Наверх

23.05.2016

На рельсах интеграции

На вопросы нашего портала ответил Член Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Первый заместитель председателя Комитета по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, Член Комиссии Парламентского Собрания по вопросам внешней политики Степан Киричук

На вопросы нашего портала ответил Член Совета Федерации Федерального Собрания Российской Федерации, Первый заместитель председателя Комитета по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, Член Комиссии Парламентского Собрания по вопросам внешней политики Степан Киричук.

- Чего в вашей жизни было больше, удач или промахов?

- Как сказать. Когда я был замначальника Тюменского отделения дороги, меня раз в неделю с работы снимали. Начальник, Виктор Михайлович Скворцов, после очередного анализа очередного моего «провала» говорил: «Товарищ Киричук, мы в ваших услугах больше не нуждаемся». С нас спрашивали за результат. Надо было сдать 33 поезда на Западно-Сибирскую дорогу, а мы сегодня сдали 28. «Кто ответственный? Уходи, ты уволен». А через два-три часа ему считали, что «у них в среднем 35». В этот день был провал, а на следующий будет 37 - и все выровняется. Покричат на тебя – и дальше работаешь.

- Главное – результат.

- Именно. Удачная карьера – результат успешного выполнения поставленных задач. Без суеты и помпезных отчетов. Я и сейчас не умею отчитываться и в этом проигрываю многим коллегам. Хотя гордиться есть чем.

- Например?

- Я уложил в Западной Сибири первый бесстыковой железнодорожный путь, 800-метровые рельсы. Построил два четырехсотметровых моста. Я на выборах в мэры выступал с лозунгом: «Женщины Тюмени снимут резиновые сапоги!» В Бресте не видел женщину, топающую в магазины в резиновых сапогах. А в Тюмени они иначе не могли пройти, столько грязи было. Как гуси - шлеп-шлеп по болоту. Сегодня наши женщины показывают ножки. Они в коротких юбках и на шпильках могут ходить. Это результат, и результат, который дорогого стоит.

- Но если такие хорошие результаты, что же в железной дороге выше замначальника Тюменского отделения ничего не предложили?

- Предложений масса было. На Казахскую дорогу в Алма-Ату, в Целиноград, в Пермь, в Свердловск.

Но самое заметное было в 1985 году. Мне ещё сорока не было, и тут вызывают в Москву и предлагают должность заместителя министра путей сообщения. Неделю жил в столице, посмотрел, как можно жить.

Я с таким воодушевлением ехал домой, с таким восторгом рассказывал жене, как нам в Москве будет хорошо, какую нам квартиру дадут, как заживём. У детей глаза горят, жена – счастью не верит, только мама сидит и молчит. А потом заплакала: «Сперва, сынок, похорони меня рядом с папой, а тогда и езжай, куда себе хочешь. Ты бросил родину - Брест, Беларусь. Приехал в Тьмутаракань, в болото, грязь и снег, это твоё дело. Но у тебя предки там похоронены, отца ты здесь похоронил, а меня хочешь в Москву увезти?». Два дня рыданий было.

Я позвонил Владимиру Григорьевичу Бутакову, который меня приглашал в министерство, рассказал всё как есть. Он говорит: «Оставайся с мамой. Это главнее». И я остался в Тюмени. Дальше любые предложения даже не дослушивал до конца. Нет, все, нет! И так до 2003 года, пока мама жива была.

Мне военком наш бывший говорил: «Вы меня, пожалуйста, хоть куда возьмите, не могу жить на пенсии, без кабинета, без коридоров, без ковров этих, привык я по ним ходить». Назначил его советником по гражданской обороне, без зарплаты, но он ходит по коврам, он значим. И это тоже элемент государственного управления.

- Но люди такое отношение понимают.

- Понимают, когда видят, как ты живешь. Что ты не отгораживаешься пятиметровым забором, когда улицы в городе или поселке в грязи утопают, а мэр утверждает, что у администрации денег нет. Я когда начинал строить дом, первым делом по телевизору показал: вот здесь я взял себе земельный участок. Через какое-то время показал, что уже поставил забор. Потом, что вырыл котлован, начал монтировать фундамент, работает такая-то строительная компания. И так - до крыши. Никто же не говорит о том, что мэр не должен строить себе дом. Но ты будь честен, покажи что делаешь, как. Мы десять лет с Галиной дом строили.

- И никто не спросил, откуда деньги?

