Наверх

26.04.2016

Иван Бамбиза - о трагических днях весны 1986 года и о программах по преодолению последствий катастрофы на ЧАЭС

Рассказывает заместитель Государственного секретаря - член Постоянного Комитета Союзного государства

- То, что делалось в Беларуси с самых первых дней после чернобыльской катастрофы, – это именно те меры, которые можно было принять в тех конкретных условиях. Надо учитывать внезапность случившегося. К этому абсолютно никто не был готов. Пожарные, военнослужащие, ученые, работники станции, которые там находились, - первые, кто предпринял все возможное тогда для того, чтобы не произошло большей беды. Не надо забывать, что неподалеку стояли и другие реакторы; они действовали еще долго после катастрофы. И рядом с ними произошел взрыв; не просто утечка радиоактивности, а огромные разрушения, с выбросом радиоактивных элементов, высокими дозами радиации.

Нужно было принимать самые оперативные меры - именно с учетом реально сложившейся обстановки и особенно по отношению к территориям, которые попали в эпицентр. Туда было направлено все внимание и власти, и местных органов, и центральных, и всех специалистов. Было принято решение вывезти оттуда, в первую очередь, детей. Где их разместить? И вот начинается строительство поселков. А первое время размещали, где и как кто мог. Кто к родственникам уехал, кто к своим знакомым, кто-то по школам…

1986-й год стал ударным по строительству поселков для переселенцев, ведь катастрофа произошла в апреле, а к зиме уже надо было их всех расселить, они должны были получить нормальное жилье. Все материальные, финансовые ресурсы были направлены на то, чтобы создать соответствующую структуру по приему людей, которые подлежат отселению или были уже выселены. День и ночь строились поселки; каждый день шли планерки, с самыми первыми лицами.

- Какими вам запомнились дни 26-27 апреля 1986 года?

- Моя племянница работала в детском саду города Припять. Ночью раздался стук в дверь: она стоит, напуганная, рассказывает, что “у нас там все горит”. Масштаба случившегося мы еще не знали, у нас была информация о пожаре.

Через несколько месяцев я был назначен председателем Речицкого райисполкома. Мы занимались вопросами отселения людей с территорий, оказавшихся в зоне радиационного загрязнения, их размещением в других населенных пунктах. На территории Речицкого района велось строительство новых поселков для граждан, которые выселялись, - а также детских садов, школ, торговых объектов, акушерских пунктов, банно-прачечного комбината. После того, как люди переезжали, они заселялись в полноценный населенный пункт, инфраструктура была стопроцентная. Всё, что было там, где люди раньше проживали, - теперь отстраивалось заново.

- Союзные программы по преодолению последствий катастрофы на ЧАЭС включают целый комплекс мер. Какие из них вы бы выделили особо?

- Для меня первейшее – это медицина. Это важнее всего, потому что затрагивает здоровье людей. И необходимо обеспечивать соответствующий мониторинг по дозовым нагрузкам, которые получают люди -  те, которые проживали там когда-то и те, кто проживает сегодня. Территория ведь не до конца очистилась. Но мы создали условия для того, чтобы люди получали чистые продукты, стопроцентно чистую воду; чтобы был чистый воздух  - на это влиять сложно, но мы асфальтировали дороги, чтобы не поднималась пыль. А на первых порах поливали их водой, дезактивировали; мыли асфальт.

Фото: Владимир Коробицын