Наверх

Белорусско-российское сотрудничество

Американский журналист впечатлен посещением Беларуси

Я только что вернулась после второй длительной поездки в Белоруссию. Западные СМИ, следуя воле наших правительств, старательно рисуют чудовищный образ этой малоизвестной страны, поэтому я считаю нужным рассказать о ситуации в ней. При этом я советовала бы читателям самим ее посетить и непосредственно ознакомиться с белорусской культурой, белорусской экономикой, белорусским гостеприимством и белорусским национальным характером. Среди прочего я побывала на международной конференции по сопротивлению нацизму и фашизму, открывшейся в Бресте 22 июня – в 70-ю годовщину вторжения нацистов в СССР. В этой стране, потерявшей в войну от четверти до трети населения, память об опустошительном иноземном нашествии и о героизме тех, кто ему противостоял, по-прежнему жива и сильна. Опасно расположенная между Европой и Россией, скупо одаренная природными ресурсами Белоруссия приложила немало усилий, чтобы построить успешное независимое государство. И сейчас она не собирается терять свой суверенитет.

Я только что вернулась после второй длительной поездки в Белоруссию. Западные СМИ, следуя воле наших правительств, старательно рисуют чудовищный образ этой малоизвестной страны, поэтому я считаю нужным рассказать о ситуации в ней. При этом я советовала бы читателям самим ее посетить и непосредственно ознакомиться с белорусской культурой, белорусской экономикой, белорусским гостеприимством и белорусским национальным характером. Среди прочего я побывала на международной конференции по сопротивлению нацизму и фашизму, открывшейся в Бресте 22 июня – в 70-ю годовщину вторжения нацистов в СССР. В этой стране, потерявшей в войну от четверти до трети населения, память об опустошительном иноземном нашествии и о героизме тех, кто ему противостоял, по-прежнему жива и сильна. Опасно расположенная между Европой и Россией, скупо одаренная природными ресурсами Белоруссия приложила немало усилий, чтобы построить успешное независимое государство. И сейчас она не собирается терять свой суверенитет.

США и другие западные страны не прекращают нападать на режим президента Александра Лукашенко с тех пор, как он в начале 1990-х годов отказался следовать примеру остальных постсоветских стран – то есть продавать олигархам государственные предприятия, разрушать системы социальной защиты и устанавливать в стране клептократический мафиозный капитализм. При Лукашенко Белоруссия постепенно превратилась в сильную социально ориентированную рыночную экономику, сохраняющую самые высокие в СНГ темпы роста даже в нынешний период финансовых трудностей (по данным Межгосударственного статистического комитета СНГ, с января по апрель 2011 года рост белорусского промышленного производства в годовом исчислении составил 12,9%). При этом страна сохранила бесплатное здравоохранение, трудовое законодательство, социальные службы, пенсионные программы, низкий уровень безработицы, государственное субсидирование жилья и коммунальных услуг, а также высокий уровень образования. Именно из-за этого Белоруссия оказалась под огнем западных стран, обанкротившиеся правительства которых теперь как одержимые твердят своим гражданам, что «другого выбора нет» - нужно резко сокращать (а то и отменять) пенсионные и социальные программы, увольнять государственных служащих, делать гибче трудовое законодательство, приватизировать образование и здравоохранение. Расположенная по соседству с пораженной кризисом Европой Белоруссия - не просто бельмо на ее глазу. Она - живое доказательство лживости европейской и американской неолиберальной пропаганды.

Сейчас нападки на режим Белоруссии и на ее экономическую модель заметно усилились. Белорусская экономика – анклав ориентированного на экспорт производства поблизости от западных экономик потребления. В Советском Союзе Белоруссия была промышленным центром. Она снабжала техникой, а также нефтяными и химическими продуктами всю советскую сферу влияния, получая с востока сырье и энергоносители. 75% ее экономики ориентированы на экспорт. 80% от нее составляют принадлежащие государству предприятия. В стране также много частно-государственных партнерств. Предприятия поменьше в основном целиком частные. В последнее время в страну приходят большие объемы иностранных инвестиций, в частности от Китая, вкладывающего средства в инфраструктурные проекты. С ним у Белоруссии существует уникальная программа кредитного свопа. В 2010 году белорусский ВВП вырос на 7,6%. Признаки роста заметны повсеместно. Сейчас их значительно больше, чем два года назад, во время моего прошлого визита в Белоруссию. Весь Минск утыкан строительными кранами.

