Наверх

16.03.2016

Борис Луценко: Театр помогает человеку познать самого себя. Смотреть спектакли - большая наука

Выдающийся белорусский режиссер и постановщик рассказал о своих отношениях с театром

Выдающийся белорусский режиссер и постановщик рассказал о своих отношениях с театром.

Акт I. «Макбет». Популярность.

Это для зрителей театр начинается с вешалки. Для труппы – с кропотливой, творческой, беспокойной работы режиссера. Борис Луценко  возглавлял Государственный русский драматический театр Беларуси (сегодня Национальный академический драматический театр имени Горького) с 1973 по 1982 год. И тогда на сцене «русского» появились шедевры от Луценко: «Макбет» В. Шекспира, «Трёхгрошовая опера»  Б. Брехта, «Трагедия человека» И. Мадача. Критики называют это время «золотым периодом» Русского театра в Минске.

У Бориса Луценко были успешные премьеры, аншлаги и «где-достать-билетик» на разных сценах:  в Национальном театре им. Я. Купалы и в Театре – студии киноактёра. Но  знаменитым он стал благодаря родной сцене Горьковского театра после спектакля «Макбет». В своё время он был признан одной из лучших мировых постановок и был удостоен Гран-при на фестивале в Штутгарте. Шквал аплодисментов, бесконечные выходы на поклон, невероятный успех. Но Борис Луценко вспоминает не об этом:

- При создании спектакля «Макбет» у меня в душе рождались фразы- размышления, образы. Вот руки человека. Они созидают все прекрасное. Руки, ум человека и Господь Бог, который нами управляет. Появляются прекрасные произведения архитектуры, гениальная музыка, талантливые постановки. И вдруг этими же руками всё разрушается, уничтожается,  проявляется  ненависть друг к другу,  нездоровый авантюризм. Я думал об этом, когда создавал «Макбета». Постоянно задавал себе вопросы - откуда в человеке такая противоречивость? Почему нами овладевает дьявол? Может ли человек укротить свое эго?  История Макбета будет повторяться в каждом из нас вновь и вновь. Это тема для бесконечных размышлений. Помню, я так увлёкся трагедией, что не пошёл в отпуск, взял семь переводов пьесы, сделал свой вариант и, не затягивая, поставил спектакль.

Акт II. Место под куполом.

Борис Иванович давно лелеет мечту об открытии своего театра, «под куполами», как он говорит. Пока его нет, но есть спектакли, в которых он реализовывает свои идеи и взгляды. В работах режиссёра «Эдип», «Загадочный визит», «Оракул» есть космическое начало, которое помогает  зрителям понять самих себя, переосмыслить поступки, задуматься над вечными ценностями. А после спектакля  «Вечность на двоих» многие украдкой вытирают слезы. И не думаю, что это – лишь сочувствие главным героям пьесы, которых блистательно играют Ростислав Янковский и Белла Масумян. Возможно, полагает режиссер, это слёзы очищения, раскаяния, понимания того, насколько дисгармоничен человек с окружающим миром, с родными, с Богом:

-  Каждый должен найти тот «купол», под которым сможет прожить всю жизнь, - говорит режиссер. - Задача не из лёгких. И мой театр мог бы направить людей, помочь, подсказать. Все мы грешники. Грех всегда будет следовать за нами по пятам. Как это остановить? В православии это – покаяние. Если человек осознал свои ошибки, решил их исправить, он будет прощён и станет на верную дорогу. Мне бы хотелось, чтобы в «театре под куполами» каждый познал смысл своего существования. Вот многие живут по принципу вседозволенности, думая, что после смерти ничего нет. Живут и ни о чём не думают. Но если бы человек понял, что существует и иная жизнь!.. Каждый Он смог бы проанализировать свои поступки, раскаяться в грехах. Смысл театра – в познании. Во всех моих спектаклях – недосказанный конец. Для меня важно, что зло наказывается, но мои герои ещё и обретают раскаяние.  

Акт III. Искусство быть зрителем.

Малая сцена Театра им. Горького – это несколько узких рядов из стульев, атмосфера максимальной близости зрителя к действу. Попасть в это сакральное место желают многие, билетов чаще всего не достать. Дистанция между зрителями и актёром стирается. Эта интерактивность крайне важна для Бориса Луценко :

- С публикой нужно разговаривать и до спектакля, и после него. Сегодня театрам этого не хватает. Зрителей нужно настроить на нужную волну, хотя бы минут пять с ними побеседовать. На малой сцене идут мои работы «Эдип», «Он и Она», «Уходил супруг от супруги».  Там я стараюсь хоть пару минут поговорить с публикой. А после спектакля «Он и Она», где я выступаю в качестве режиссёра и главного актёра, предлагаю зрителям остаться и обсудить увиденное. Еще ни один человек не покинул зал во время бесед.

Я ценю зрительское любопытство, интерес, огонёк в глазах, отсутствие закомплексованности и скрытности. Зритель сегодня разный. Если ко мне после спектакля подходят и говорят: «Я про себя многое понял», - понимаю, что работаю не зря. А кто-то приходит и расхваливает мои постановки, и я просто отвечаю «спасибо». Театр помогает человеку познать самого себя. Смотреть спектакли - большая наука. Сопереживать или оставаться равнодушным, увлечённо наблюдать за действиями персонажей или с нетерпением ждать последнего акта. Я сторонник исповедального театра, когда актёр кается перед публикой, а зритель вместе с ним проживает ситуацию. Талант актёров и заключается в том, чтобы вовлечь зрителя в предлагаемые обстоятельства и подарить им возможность пережить катарсис.

Кристина Хилько