- Да оттуда же, заработал. Я, даже будучи начальником, до 85-го года ходил на шабашку. Будучи главным инженером, менял шпалы на объездных путях, чтобы ребятишек в школу собрать, чтобы жене платьице купить, чтобы самому одеться. Отработаешь 8-10 часов - и идешь с мужиками шпалы менять или вагоны разгружать. Когда меня кто-то хочет упрекнуть в том, что я сейчас живу хорошо, я говорю: «Подожди, когда ты лежал на диване, я работал. Ты спал восемь часов, я ограничивался пятью, а три часа читал строительную механику, сопротивление материалов и решал задачи. На сессии писал курсовую не только себе, но еще и тем девочкам, которые мне картошки нажарят. Поэтому извини, сегодня я живу хорошо, а ты как лежал на диване, так и лежишь».

Я эту жизнь заработал самостоятельно. Мне очень повезло с женой. Она никогда не вмешивалась в мою работу. Воспитывала сыновей, и воспитала их замечательными людьми. Это не папенькины и не маменькины дети. Нигде никогда ничего они не делали по блату. В этом огромнейшая заслуга Галины. Она просто гениальный человек. Умеет подсказать, но никогда в жизни не сказала: «Ты что этого придурка не уволишь? Почему тебе не назначить вот того?» Я знаю многих толковых, грамотных мужиков, прекрасных организаторов, которые страдают от наглого поведения своих жён. Галя никогда не была бедно или некрасиво одета, но она никогда не требовала того, чего мы не можем себе позволить.

- Это называется «женская мудрость».

- Когда спрашивают, какова роль супруги в моей жизни, я отвечаю: «Это она меня сделала - своим отношением, мудростью». В этом отношении Бог нам помог.

- Вы родились под Брестом, но большую часть жизни прожили в Тюмени. Спрашивать, что вам ближе – глупо.

- Не глупо. Когда у белорусов что-то не получается, до слез обидно. Но когда они просят каких-то необъяснимых преференций, я их не поддерживаю. У меня нет родины Беларуси или родины России. Я человек советский, как был гражданином СССР, так им и остался. Для меня родина - Союзное государство. Я мечтаю дожить до того времени, когда мои коллеги проголосуют за Конституцию Союзного государства. Хочу, если не поучаствовать, то хотя бы увидеть, что все сложилось.

- Сегодняшнее состояние не устраивает?

- Устраивает, но ведь развитие должно идти. Мы сейчас готовим III Форум межрегионального сотрудничества, посвященный гуманитарным и социальным вопросам. Участие двух президентов показывает, что они чувствуют волю белорусского и российского народа.

Мне раньше казалось, что к Беларуси тянутся соседние регионы, Смоленск, Брянск, Орловщина. Но оказалось, что тянутся и Амурская область, и Владивосток, и Хабаровский край, и Якутия, и Тюмень, и Ханты-Мансийск, и Ямал, вплоть до Тикси.

- Конечно, сотрудничество всегда экономически выгодно.

- Ну да, особенно, когда со стороны Беларуси идёт рубль, а со стороны той же Якутии – 300, или наоборот. И это абсолютно никого не смущает. Нет, дело не в экономике: люди берегут взаимоотношения. Самое ценное – не товарооборот, а дружба народов. Мы сейчас ясно видим, насколько это хрупкая материя, поэтому и ценим любое сближение.

- Вы половину жизни прожили в СССР. Ностальгия не мучает?

- Есть немного. Не разочарован нынешним временем, молодежью, свободной прессой, даже нашим телевидением не разочарован. Даже «Пусть говорят» иногда смотрю. Раз это кому-то это интересно – пусть будет. Хотя мне интереснее было бы узнать, сколько намолотили, сколько надоили, сколько собрали картофеля, кому что отвезли, как живет тот или иной поселок, наконец, есть ли чистая вода в какой-то деревне Гогучихе.

А ностальгия по Советскому Союзу есть. Даже не потому, что была большая держава. Конечно, были недостатки. Но есть несколько моментов, за которые особенно обидно. Для меня виза в Азербайджан или на Украину – нонсенс. Никакого труда не составляет ее оформить, но ведь не в этом дело.

Подготовка кадров в СССР была замечательной. Подобных я не видел, хотя этим занимаюсь.

Третий момент, мне жалко разрушенные производственные связи. У нас в Тюмени был крупный камвольно-суконный комбинат, на нём работало 10 тысяч женщин. Сырьё, хлопок, шло из Узбекистана, продукция расходилась по всему союзу. Связи с Узбекистаном порвались - и комбинат практически умер. Эти женщины уехать не могут, их мужья работают на нефте- и газодобыче. И получается, они без работы сидят на городском бюджете. Это только один пример, а подобных - масса.

