Наверх

07.02.2022

Автор: Максим Чижиков

125 лет со дня рождения Александра Чижевского – «Леонардо Да Винчи XX века»

7 февраля исполнилось 125 лет со дня рождения уроженца Гродненской губернии Александра Чижевского – великого ученого и мыслителя.

Александра Чижевского вспоминают прежде всего, когда говорят о люстре, названной в его честь- популярном и модном с середины прошлого века ионизаторе воздуха. Выглядит она, кто не видел, как металлический каркас с проволочной сеточкой, к которой подводятся электроды. Люстра насыщает окружающий воздух отрицательно заряженными ионами и, по мысли создателя, помогает организму бороться с заболеваниями. Пусть и не панацея от всех болезней, как ее иногда рекламируют недобросовестные распространители, но для очистки воздуха в помещении предмет крайне полезный. Не зря эти лампы используются во многих медицинских учреждениях. Но вселенная талантов Александра Чижевского этим не ограничивалась.

«И близки твои скорби, Галилей!» 

Не зря Чижевского называли «Леонардо да Винчи» XX века: художник, поэт, ученый. Он защитил три диссертации на совершенно разные темы: «Русская лирика XVIII века», «Эволюция физико-математических наук в древнем мире» и «Исследование периодичности всемирно-исторического процесса». Последняя принесла ему степень доктора исторических наук в 21 год.

Его стихи высоко ценили Анатолий Луначарский, Валерий Брюсов, Алексей Толстой. Чижевский писал о близких ему темах:

О, ты, узревший солнечные пятна
С великолепной дерзостью своей -
Не ведал ты, как будут мне понятны
И близки твои скорби, Галилей!

Он – автор теории о единстве Солнца и всего живого на Земле. Труды Чижевского легли в основу новой науки XX столетия – космической биологии, фундаментальные открытия сделаны им в электрофизиологии, медицине, биофизике.

Любовь к астрономии и космическим светилам была у него с детства. Родился он в Гродненской губернии. Отец был не просто талантливым военным артиллеристом (дослужится до звания генерал-майора), но и изобретателем. Еще будучи юным поручиком, он придумал «командирский угломер» для стрельбы артиллерии по невидимой цели с закрытых позиций. В советское время он был награжден званием Героя Труда.

Мама у Саши умерла рано и мальчика воспитывали его тетушка Ольга Васильевна и бабушка Елизавета Семеновна, учили иностранным языкам, музыке, танцам. В отцовском доме имелась огромная библиотека. И книги русских и зарубежных писателей были в полном распоряжении мальчика. Особенно увлекали Александра астрономические атласы, карты звездного неба. Каждый день, с 9 утра, зимой и летом, он наблюдал в телескоп за солнцем, пятнами на нем. А по ночам — за звездами. В одном из заграничных путешествий семья Чижевских навестила обсерваторию популярного французского астронома Камиля Фламмариона, возведенную в окрестностях Парижа. Мальчик это запомнил и в 10 лет составил «Популярную космографию по Клейну, Фламмариону и другим».

В 1913 году семья переехала в Калугу, куда направился служить отца. Там Александр знакомится с Циолковским. В тихой Калуге они беседовали о космическом бессмертии человека. Их на долгие годы связала настоящая дружба.

Сквозь тернии – к звездам

Именно в Калуге Чижевский начала свои первые научные исследования. Здесь произошло его становление как ученого.

С началом Первой Мировой войны в Александре заговорила кровь предков. На фронт он ушел добровольцем, прервав обучение в Московском университете, в 19 лет. Провоевал несколько месяцев, был ранен, контужен. Получил солдатского «Георгия» за храбрость в боях в Галиции и был демобилизован.

Теперь он занимается космической погодой. Все важные события истории, по его мнению, совпадают с максимальной активностью солнца. Чижевский заметил и впоследствии научно доказал, что для органического мира важны периодические изменения солнечной активности. Он предположил, что колебания интенсивности разнообразных массовых процессов на нашей планете синхронны солнечным циклам. Сейчас трудно представить, что может происходить как-то иначе, но в те годы, это являлось поистине революционной гипотезой.

Изучал Чижевский и действия отрицательных ионов кислорода на домашних животных: так, выяснялось, что с ними цыплята растут лучше, у овец шерсть становится лучше, а свиньи перестают болеть. Свои изобретения он отказался продавать англичанам, поскольку всегда был большим патриотом. Занимался «аэроионификацией» (именно так это называлось) Дворца Советов на Волхонке, который так и не был построен. Когда было сложно, зарабатывал на исследования живописью и стихами.

«Темные пятна»

Вскоре после появления собственной лаборатории при Академии сельхознаук (ВАСХНИЛ) против Чижевского начались интриги. Главным оппонентом Чижевского стал тогдашний директор Всесоюзного института животноводства Борис Завадовский, который сначала подверг деятельность гелиобиолога «погромной» проверке, а затем организовал публикацию нескольких критических статей в «Правде». Тогда это было сродни приговору. А тут еще в 1939-м участники I Международного конгресса по биофизике и биокосмологии предложили номинировать Чижевского на Нобелевскую премию по физике.

В 1942 году ученого репрессировали. Свой срок он отбывал сначала в Ивдельлагере Свердловской области, а с 1945 года – в Карлаге в степях Казахстана. Через 5 лет, как санитару лагеря, ему позволили работать в крошечной лаборатории. Там вместе с еще одним заключенным он занимался исследовательской работой.

После освобождения восемь лет находился в ссылке в Караганде. Занимался, в частности, профилактическим лечение местных шахтеров. Продолжал работать по специальности, писал статьи и писал картины. Именно там он сделал ряд новых открытий в области гематологии – науки о крови.

Реабилитировали Чижевского только в 1961 году. Тогда же его имя было возвращено на страницы печати. Он снова работал над проблемами ионофикации. Однако советские идеологи ничего не забыли – травля продолжилась. За три дня до смерти Чижевского 20 декабря 1964 года газета «Партийная жизнь» опубликовала статью «Темные пятна» с очередным разгромом идей ученого. Полноценное признание на Родине он получил только после смерти.