Наверх

21.04.2016

Федор Добронравов: «Хорошо, чтобы был не День единения наших народов, а Век, лучше – Тысячелетие»

Корреспондент нашего портала встретился с Народным артистом России в его гримёрке в театре Сатиры.

ПРО КУЛЬТУРУ

Мне сложно судить, падает уровень культуры в нашей стране или остаётся на старом уровне. Я не аналитик, не культуровед, и не знаю, в чем этот уровень измеряется. Говорят, что молодёжь читает меньше. Я этого не вижу - мои дети и их друзья читают больше, чем я когда-то. То же самое они прививают и своим детям. Конечно, в «лихие 90-е» было не до культуры. Сейчас тоже снимают и ставят много всяких "стрелялок", совершенно безумных сериалов, которые ничему не учат. Просто развлекаловка. Но должно быть и такое направление. Есть же у нас и легкое чтиво, детективы, фантастика, а есть и высокая художественная литература. Есть и Маринина, и Донцова, но есть и Толстой, и Достоевский, и Гоголь. Кто кому ближе - каждый сам выбирает. Одно время был серьёзный перекос в сторону развлекательной культуры, но сейчас он выправляется. Мне кажется, что зритель опять тянется к серьёзным постановкам. «История лошади», «Поминальная молитва» - великие спектакли, на которых всегда были забиты залы, на них и сейчас свободных мест нет. Мы в Театре сатиры с Ольгой Александровной Аросевой 15 лет играли замечательную пьесу Джона Патрика "Как пришить старушку", и ни разу не было ни одного свободного билета. Ни одного. Битковые залы. Это же настоящее духовное отдохновение, и оно осталось, как общечеловеческое свойство. Поэтому я думаю, что с культурой у нас все нормально.

ПРО САТИРУ И ПАУЗУ

К сожалению, от сатиры у нас ничего не осталось, только Театр сатиры. Есть люди, называющие себя «сатириками», они пытаются что-то делать на эстраде, но, честно говоря, по большей части там не очень высокое качество юмора. Раньше были действительно великие комедиографы, комедийные или эстрадные артисты. Но у них был другой, значительно более высокий уровень игры, другая школа. Я не знаю, почему так произошло. Возможно, потому, что сейчас большую роль играет острота слова, а раньше была острота паузы. Это кардинально разные вещи и разные техники. Слово – это информация, а пауза – это игра. Аркадий Райкин, Геннадий Хазанов, Роман Карцев и Виктор Ильченко, они были прекрасны паузами, а сейчас стараются играть словом. Слово произнесенное - оно уже произнесено и зрителем воспринято достаточно однозначно, там даже интонацию уже не поправишь. Пауза - штука более тонкая и емкая. Ее каждый читает и воспринимает по-своему, поэтому она более широкая и вместительная.

ПРО ВОСПИТАНИЕ

Мой герой в «Сватах», конечно, образ собирательный, но я ему соответствую. По крайней мере – стараюсь соответствовать. Пытаюсь быть таким же веселым, как «дедушка Иван». В нашей жизни это сложно, но я пытаюсь. Особенно, когда общаюсь с внучкой. Так же ползаю, всякие сюрпризы устраиваю, подарки делаю, балую, втайне от родителей, разумеется. Пока что она у нас одна. Бог даст, будут еще внуки - будем еще баловать.

ПРО ПОШЛОСТЬ

Что такое пошлость – каждый сам определяет. Для кого-то торт в лицо – пошлость, а для кого-то – искромётный юмор. И каждый по-своему прав, потому, что и юмор, и пошлость – понятия субъективные.

Почему «6 кадров» никто никогда в пошлости не мог обвинить? Секрет прост. Мы договорились еще «на берегу», когда только начинали: мы это, это и это не делаем никогда. Всё, вопрос закрыт.

Сейчас Интернет позволяет донести до массы зрителей всё что угодно. Среди этой массы большинство – молодежь, а она – всеядная. Резинка на трусах лопнула, трусы упали – им смешно. И это всё переходит на эстраду. Мне такое не нравится, но я смотрю, смотрю профессионально, это немного другое. Знакомые говорят: «Ты что, с ума сошел? Выключи немедленно!». А я говорю: «Нет». Я же не как зритель обычный, я смотрю иначе. И, о ужас, никогда не смеюсь.

ПРО СЕМЬЮ

С женой мы встретились давно, еще в Таганроге в том самом «Красном котельщике». Она занималась танцами, я – в цирковой студии. Но серьёзные отношения начались только после того, как из армии пришёл. В 1983 году, еще до института, родился первый сын, Витюшка. Второй, Ванюшка, после окончания, в 1989-м. Оба стали актёрами. Но у них другого выхода не было. Это я был и сварщиком, и электриком, и слесарем, даже оператором лаконаливочной машины. А они выросли за кулисами, кроме театра ничего не знали. Была опасность, что профессия не придётся им по душе, или просто «не пойдёт», но у них всё получилось, они счастливы, и я счастлив, что они счастливы.