Первое, что бросается в глаза в Белоруссии – это чистые улицы без мусора и сигаретных окурков. Второе – огромное количество деревьев и парков в городах. Тех, кто привык считать Белоруссию архаичным советским захолустьем, также сперва удивляет обилие современных машин и мобильных телефонов и космополитический образ жизни белорусов. Белорусская кухня – здоровая и вкусная. Она использует местную сельхозпродукцию – недорогую и экологически чистую. Вдобавок на продовольственной торговле в Белоруссии не паразитируют алчные сети супермаркетов. Помидоры в этой стране – это действительно помидоры, красные внутри и с настоящим помидорным вкусом, а не белесые и безвкусные, как на Западе. Коэффициент Джини, показывающий уровень равенства годовых доходов, в Белоруссии превосходный – 29,7 %. Это намного лучше, чем во Франции, США или соседних России и Польше. В Белоруссию из других стран СНГ стекаются иммигранты. Люди бегут от коррупции, преступности и наркотиков к низкому уровню преступности, низкой безработице, социальным службам, чистым улицам и зеленым городам.

Вот почему правительство президента Лукашенко действительно пользуется популярностью у большинства белорусов, которые могут сравнить изменения, произошедшие за последние 20 лет в их стране с тем, как развиваются события в соседних странах. Для Запада с его стремлениями к «демократической» смене режима эта популярность представляет серьезную проблему.

В январе этого года, как раз когда русские сильно подняли нефтяные цены, Белоруссия пережила масштабную спекулятивную атаку на свою валюту. Русские контролируют 37% белорусского банковского сектора, и, как сообщают минские аналитики, в начале этого года российские банки начали сбрасывать белорусские рубли. В январе за белорусские рубли было продано в 50 раз больше иностранной валюты, чем в декабре, и эта тенденция сохранилась и в феврале, и в марте. Это вызвало желаемый эффект - 33% инфляции в первом полугодии, общую панику и массовое изъятие вкладов, а также попытки белорусов обратить свои сбережения в доллары или золото. Центральный банк был вынужден девальвировать белорусский рубль. Что бы ни писали некоторые СМИ, правительство не включало печатный станок. Кстати, спекулятивная атака в новостях не освещалась. Например, агентство РИА Новости заявило: «Белорусский рубль обрушился в первые пять месяцев этого года в результате серьезного дефицита торгового баланса, щедрых повышений зарплаты и раздачи правительством кредитов перед прошедшими в декабре 2010 года президентскими выборами. Все эти факторы вызвали резкий рост спроса на иностранную валюту». Однако дефицит торгового баланса для Белоруссии не новость, и сам по себе он не мог бы вызвать коллапс национальной валюты, а из роста зарплат и раздачи кредиты логически не вытекает рост спроса на иностранную валюту.

По словам жителей Минска, главной проблемой этой весны не было отсутствие продуктов на полках, как пишут на Западе. Затруднения вызывали, скорее, рост цен, нехватка иностранной валюты и накопление запасов, иногда нарушавшее цепочку поставок. Когда я была в стране в середине июня, полки были полностью забиты, в магазинах и на рынках было множество покупателей, а на бензоколонках не было очередей, о которых сообщали западные СМИ. Сейчас инфляция, по-видимому, стабилизируется. Протесты торговцев на западной границе Белоруссии широко освещаются в западных СМИ, выискивающих любые признаки народных волнений. При этом они редко упоминают о том, как сильно вывоз дешевых белорусских товаров и бензина на Запад для перепродажи вредит экономике Белоруссии, особенно в контексте текущих экономических трудностей. Чтобы избежать ущерба, правительство решило принять меры, запретив пересекать границу чаще, чем раз в пять дней (раньше торговцы часто пересекали ее по пять раз в день), и ограничив количество вывозимых товаров. Нехватка иностранной валюты привела также к задержке оплаты счетов за российскую электроэнергию, поставщик которой требует расплачиваться с ним в долларах. В результате российская компания несколько раз временно прерывала поставки электроэнергии в Белоруссию. Впрочем, значение подобных демонстративных действий, о которых также много писала западная пресса, в большой степени преувеличено, так как Россия поставляет лишь 12% потребляемого Белоруссией электричества, и к отключениям электроэнергии эти перебои с поставками не приводили.

Падение курса белорусского рубля заставило правительство искать кредитов за рубежом. Оно обратилось к МВФ с просьбой предоставить кредит на восемь миллиардов долларов, и МВФ ответил, что кредит может быть предоставлен на обычных условиях – программа структурной перестройки, приватизация, замораживание уровня зарплат, плавающий курс белорусского рубля и так далее. МВФ упрекает правительство в том, что оно так и не выполнило аналогичные условия, на которых ему был предоставлен прошлый кредит, выданный в 2009 году, во время мирового финансового кризиса. Так, например, правительственное ведомство по контролю за приватизацией было создано, но сама приватизация так и не состоялась. При этом, с другой стороны, журналисты редко упоминают о том, что МВФ похвалил шаги белорусского правительства по борьбе с финансовым кризисом - в частности повышение процентных ставок и меры по поддержке бедных и безработных.

