Наверх

07.04.2014

Ржевская старина (Часть 1)

Мы все знаем город Ржев по знаменитому стихотворению Симонова «Я убит подо  Ржевом».  Город ассоциируется с воинской славой и доблестью. Его тысячелетняя история – вереница сражений за независимость и право свободно развиваться. Город после Великой Отечественной войны отстроен заново, но в нем сохранился дух русской старины и исконно русских традиций.


Мы все знаем город Ржев по знаменитому стихотворению Симонова «Я убит подо Ржевом». Город ассоциируется с воинской славой и доблестью. Его тысячелетняя история – вереница сражений за независимость и право свободно развиваться. Сейчас это «Город воинской славы», награжденный орденом Отечественной войны I степени, поле знаменитой Ржевской битвы. Город после войны отстроен заново, но в нем сохранился дух русской старины и исконно русских традиций.


Первым народом, поселения которого близ Ржева устанавливаются не только вещественными, но и письменными источниками, было многолюдное и сильное славянское племя кривичей. Могильные насыпи - курганы, обнаруженные близ Ржева по берегам Волги, принадлежат именно этому славянскому населению и относятся к VIII-XI-XII вв. нашей эры.

Поселения кривичей под Ржевом располагались на водных путях из Ильменского бассейна в р. Днепр. Путь шел по реке Поле, ее притоку Явони, выходил волоком в Селигер, а оттуда спускался Волгой до впадения в нее р. Вазузы, поднимался вверх по этой реке и выходил волоком на верховья Днепра. Наличие связи Верхней Волги с южными и восточными областями древней Руси подтверждают находки монет в кривичских курганах. Близ д. Гульцево в раскопанном здесь кургане были обнаружены византийские монеты императора Ивана Цимихсия - современника киевского князя Святослава, арабский диргем с низовьев Волги и средней Азии и западные монеты с изображением императора Оттона III.


 Экономические и политические связи Верхней Волги в XI-XII веках были ориентированы на Приднепровье. Вот почему в это время волости около Ржева тяготели к возникшему в XI в. Смоленскому княжеству.


01.jpg

Византийские монеты Иоанна Цимисхия


Дата возникновения города Ржева долгое время дискуссировалась историками, в сомнение приводил тот факт, что помимо самого Ржева в Смоленском княжестве был еще топоним "Вержевск". При князе Мстиславе Удалом (герой битвы на реке Калка 1224 г.), владевшим Торопецким удельным княжеством, Ржев входил в состав его владений. Во время войны с родственниками Мстислава Удалого, сыном Всеволода III - Святославом - войска последнего вторглись в Торопецкую землю и осадили "Ржеву, городок Мстислава". Ржев защищал сначала посадник Ярун, который с сотней воинов отбил нападение Святослава, князя Переяславльского, а потом Мстислав Удалой разбил здесь своего противника. Это событие, отмечаемое летописями в 1216 г., считается годом основания города, хотя он, конечно, существовал еще и раньше.


В середине XIII в. Ржев от вымершей линии потомства Мстислава Удалого перешел во владение Александра Невского. При сыне Александра Невского - Даниле Александровиче - Ржев управлялся князьями, находившимися под политическим влиянием Москвы.


В XIV в. усилившееся литовское княжество, пользуясь раздробленностью Руси на мелкие феодальные княжества и зависимостью Руси от татар, стало производить захваты русских земель. В 1356 г. сын литовского князя Ольгерда - князь Андрей захватил Ржев и посадил в нем своего наместника. Закончив борьбу с Тверью, великий князь Дмитрий Донской пытался в 1376 г. отнять Ржев у Литвы. Для выполнения этой задачи он послал на Ржев двоюродного брата князя Владимира Андреевича, но тот взял посад (строения за городскими стенами), а город захватить не смог. Лишь позднее, после Куликовской битвы, Ржев был возвращен в состав московских владений. Герой Куликовской битвы Дмитрий Донской отдал Ржев своему двоюродному брату князю Владимиру Андреевичу Храброму, от имени которого, вероятно город и получил название Ржевы Владимировой.


