Наверх

22.07.2022

Автор: Максим Чижиков

Фото: Из личного архива Вячеслава Сутырина

Вячеслав Сутырин: «Страны, которые являются верными союзниками России, много выиграют в плане безопасности »

Проректор Государственного академического университета наук, исполнительный директор Ассоциации внешнеполитических исследований имени А.А. Громыко рассказал нашему корреспонденту об итогах Конкурса молодых международников СНГ и будущем Союзного государства.

В этом году в Форуме финалистов Конкурса молодых международников СНГ имени А.А. Громыко приняли участие представители 13 стран – весь СНГ плюс Донецкая и Луганская Народные республики. И темы там были затронуты глобальные, важные для Москвы и Минска. Беседует Максим Чижиков. 

– Тема форума в этом году звучала крайне актуально – «Будущее постсоветского пространства в условиях трансформации миропорядка». Это же не случайно?

– Надо обсуждать ключевые темы. На то это и молодые международники. Они не должны бояться обсуждать будущее, тем более, когда в мире происходят такие глубокие и стремительные изменения.

– И каким они видят это будущее?

– Во-первых, экспертное сообщество по-разному реагирует на сложившуюся ситуацию. Для некоторых изменения кажутся стремительными и пугающими. Они отказываются их понимать и изучать. Они пытаются убедить себя, что все остается по-прежнему, что ничего сильно-то не изменилось. Мы это хорошо видим на примере того, как многие исследователи до сих пор обсуждают, что мы живем в глобальную эпоху, что глобализация необратима, и она будет продолжаться. А все разговоры про деглобализацию, про распад мира на макрорегионы или на блоки – это все популизм.

И с точки зрения молодых исследователей показалось интересным то, что большинство из них новую реальность принимают. Они понимают, что происходят очень глубокие изменения, и что как было, уже не будет. И это является точкой отсчета их анализа. И поэтому многие из них фактически живут в новой реальности, пытаясь ее осмыслить. Может быть, кому-то из них не хватает опыта, знаний, чтобы выстроить обоснованные прогнозы или чтобы всесторонне понять происходящие события, но они более открыты к изменениям и более чувствительны к меняющейся конъюнктуре, к меняющимся мировым процессам и процессам в постсоветском пространстве. Они понимают, что им предстоит жить в новом мире и не стоит цепляться за старый мир, которого уже больше нет и не будет.

В этом году очень много работ было про санкции, про санкционную политику западных стран, про губительные последствия этой политики, про разрушения, которые она несет. А с другой стороны – про контрмеры. У многих тезис был такой – мы не должны ограничиваться только реагированием, попытками противодействия. Мы должны создавать свою реальность, свою повестку, свой образ будущего, продвигать его, не пытаясь только отбиваться. А пытаться задавать те тенденции, что будут формировать будущее, в том числе и в моменте санкционном.

– Какие звучали конкретные предложения?

– Их было много и в контексте Союзного государства, и в контексте Евразийского экономического союза. Одно из предложений – надо взять передовые научно-исследовательские центры, которые занимаются, с одной стороны, фундаментальными, а с другой, прикладными исследованиями, например, предприятия оборонно-промышленного комплекса Беларуси и Курчатовский институт, и сформировать между ними не просто соглашение о сотрудничестве, а постоянные обмены молодыми сотрудниками. Создать такие площадки между этими структурами, на которых сможет стажироваться и работать молодежь. И тем самым будет создаваться пространство опережающего развития, а не догоняющего. Использовать наши ключевые научные разработки для того, чтобы менять мышление молодежи, чтобы она получала новое содержание для своей работы и деятельности. Не просто пыталась повторять какие-то формулы, которые часто в экспертном сообществе, особенно, молодежном, навязывают извне. Известно, что западные НПО работали по этой теме на протяжении десятилетий и в России, и в Беларуси, и в других странах. И они формировали картину мира у молодежи.