Впрочем, независимо от того, получит ли Белоруссия кредит МВФ или нет, она отходит от традиционного для нее сопротивления приватизации, так как Минск получил срочный кредит на сумму в три миллиарда долларов от контролируемого Россией Евразийского экономического сообщества - также на условиях, предусматривающих приватизацию в течение трех лет государственных предприятий на сумму в 7,5 миллиарда долларов. Таким образом, частично российские олигархи добьются своего. Первый транш этого кредита - 800 миллионов долларов – Белоруссия получила 21 июня, что позволило ей справиться с рядом финансовых проблем, требовавших непосредственного решения. Впрочем, возможно, русским не удастся дешево получить желанные активы – бенефициарами приватизации могут оказаться не они. Сейчас обсуждаются фактические продажи и IPO, и президент Лукашенко ясно дал понять, что по белорусским законам при приватизации государственных предприятий должны строго соблюдаться определенные условия. 17 июня он заявил: «Условия прописаны - чтобы развивалось предприятие, чтобы его не закрыли, чтобы работники получали каждый год больше заработную плату, социально были защищены и главное, чтобы модернизировалось это предприятие. То есть придешь, купишь, но вкладывай средства, чтобы оно развивалось». 30 июня Венесуэла, с которой у Белоруссии существуют прочные дипломатические и экономические связи (среди прочего она поставляет Белоруссии нефть), проявила интерес к приобретению акций белорусских компаний. Аналитики в Минске также предупреждают, что страна переориентируется с России на Китай. Готовится размещение на иностранных фондовых биржах части акций гигантской государственной компании «Беларуськалий», производящей калийные удобрения. Национальный газопровод, вероятно, достанется «Газпрому». Судьба остальных выставленных на продажу государственных предприятий пока неизвестна, однако президент Лукашенко недавно заметил: «Хочу твердо заверить вас: рискованных экспериментов, неприемлемого падения жизненного уровня мы не допустим. Мы продолжим реализацию белорусской экономической модели, которая за полтора десятилетия в разных и трудных условиях доказала свою устойчивость».

Сейчас экономика, судя по всему, демонстрирует признаки стабилизации. Несмотря на финансовые проблемы, белорусская задолженность остается на впечатляюще низком уровне – с учетом последних кредитов государственный долг Белоруссии, как внешний, так и внутренний, не превышает 45% от ВВП. «Потолок» внешнего долга - 25% от ВВП. В мае правительство сообщило о небольшом превышении экспорта над импортом – в размере 116 миллионов долларов. Вероятно, это стало следствием введенных этой весной ограничений на импорт. Министерство финансов понизило свой прогноз роста ВВП на 2011 год до 4,5%, а Всемирный банк – до 2,5%. Впрочем, даже при 2,5% роста белорусская экономика явно выстоит. Интересно, что Всемирный банк не считает белорусскую модель жизнеспособной, хотя скорее ему бы следовало озаботиться жизнеспособностью американской модели с ее основанным на кредитах потреблением и заоблачным внешним долгом.

В июне на фоне этих финансовых проблем западные страны продолжили давление, рассчитывая воспользоваться текущей обстановкой, чтобы дестабилизировать режим в Белоруссии. Сейчас санкции обрушиваются на Белоруссию со всех сторон.

И гражданское общество не упустило возможность, которую ему предоставили американские «технологические лагеря» и финансовые трудности Белоруссии. В июне белорусские оппозиционные организации начали разворачивать новое движение под названием «революция через социальные сети».

Я говорила о протестах с разными людьми, в том числе с молодежью. Один молодой человек, когда он узнал, что я из США, заявил мне, подняв большой палец: «Флэшмоб! Круто!» Для него во всем этом было больше от уличного праздника с шумом, барабанами и аплодисментами, чем от политической акции. Еще один молодой человек сказал мне: «Когда я читаю западную прессу, я не верю, что они пишут про мою страну. Неужели я живу в зоне военных действий?» По видеозаписям также видно, что люди, собравшиеся на митинг, живут неплохо.

Я могу только пожелать правительству и народу Белоруссии не потерять мужества и успешно отстоять свою независимость. Участники международной конференции по сопротивлению нацизму, проходившей в Бресте, неоднократно говорили о героической отваге и силе, которые белорусский народ проявил в годы войны перед лицом вторжения с запада. Белорусам придется еще некоторое время проявлять эту силу характера, так как атака на Белоруссию еще не закончена. Однако им не привыкать – они готовы бороться.

Мишель Бранд – независимый журналист и исследователь из США, сейчас проживает в Париже.

"Global Research" (Канада), 25.07.2011