В 1389 г. великий князь Василий I Дмитриевич не считал Ржев твердо установившимся владением и в договорной грамоте писал, что, в случае отхода Ржева от князя Владимира, он заменит его другими владениями. Переход Ржева в руки московских князей вызывал претензии тверских князей, для которых Ржев и его волости были мостом между волжскими и днепровскими путями.


В конце XIV в. Ржев на время отошел во владение тверских князей. В 1399 г. тверской князь Михаил Александрович завещал Ржев своему сыну Ивану. Однако невыгодно было московским князьям оставлять Ржев в руках своих политических противников, город вновь перешел к князю Владимиру Андреевичу Храброму. В его руках он оставался до 1405 г., а с этого времени перешел непосредственно во владение князей московских.


В начале 40-х гг. XV в. город принадлежал Дмитрию Шемяке . Василий II (Темный) в период междоусобной войны со своими родственниками должен был искать помощи Твери и под давлением обстоятельств в 1447 г. уступил Ржев тверскому князю Борису Александровичу. Однако население города и крепкое боярство не хотело уходить из-под власти Москвы. Борису Александровичу удалось получить Ржев только после трехнедельной его осады. Этими обстоятельствами воспользовались литовские князья. Они пытались вновь овладеть городом, но потерпели неудачу. К концу правления Василия II Ржевское княжество вновь стало владением Москвы.


02.jpg

Речка Холынка. Фото С.М.Прокудина-Горского. Начало 20 в.


В XIII-XV вв. город занимал берег Волги при впадении в нее речки Холынки. На самом мысу, у крутых берегов обеих рек, располагался Ржевский кремль. От кремля сохранилась насыпь, с западной стороны - следы рва (так называемая "Арка"). Ржевское княжество в XIV-XV вв. охватывало весь бывший Ржевский уезд и Южную часть Осташковского. С севера оно граничило с Новгородом, с востока - с Тверским княжеством, с запада - с новгородскими владениями и с Литвой, с юга - со Смоленским княжеством. Ржев с территорией его княжества в XIV-XV вв. не раз переходил из рук в руки. Ржевское княжество лежало на стыке трех крупных политических сил Восточной Европы: Москвы, Твери, Литвы. Оно было мостом из Волги в Днепр, из Волги в систему рек Ильменского бассейна, и недаром в это время Ржев служил предметом ожесточенной борьбы между
тремя великими княжествами.


От литовских князей Ржевское княжество принимало на себя первые удары во время их агрессии на Восток. Памятником этой длительной борьбы с Литвой является легенда, хранившаяся в памяти населения города до начала XX в. Легенда рассказывает, что в городе княжил князь Владимир, умер и был похоронен в Ржеве. После смерти постоянно
являлся на белом коне, вооруженный одним белым платком. Литва много раз нападала на город. Стоило князю появиться на высоком холме и махнуть платком на осаждающих, как они, ослепленные, обращались в бегство. Конь князя так громко ржал, что испуганные литовцы стремительно бросались с крутизны в Волгу и, не достигнув противоположного правого берега, гибли. Каждую ночь князь дозором обходил свой город, и каждый вечер горожане у стены ставили новую пару сапог. Множество новых сапог износил князь, но однажды поленились горожане или забыли поставить новые княжеские сапоги… С той поры осерчал князь на своих подданных и покинул город.


Историки пытались объяснить, к какому князю Владимиру относится легенда - к Владимиру Мстиславичу (конец XII-начало XIII вв.) или Владимиру Андреевичу Храброму. Трудно в легенде искать исторических лиц. Она скорее свидетельствует о той длительной борьбе, которую вели жители города и княжества с XIII по XVII вв. с западными соседями, пытавшимися их поработить.


Понятна и позиция Ржева в XV в., когда им пытались овладеть тверские князья, бывшие союзниками Литвы, население Ржева сопротивлялось переходу его во владения Твери.
Росшее Московское княжество зорко следило за Ржевом. Он был ему нужен и как опорный пункт на западном рубеже Руси, и как территория, отрезавшая соперницу Тверь от непосредственного сношения с Литвой.


В промежутке времени между 1513-1521 гг. младшие представители московской княжеской семьи, правившие Ржевским княжеством, умерли. Великий князь Василий III присоединил Ржев и его волости к общегосударственным владениям. Для города кончилась опасность феодальных войн, грозивших мирному населению в течение четырех веков. С этого времени Ржев стал центром уезда Московского государства.


