Наверх

Левитановский Плес

Город Плес прославил Исаак Левитан, даже существует поговорка «Плес прославил Левитана, а Левитан прославил Плес». Но и до великого художника Плес был известен под названиями - жемчужина Волги, изумруд Севера, золотой Плес, «русская Швейцария».

Город Плес прославил Исаак Левитан, даже существует поговорка «Плес прославил Левитана, а Левитан прославил Плес». Но и до великого художника Плес был известен под названиями - жемчужина Волги, изумруд Севера, золотой Плес, «русская Швейцария». Не имея никаких архитектурных шедевров, город достиг подлинной гармонии архитектуры и природы, где архитектура стала частью неповторимого волжского ландшафта. Плес издавна привлекал творческих людей – художников, артистов, писателей и музыкантов, давал им покой и вдохновение.

Сейчас Плес по выходным и праздничным дням больше напоминает Рублевку, чем заштатный уездный городок. Сюда едут как на модный внутрироссийский курорт, чтобы «себя показать и других посмотреть». Въезд в город на машинах закрыт, но обилие дорогих иномарок на стоянке перед городом говорит само за себя. Плес воспрянул на гребне туриндустрии – в городе открылось огромное количество дорогих отелей и ресторанов.

Надо сказать, что Плес был дачным местом для москвичей и петербуржцев еще в прошлом и позапрошлом веках. Состоятельные люди снимали здесь дома на сезон, а частные пароходовладельцы, конкурировавшие между собой, ставили в летнее время несколько пассажирских дебаркадеров у берега Плеса. Именно такой Плес мы застаем в знаменитом михалковском «Жестоком романсе», съемки которого проходили в этом городке и отразили всю его купеческую самобытность.

Но культовым местом Плес стал после того, как его прославил в своих картинах Левитан. В 1888 г. он избрал Плес своей летний студией. Мезонин небольшого каменного дома, где он жил с художницей С.П. Кувшинниковой и вид из него запечатлен в картине «Ветхий дворик». Художник гулял по живописным берегам быстрой лесной речки Шохонки, которая на ключах была запружена мельничными плотинами, образовывавшими небольшие водоемы. Здесь была написана поэтическая картина «Осень. Мельница». Над привезенными с собой в Москву плесскими этюдами Левитан работал всю зиму. В следующее лето он пишет знаменитый «Вечер. Золотой Плес», картину «После дождя. Плес», и, конечно же, знаменитую ослепительно-солнечную «Березовую рощу».

Ples1.jpg

После лета 1889 года он увез в Москву более двадцати картин и множество великолепных этюдов. Среди них шедевры, которые принесли Левитану славу лучшего русского пейзажиста. Четвертая поездка Левитана на Волгу состоялась летом 1890 года. Он начал работать над картиной «Тихая обитель», мотив которой вынашивал несколько лет. Художник очень любил эту картину, по ее мотиву написал другую с группой богомольцев на лодке и назвал «Вечерний звон». На ней разместился весь архитектурный ансамбль Плесского собора. Картина «Свежий ветер», законченная в 1895 году, также ведет свою родословную из Плеса. Над ней художник долго работал, прежде чем она стала такой яркой и образной характеристикой Волги. Через несколько лет после волжских поездок на выставке появилась новая картина Левитана «Над вечным покоем» (1893-1894). Небольшая деревянная церковь, изображенная на ней, взята художником из Плеса. По воспоминания местных жителей, они часто встречали Левитана гуляющим на Ключах, на Гремячке, на Соборной горе, в березовой роще, позади больницы. Любимым местом его работы и прогулок была Петропавловская гора. В своих прекрасных произведениях Левитан как бы заново открыл красоту волжского уголка.

С легкой руки Левитана Плес стал «Меккой» русских художников того времени. Бывал здесь старейший русский художник В. Н. Бакшеев. Он встречался в Плесе с Левитаном и его другом художником А.С. Степановым, а сам жил у известного пейзажиста М.X. Аладжалова. Приезжал в Плес на этюды и знаменитый художник В.В. Верещагин. Проездом был И.Е. Репин.

Ples2.jpg

После того как картины Левитана стали знамениты, в Плес стало стекаться еще больше дачников. Любители искусства были просто очарованы красотой этого уголка Поволжья. Рекламу Плесу сделали газеты и журналы того времени, не скупящиеся на похвалу Левитану, и в том числе описывающие живописную природу, служившую ему живой студией для творчества.

К тому времени оживленная торговая деятельность города, характерная для середины XIX века, стала прошлым. Плес превратился в тихий заштатный городок. Здоровый климат, чистый свежий воздух, красивые высокие берега Волги, обилие свежих дешевых продуктов, культурный вид городка привлекали внимание дачников, которые все чаще и чаще появлялись среди купцов и местных ремесленников.

Каждое лето здесь отдыхали семьи учителей, чиновников, приезжавших сюда даже из отдаленных уголков страны, даже из солнечной Астрахани и далекого Ташкента. Москвичи и петербуржцы считали Плес своим старинным курортом.

Летом 1910 года Плес впервые посетил Федор Иванович Шаляпин. Он был гостем местного помещика Щулепникова в его усадьбе Утешное. Его так очаровал Плес, что он купил у Щулепникова усадьбу Хмельницы. По просьбе Шаляпина помещик построил здесь в 1914 году новую большую деревянную дачу. Ее окружал парк, в котором росли молодые липы, а вокруг раскинулась березовая роща.

Почти все местные жители кормились тем, что сдавали дома дачникам. В ресторанах и пивных сидели шумные компании, по вечерам все собирались в летнем театре, которым руководили такие видные режиссеры, как Мендельсон, Орлов-Романовский и другие. О Плесе был написан целый роман «Развиватели» петербургского писателя Г.Т. Северцева- Поливалова, увидевший свет в 1903 г.

Ples3.jpg

Прошло больше века, и история повторяется: Плес вновь в центре внимания московский и петербуржских дачников, и большой мир по-своему лепит судьбы людей маленького городка, которому нет равных по живописности природы.

Елена Шикова