И не только экономические, но и культурные связи рвутся. Мне «Червона рута» до сих пор нравится. И София Ротару, и Коля Гнатюк, и Вахтанг Кикабидзе, и Паллад Бюльбюль-оглы, и Лайма Вайкуле. В СССР культура народов сливалась в культуру страны, народа. Было не противостояние, но взаимодополнение.

- Наверное, это и был тот самый мультикультурализм, к которому сейчас так стремится Европа.

- У нас это было серьезнее. У них мультикультарализм стал какой-то иконой. Вплоть до того, что мэрия должна выпускать документы на языках всех проживающих на этой территории народов, иначе могут обидеться. У нас же был общий государственный русский язык, и никого это не оскорбляло, даже напротив. Это был язык именно межнационального общения, язык дружбы. Могучая русская культура всех объединяла. Есть такой в физике закон всемирного тяготения, в соответствии с которым чем объект массивнее, тем он сильнее к себе притягивает другие объекты. Вместе получается еще более массивный и притягивающий комплекс. По-моему, это элементарно: чем нас больше, тем мы сильнее, чем меньше – тем каждый слабее. Вот как сделать, чтобы все это поняли?

Экспресс-опрос

Ваши любимые:

Книга

«Вратарь республики» Льва Кассиля и «Кольцо царя Соломона» биолога и лауреата Нобелевской премии Конрада Лоренца

Писатель

Антон Павлович Чехов

Композитор

Скажу то, что говорить нельзя: Раймонд Паулс. В его музыке потрясающая энергетика

Фильм

Когда-то был просто потрясён «Семнадцатью мгновениями весны». Но больше всего люблю «В бой идут одни старики». И ещё, поразительный по силе фильм – «А зори здесь тихие».

Политический деятель

Евгений Примаков. Для меня он учитель. Я рад, что был с ним знаком. Очень уважаю Николая Рыжкова, Петра Машерова. Не сочтите за лесть, но поражён работоспособностью, дальнозоркостью, прагматичностью Владимира Путина. Сколько надо иметь сил, нервов, выдержки, образования, терпения, мудрости для того, чтобы в таком огнедышащем пекле вести достойную внутреннюю и внешнюю политику.

Историческая личность

Читаю Черчилля, но не хочу сказать, что он мне нравится. Все-таки, ближе Фидель Кастро и Эрнест Хемингуэй.

Блюдо

Драники люблю до невозможности.

Вид спорта

Волейбол и биатлон. По лыжам даже разряд имею, а волейбол – просто люблю.

Вид отдыха

Дача, огород. Мы с женой каждый год сажаем одну сотку картошки, две грядки моркови, одну – свеклы, одну – лука и полгрядочки гороха для детей и внуков. У нас хороший сад, порядка двадцати плодоносящих яблонь, груши, виноград.

Животное

- Очень люблю котов. Не кошек, а котов. За упрямый нрав. У нас живет кот Чубайс, рыжий, хитрый, организованный, как Анатолий Борисович. Как за ним не уследишь – обязательно синичку какую-нибудь бедную сцапает. Мечтаю завести собаку хаски. Птиц люблю, но не в клетке, а на воле. У меня полный сад кормушек для воробьёв, свиристелей, снегирей. Каждый месяц покупаем килограмм двадцать проса и семечек. Внуки в кормушки подсыпают, для них это огромное удовольствие, и, думаю, важный воспитательный момент.

Любимые места в России и Беларуси

- В Беларуси - Беловежская Пуща, это для отдыха. А подзарядиться еду в Брестскую крепость. Часто - с сыновьями.

В Тюмени любимое место – Зарека, низкий берег реки Туры. Когда всё вокруг и внутри плохо, приезжаешь туда, полчаса у воды посидишь, и будто заново родился.

Очень красивое место – Ленские столбы в Якутии. Я такого шедевра нигде не видел. Если бывает возможность, еду в Ясную Поляну, не знаю, почему. Толстой мне тяжело дается, но в Ясную Поляну еду. Плес в Ивановской области – прелесть невероятная. Во Владимирской области выделить ничего невозможно, там все красиво, все дышит. Хочется еще раз побывать в Ярославле, в Зеленограде, в Обнинске, в Суздале.

Валерий Чумаков