В Смутное время в Ржеве бывали самозванцы, поляки, шведы. Первого самозванца жители Ржева поддерживали, «предались тени Лжедмитрия», как видно из летописи. В начале XVII в., когда началась польская интервенция, и ставленник Польши Дмитрий II укреплялся в Тушинском лагере под Москвой, отряды поляков бродили не только кругом Москвы, но и проникали дальше, доходили до Верхней Волги. В 1609-1610 гг. они захватили Ржев и сдали город польским войскам Сигизмунда III, проникшим сюда из-под Смоленска.


В конце 1612 г. польские интервенты были изгнаны из Москвы. На царство был "посажен" Михаил Романов, но отдельные шайки интервентов бродили еще по Руси, грабя деревни и города. Огромное зло русскому населению причинял большой конный отряд поляков во главе с Лисовским. В 1613 г. он напал на Ржев. Ржевитяне, находясь под впечатлением ужасов пережитой польской интервенции, решили защищать город до последних сил. Штурм города, произведенный Лисовским, был отбит. Осаждённый поляками город под командованием боярина Фёдора Шереметьева оказал врагам достойный отпор. Боясь преследований, Лисовский отступил на восток, вниз по Волге.


Необходимо отметить, что по некоторым сведениям Лисовскому удалось все же захватить часть города вне крепостных стен. Это нынешний район Красноармейской стороны. Жители не успели спрятаться, и бандиты Лисовского учинили страшную резню. Как вспоминают очевидцы, кровь лилась ручьями и стекала в сторону Волги. Оправившись от трагедии, оставшиеся в живых ржевитяне возвели на этом месте храм Спаса. В народе его долго называли Спасом на Крови.


Страшное опустошение принесла польская интервенция Ржеву и его уезду. Город запустел: часть населения была перебита, часть бежала в другие города. В деревнях, окружавших город, земли не обрабатывались. Многие деревни так и не смогли возродиться вновь. Захват поляками Смоленска, близость польской границы делали из Ржева тыловую крепость Московского государства. Город был усилен военно-служилой частью населения. Здесь были поселены стрельцы, пушкари. В период войны Московской Руси с Польшей и при Михаиле и при Алексее Романовых Ржев на раз был сборным пунктом дворянских ополчений и стрелецких полков.


С окончанием XVII в. над Россией взошло солнце царя реформатора Петра I, его реформы не могли обойти стороной и Ржев. Что собой представлял город на рубеже века XVIII? Ржев сохранял вид старого города Московской Руси: имел деревянные рубленые стены, десять деревянных башен, из которых две были проездные, т.е. имели ворота, остальные были глухими. Окружность укрепленной части города достигала 1280 метров.


Как город, лежавший на пути к западной границе, Ржев имел торговое значение. На это указывает значительное количество купечества (1519 чел.), жившего в городе.

В первые десятилетия XVIII в. в Ржевском уезде возникло два железноделательных завода. Они принадлежали ржевскому посадскому человеку Максиму Ситникову и крестьянину Осташковской слободы Игнатию Уткину. Ржев во времена Петра I имел орган управления - Магистрат, который состоял из бургомистра и ратманов, выбиравшихся из наиболее зажиточной части местного купечества.


Ржев в XVIII в. являлся одним из центров раскола (старообрядчества). Раскольниками были многие из горожан. Из раскольничьих семей вырастала крупная буржуазия. Записанные в раскол купцы по закону не должны были выбираться на должности в городе. А так как выборная городская служба была в то время не столько почетным, сколько ответственным делом за интересы государственной казны, ржевское купечество протестовало против недопущения раскольников-купцов к городскому управлению.

«Дела Петровы ещё дела антихристовы», — говорили купцы-старообрядцы, которых в городе было немало. Всё, что нарушало старый порядок, вызывало бурное противодействие, даже новый план городских властей по благоустройству и расширению улиц привёл к бунту.