Недавно Леонид Трушкин поставил в своём Театре Антона Чехова спектакль «Забор». Это пьеса Норма Фостера, мы с Ванюшкой в нём играем отца и сына. Которые любят друг друга и сами не могут этого понять, и боятся себе в этом признаться. На сегодняшний день я считаю эту роль своим лучшим творением. Замечательный спектакль, очень советую его посмотреть.

ПРО ВОКАЛ

Я с детства пел хорошо, спасибо родителям и Господу Богу, что они мне неплохой голос дали. Но нотной грамоты не знаю и певцом себя не считаю, поэтому в эту сторону карьеры даже не смотрю.

«Две звезды» в 2012 – моя вокальная вершина. У меня была давнишняя мечта познакомиться с Леней Агутиным. И она воплотилась достаточно странным образом. Позвонил Эдик Радзюкевич: «Леню приглашают в "Две звезды", а у него нет пары. Я ему предложил тебя, он согласился. А ты готов?". Я тут же согласился, даже не зная, кто еще участвует, какие условия, какие шансы на победу. Там были замечательные пары, Коля Расторгуев с Катей Гусевой, Лёша Кортнев с Валдисом Пельшем, Серёжа Жилин с Анжеликой Варум, но так получилось, что мы выиграли. И по баллам, и по зрительскому голосованию. Бывает такое. Там все, что касалось вокала, взял на себя Ленечка, а остальное мы совместно придумывали. Почти все наши песни набрали максимальные 40 баллов, на двух зал стоя аплодировал. И еще нам дали премию «Самый лучший смех», тоже приятно. Но главное – теперь мы с Агутиными дружим семьями. Вот в чём высшая цель, сверхзадача. А считать себя вокалистом – нет.

В театре - это не я пою, а мои персонажи. Друзья иногда просят спеть, я соглашаюсь, но крайне редко. Тут особо старается наш режиссёр и теперь уже декан театрального факультета ВГИИ Серёжа Надточиев. С ним у меня вообще дружба старинная. Мало, что мы оба в Воронеже учились, так еще и выросли вместе в Таганроге. Он все время меня подначивает и просит, чтобы я серьёзно занялся вокалом, говорит, что мне Господь дал какой-то необыкновенный тембр и богатые вокальные данные. Но для этого надо менять профессию. Если занимаешься вокалом, то больше ничем уже заниматься не можешь. Ты следишь за голосом, за горлом, ты должен постоянно поддерживать голосовой аппарат в рабочем состоянии, распеваться. И времени на то, чтобы еще играть в нескольких спектаклях, просто не остаётся. Но Серёжу убедить невозможно, поэтому я его выслушиваю, киваю головой и говорю: «Да-да, Сереж, обязательно, займусь. Когда-нибудь обязательно». Он периодически приезжает: «Ну что? Занимаешься?» - «Нет, пока не время, не созрел», «Не тяни, не закапывай дар в землю, занимайся» - «Обязательно». А так я пою редко, соглашаюсь только тогда, когда душа к этому лежит.

Был в театре Советской Армии замечательный концерт, посвященный 9 Мая, там я спел песню Утесова «Заветный камень». «Последний моряк Севастополь покинул, уходит он, с волнами споря». Был хороший концерт, теплый, много ветеранов. Но это вещи святые, которые навсегда в душе остаются. И тут я пел с удовольствием. В этом году на 9 Мая планируется концерт в Севастополе, я тоже дал на него согласие.

ПРО БЕЛАРУСЬ И БЕЛОРУСОВ

Я люблю эту страну, мне нравится, как она развивается, какой там порядок. В тонкости политики не влезаю, но вижу, как всё чисто и прекрасно. Слышал, как Лукашенко говорит: «Родные мои, говорю вам, передайте своим друзьям, друзья пусть передадут родственникам, и так по цепочке. Нет таких ученых, которые бы отделили русскую кровь от белорусской. Нет таких ученых - запомните это». Правильно сказано.

В наших «6 кадрах» снималась Ирочка Медведева – потрясающая белорусская актриса. Она мне уже как дочь. даже по возрасту: всего на год старше Виктора. Работает на износ, себя совершенно не жалеет. Я ей часто говорил, что так нельзя, надо же и отдыхать когда-нибудь. Бесполезно. И сколько я белорусов встречал – кажется, они все такие.

С радостью поздравляю наши народы с Днём единения наших народов. Но хочется, чтобы был не День единения, а Век, лучше – Тысячелетие

Валерий Чумаков