. Потом в дело вступает модельщик, который создает гипсовый макет будущего изделия. Кстати, этот этап считается самым сложным, ведь надо очень тщательно рассчитать все пропорции, чтобы уже готовая вещь не деформировалась или вообще не развалилась под воздействием высоких температур при обжиге. Недаром модельщик — самая оплачиваемая на предприятии сегодня профессия, такие специалисты тут на вес золота.

Фирменный знак предприятия: так подлинную гжель можно отличить от подделки


Сам процесс отливки проходит так: в форму заливается шликер — это разведенная водой белая глина, по консистенции похожая на густые сливки. Пористый гипс впитывает влагу, а лишняя глина потом сливается. При этом на стенках формы остается слой фарфоровой массы, похожий на пленку, который приобретает очертания гипсовой модели. Тут тоже есть свои секреты. Выльешь глину рано — на стенках останется слишком тонкий слой, изделие будет хрупким и может не выдержать обжига. Передержишь — тоже плохо, получится грубая болванка. Кстати, сколько в готовом изделии элементов, сколько и разных форм нужно отлить, а потом вручную «склеить» их между собой. Иногда количество деталей доходит до 50.

Все изделия на гжельской фабрике керамики делаются вручную


После первого, технологического, обжига керамику расписывают кобальтом. Причем на этом этапе краска на вазах вовсе не синяя, а скорее, грязно-серая — безупречный небесный оттенок кобальт приобретает только при обжиге. После росписи изделие окунают в глазурь, а потом отправляют по-новой в печь, раскаленную до 1350 градусов. Глазурь становится прозрачной, синева начинает играть, и вот уже мы видим привычные бело-синие узоры. При этом сама чашка или тарелочка после обжига как бы сжимается, поэтому готовая посуда примерно на треть меньше, чем ее первоначальная модель.

Секрет гжельской розы

В местном музее хранятся работы заслуженных мастеров росписи: и тех, кто больше полувека назад возрождал старинный промысел, и современных художников. Многие из них ушли с предприятия в свободное плавание и теперь работают, как в докузнецовские времена, своими «артелями». В селе и сейчас есть династии живописцев – здесь на производстве керамики трудятся целыми поколениями. На фабрике любят рассказывать о 86-летней мастерице, которая до сих пор расписывает тончайшими узорами фарфоровые вазы. И цена на ее авторские произведения на порядок выше, чем у потоковой посуды – мастерство стоит дорого.

А вообще, попробовать себя в качестве живописца сегодня может любой желающий на мастер-классе. Гостям выдается заготовка, уже прошедшая первый обжиг, на которой разрешается нарисовать все, что душа пожелает. Например, можно постараться изобразить тот самый фирменный «кистевой мазок с тенями», который и придает визуальный объем знаменитым гжельским цветкам. Правда, воспроизвести его у неопытного человека вряд ли получится. Вся трудность заключается в том, чтобы краска оставалась на кисти только с одной стороны, тогда и мазок получится полупрозрачным. Чтобы добиться этого, художники тренируются чуть ли не годами.

Попробовать себя в качестве живописца сегодня может любой желающий на мастер-классе


Расписанные туристами изделия вместе с остальной продукцией поступают на финальный обжиг, а потом отправляются к своим авторам, украшать их городские квартиры. Кстати, говорят, одно блюдце с гжельской росписью в хозяйстве обязательно потребует для себя соответствующего дополнения. Так что, есть вероятность со временем собрать у себя целый бело-синий сервиз.

АДРЕСА И ЦЕНЫ

Фабрика «Объединение Гжель» расположена в Раменском районе, п/о Ново-Харитоново, деревня Турыгино. Если отправляетесь на машине, выезжать из Москвы можно по Егорьевскому шоссе через Люберцы. Движетесь до поста ГАИ на Малом Бетонном кольце, через 12 км будет населенный пункт Ново-Харитоново, далее – по указателям. На электричке можно доехать с Казанского вокзала до станции «Игнатьево» или до Раменского, а потом на автобусе.

Записываться на экскурсию - она обойдется в 500 рублей с человека - нужно заранее по телефону: +7-906-055-23-57. Мастер-класс по росписи стоит столько же, лепка дешевле – по 350 рублей с каждого.

А КАК В БЕЛАРУСИ

В Беларуси тоже есть где приобщиться к народным ремеслам. Например, можно научиться валять валенки. В Могилевской области, в Дрибинском районе, уж почти триста лет хранят традиции этого ремесла. Есть желание его освоить – приезжайте, вам разрешат пожить в дер​евенском доме шаповала и научат искусству изготовления теплой и удобной обуви.

Экскурсия на фабрику слуцких поясов будет не менее интересной. Тут придется обойтись без мастер-класса, но посмотреть все равно есть на что, ведь аналогов этому промыслу нет нигде в мире. Предприятие, на котором воссоздали старинные технологии, работает в Слуцке, при нем открыт музей, в котором содержатся уникальные экспонаты со всего света.

А если хочется всего и сразу – добро пожаловать в музей старинных ремесел «Дудутки», что под Минском. Там обещают целое «путешествие в мир стародавних профессий».

​​​Александра Егорова ​