Об этом тоже были работы. Например, что такое «зеленая повестка» ЕС, которую нам очень тщательно навязывали несколько последних лет, в том числе, и в Беларуси. Даже протесты ЕС поддерживал экологические, да и в России – тоже. С одной стороны, за ней кроются конкретные интересы Евросоюза. Он не самодостаточен с точки зрения энергетики, в отличие от Союзного государства, которое благодаря российским ресурсам полностью обеспечивает себя энергоносителями. Беларусь, в этом смысле, может не беспокоиться, оставаясь в союзе с Россией, она будет иметь достаточно ресурсов для развития. У Евросоюза этого нет, и они хотели компенсировать этот дефицит переходом на альтернативные источники энергии, а заодно убедить сопредельные страны, что за этим будущее и навязать им свои стандарты в этой сфере, чтобы продавать им свое оборудование и сделать свой бизнес более конкурентоспособным. Ведь когда другие перенимают их стандарты, то, конечно, они в выигрыше. А нам это зачем, если у нас есть другое, если мы самодостаточны с точки зрения ресурсов? Россия сейчас глобальный игрок с точки зрения энергоносителей.

Были работы про геополитическую ситуацию в Евразии. Те же самые инвестиции, которая Россия сейчас вкладывает в Иран, заключены меморандумы о инвестициях 40 млрд. долларов.

– Беларусь тоже, насколько я знаю, собирается расширять сотрудничество с Тегераном…

– Вот, видите. Ведь это будущее нашего региона. Еще один момент. В рамках форума центральная дискуссия была посвящена будущему интеграции Луганской и Донецкой республик в общее экономическое пространство Евразийского союза. Была интереснейшая дискуссия, в которой участвовали парламентарии из России и Беларуси, много раз бывавшие в Донбассе, где занимались проблемами людей, проблемами экономики. А в этом году в конкурсе участвовало много представителей Луганской и Донецкой Народных республик, целый ряд молодых лучших экспертов оттуда приехали в Москву и участвовали в работе форума.

Мы дискутировали на тему, какое будущее ждет государства. И даже потому, как ставили вопросы другие участники из других стран, и не только Беларуси, но и Центральной Азии, они тоже понимают, что Россия туда приходит навсегда. Понятно, что ключевую роль будет играть самоопределение народов этих регионов, как они выберут на референдумах, так и будет, но все понимают, что Россия оттуда не уйдет.

Молодые специалисты понимают, что после окончания специальной военной операции евразийская интеграция получит новый мощный импульс. Почему? Потому, что все поймут: Россия обеспечивает военные гарантии, и она – сильная. А значит сильны интеграционные объединения, которые вокруг нее, значит усиливаются ее союзники. И в этом смысле те страны, которые являются верными союзниками России, безусловно очень много выиграют в плане безопасности, и в плане перспектив экономики.

Когда весь мир убедится в этом на практике, то это понимание очень сильно изменит всю конфигурацию на евразийском пространстве. Безусловно, будет передел новых сфер влияния, он уже происходит в мире. И понятно, что сфера влияния Запада сократится, потому что она непропорционально большая. Она не соответствует ни военной, ни энергетической, ни сырьевой мощи Европейского союза. Во многих работах эта проблематика обсуждалась.

– А 28 союзных программ обсуждали ребята?

– Были работы этому посвященные: и сотрудничеству в сфере энергетики, и в области торговли, сотрудничеству в области интеграции правовых систем. Важный момент был связан с обсуждением образа будущего. Мы часто, когда на экспертном уровне обсуждаем эти программы, тонем в деталях, которые, как правило, малоинтересны широкой аудитории. Молодежь старалась нащупать этот образ будущего, форму, которая бы захватывала бы воображение.

При этом в этом году заметно, что обсуждают не только экономику. Только в связке: что без общей исторической политики, без интеграции на уровне идеологии и людей, мы не сможем наладить эффективное сотрудничество в области экономики.