Наверх
Интервью

06.11.2018

Николай Русак: В Беларуси отдыхаю душой

Экс-председатель Госкомспорта СССР, уроженец Минской области и один из героев представленного в октябре в МГУ энциклопедического словаря биографий современников «Вся Россия - XXI век» - о современном спорте, допинге и развитии Союзного государства России и Беларуси

Экс-председатель Госкомспорта СССР, уроженец Минской области и один из героев представленного в октябре в МГУ энциклопедического словаря биографий современников «Вся Россия - XXI век» - о современном спорте, допинге и развитии Союзного государства России и Беларуси.

– Николай Иванович, вы как никто знали советский спорт изнутри. Как вам в 1992 году все-таки удалось объединить команду республик бывшего СССР на летние Олимпийские игры в Барселоне?

– В Госкомспорте я проработал более двадцати лет, последние три года до Олимпиады в Барселоне - в должности председателя. Так сказать, дорос до руководителя. Если сейчас обернуться и посмотреть, что тогда было, то понимаю, что перед развалом СССР были очень трудные годы. Перед нами стояла задача объединить команду и обеспечить победу, причем с большим отрывом от Америки. И мы сделали это: 112 медалей, из которых 45 – золотых. Это была безоговорочная победа. Меня многие спрашивают, как удалось объединить команду? Благодаря тому, что у руля оказались очень толковые руководители. Говорю без ложной скромности и не имею себя в виду. Руководители поняли, что без объединенной команды ничего не получится. В Барселоне все союзные республики получили по медали, доказав целесообразность такого решения. Это были исторические игры. Американцы на всех пресс-конференциях заявляли, что победа за ними. А получилось всё наоборот, мы опередили американцев даже в общем зачете по золотым медалям. К сожалению, такого результата нынешняя Россия не может достигнуть.

– Почему так происходит?

– Основная проблема кроется в организационной работе руководителей. Ведь советский спорт держался на тренировочной работе. Мы изучали свой и зарубежный опыт, сравнивали, брали что-то общее, подгоняли под наших ребят и распространяли его среди различных школ и городских команд. Конечно, наши спортсмены получали нечеловеческие физические нагрузки, работали на износ. Но именно за счет этого мы были сильны. Сейчас, к сожалению, кроме синхронного плавания, художественной гимнастики, у нас нет спортивных направлений, где мы по-настоящему сильны. То же самое касается и Беларуси. Когда-то Белоруссия в составе Советского Союза завоёвывала около тридцати медалей, причем десять из них – золотые. А сейчас – единицы.

– Сразу вспоминается пресловутый хоккей и футбол, который ругают все кому не лень...

–  Командные виды спорта показывают, что деньги не влияют на результат, сколько бы не вкладывали в российский или белорусский хоккей и футбол. На игру влияет только тренировочный процесс. И у нас его попросту нет. Еще одна проблема: нужно выдвигать отечественных тренеров, не гоняясь за пиаром, что вот мы кого-то там перекупили с запада. У нас десятки прекрасно подготовленных тренеров, которые понимают российские реалии, склад характера наших ребят. А нынешняя «узурпация» тренеров по футболу и хоккею ни к чему не приведет, у них нет возможности по-настоящему работать и развернуться.

–  В советском спорте существовал допинг?

–  В СССР было такое слово, но немного в другом понимании, чем сейчас. В Госкомспорте был очень жесткий контроль, и любые медицинские обследования лежали у меня столе. Подозрение на допинг наказывалось пожизненной дисквалификацией, без лишних разговоров. Что касается нынешней вакханалии вокруг российского допинга... Западные СМИ обвиняют наших руководителей. Думаю, это небезосновательные обвинения. Тот же доклад Макларена. Конечно, в нем есть много подтасовок, но есть и здравые зерна. Мы решили выиграть игры любыми путями, а получился большой конфуз. Анализы показывают наличие запрещенных веществ в крови спортсменов. С фактами сложно спорить.

– Какая спортивная победа для вас была самой дорогой?

– Мы долго проигрывали в командном зачете американцам по плаванию. В Барселоне впервые нам удалось завоевать золото. Это позволило в общекомандном зачете выйти на первое место. Мы немного обхитрили американцев: изучили их методику, адаптировали ее под себя. И у нас сразу пошли результаты. Даже сейчас на летней юношеской Олимпиаде этого года мы неплохо показали себя в плавании.  

– Как видите будущее российского и белорусского спорта?

– В белорусском и в российском спорте нужно назначать на руководящие должности специалистов, которые имели бы непосредственно спортивное образование, знали бы спорт изнутри, от А до Я. Чтобы они сами могли подготовить спортсмена и занимались тренировочным процессом. Как это было в советское время.  Без специализированного образования делать в спорте нечего. Это будет похоже на очередную брехню. В России есть толковые тренеры. Я думаю, если нынешний министр спорта сумеет подобрать хорошую команду, Россия может претендовать на лидерство. В спортивном мире Россия должна быть первой.

ВИТЕБСКОЕ ЛЕТО

– Ваша биография попала в Энциклопедию современников «Вся Россия – XXI век». Что бы еще хотели добавить к сказанному в этой книге?

–  Эта книга об истории развития Советского Союза. О том, как мы жили. Что бы я добавил?  Сегодня особенно пристально нужно присматриваться к тем, у кого есть природный ум - царь в голове. Именно так в СССР отбирали работоспособных людей. На руководящую должность выдвигали естественным путем, если человек этого заслужил. Молодым людям желаю учиться быть преданными своему Отечеству. Возможно, прочитав мою биографию в этой книге, кто-то задумается, как себя вести, на кого пойти учиться и чем заниматься в этой жизни.  

– После распада Советского Союза Россия и Беларусь сформировали Союзное государство. Что думаете о нынешнем состоянии российско-белорусских отношений?

– После распада СССР я был на дипломатической службе в Азербайджане, а потом был направлен представителем МИДа и политическим советником российских вооруженных сил в зону грузино-абхазского конфликта. Часто бывал в командировках в Армении, Азербайджане, Грузии. Распад СССР для народа – это была большая потеря. Мне задавали вопрос - зачем это сделали? - я не мог ничего ответить. Беларусь и Россия сумели сохранить взаимоотношения и по сей день, хоть и в другой форме. Но считаю, что Союзному государству пора делать более существенные шаги по сближению. И на корню пресекать проблемы, которые возникают из-за мелких неурядиц. Границы, торговля, роуминг – этих проблем не должно существовать.

– Ваше детство было тяжелым, вы родились на Брестчине перед войной. Как пережили годы оккупации?  

– Себя помню со времен, когда отца призвали в армию и мы поселились в домах офицерского состава возле Брестской крепости. Нас спасло чудо. За три дня до начала войны отец пришел и сказал: «Собирайтесь, отвезу вас в деревню к родителям». Это была Минская область, село Прилепцы. Всю войну прожил там в землянке, под оккупацией. Самое страшное было – это смотреть на повешение подпольщиков и партизан на площадях. Они по месяцу висели на телефонных столбах.

– Давно были в Бресте?  

– Последний раз в Бресте был лет пять назад – на Чемпионате Европы по гребле. Изменился Брест, отстроился. Очень красивый город. Каждое лето провожу в Витебской области, в Докшицком районе есть домик в деревне. Хожу за грибами, купаюсь три раза в озере. В общем, отдыхаю душой.

Татьяна Мысова

фото: rusbandy.ru