В Ржеве, разделённом рекой на 2 части, со времен церковного раскола исторически сложились два религиозных центра. На правой, Князь-Дмитровской, стороне «правили» купцы-старообрядцы. На левой, Князь-Фёдоровской, — никонианцы, сторонники Никона. Соперничество между ними носило крайне враждебный характер, и часто в разговорах звучало «наша сторона» или «та сторона». Ржев можно было назвать старообрядческим городом: по данным о распространении старообрядчества в Тверской губернии в XVIII-XIX вв. их основным местным центром был город Ржев, где из общего числа старообрядцев губернии 7 775 человек, проживало 6 416. Влиятельное купечество с его капиталами, большинство которого было старообрядцами, обеспечивало себе большой вес и экономическое господство в городе.


В 1768 г. Новгородский губернатор Сиверс подал в сенат любопытный доклад, где он описывает состояние города: "Ржев Володимиров,- писал он, - может поспорить с Торопцом: одно худо, что между жителями капитальных людей мало, вредят своей торговле, занимая большие капиталы у англичан и других за весьма высокие проценты. У них споры с разночинцами, особливо пушкарями и ямщиками о землях. Вкоренившийся здесь раскол - порок всему городу".


В крепкой схватке старого московского быта, представленного расколом, с начавшейся с XVIII в. европеизацией части буржуазии Ржева можно наблюдать элементы нового. В 1767 г. в наказе своему депутату в законодательную комиссию ржевские купцы требовали изменения законов о векселях и освобождения от постоя войск домов горожан, требовали и организации почты от Ржева до Торжка, так как при торговле с Петербургом "здешнее купечество - в пересылке писем испытывает крайнюю нужду".


03.jpg

Изобретатель-самоучка Т.И.Волосков


Из среды ржевской буржуазии вышел и известный в XVIII веке самоучка Т.И.Волосков. Обучившись грамоте, он пристрастился к чтению книг. Его интересовали книги по механике. Увлечение физикой и механикой побудило его приняться за конструирование часов, которые показывали и месяц, и недели, и фазы луны. Часы были сделаны и хранились в Ржевском краеведческом музее. Во время оккупации города немецкими войсками в период 1941-1943 гг. были утрачены.


По губернской реформе 1775 г. Ржев стал уездным городом и вошел в состав Тверской губернии. В это время он был не только административным центром, но и одной из значительных пристаней, куда сходились товары с верховьев Волги, из южных и юго-западных губерний России. Росшая ржевская буржуазия имела во второй половине XVIII века значительные торговые обороты, доходившие до 850-900 тыс. рублей в год. В городе насчитывалось до 159 цеховых ремесленников: кузнецов, сапожников, красильщиков и набойщиков по холсту. Вместе с ростом ремесла для второй половины XVIII в. было характерно появление в Ржеве мануфактур. В 1783 г. в Ржеве были такие промышленные предприятия:


- 2 кожевенных, вырабатывающих продукции на 1500 руб,
- 15 канатных - с выпуском продукции на сумму 100 113 руб.,
- 2 кирпичных,
- 1 сальный,
- 2 воскобойных
- 3 предприятия по выработке натуральных красителей для ткани кармина, бакана,

а всего 23 предприятия, выпускавших продукции на 119 913 руб.


Основную отрасль ржевской промышленности в XVIII в. составляло пенько-прядение и канатное производство. Это было обусловлено большой потребностью Российского флота.


04.jpg

Вид на Ржев. С картины А.Я.Волоскова. 1856 г.


На базе местного сырья работали маслобойная, льнообрабатывающая, лесопильная, кожевенная, кирпичная мануфактуры. На строительство Петербурга ежегодно поставлялось множество рабочих инструментов, дерева и кожи, для флота здесь ткали парусное полотно, вили верёвки и канаты. Из западных губерний и с Украины в Ржев доставляли хлеб и другие продовольственные товары, а из Ржева они уходили в новую столицу. В течение лета более 100 барок, а зимой до 7 тысяч обозов развозили товары в другие города России. На торговой площади Ржева, где стоял гостиный двор со 105 каменными лавками, ежегодно проходили две ярмарки — Сборная и Петровская. Из окрестных сёл и деревень в город приходило до 8 тыс. человек для работы на многочисленных пристанях и предприятиях грузчиками, трепачами льна и пеньки, бурлаками и лоцманами.


Елена Шикова

(Окончание следует)