Наверх

08.09.2021

Автор: Максим Чижиков

300 лет Ништадскому миру и окончанию Северной войны

В 1721 году был подписан Ништадский мир, перевернувший историю Европы.

Фото: Петер Шенк. Подписание мирного договора в Ништадте. Офорт. 1721 год

Про Северную войну, благодаря недавней новости о Владимире Путине и школьнике из Воркуты, теперь, наверное, не знает только ленивый. 10 сентября мы отмечаем 300 лет со дня заключения Ништадского мира, завершившего эту продолжительную военную кампанию. Длилась она 21 год.

Россия по нему получила выход к Балтийскому морю, а Петра I в октябре того же 1721 года Сенат и Cинод на радостях от виктории торжественно нарекли «Императором Всероссийским». Так Россия официально стала империей.

Победа в той войне резко изменила статус страны: ее стали реально бояться и в Лондоне, и в Париже, и в Вене. Шведы больше уже никогда не претендовали на роль европейского лидера, зато возникла сильная Пруссия, а Речи Посполитой по итогам той войны фактически был подписан приговор: рано или поздно ее должны были «съесть» хищники покрупнее.

Из школьной программы про войну со шведами многие помнят о предательстве гетмана Мазепы, Полтавской битве, раненном в ногу шведском короле Карл XII и пушкинские строчки: «Ура! Мы ломим; гнутся шведы». Но это все лишь отдельные штрихи, а что на самом деле представляла из себя эта война?

РАЗРУШИЛИ НЕСВИЖ И МИРСКИЙ ЗАМОК 

Для многих Северная война действительно начинается с битвы под Полтавой. Мол, было до этого разве что поражение под Нарвой в самом начале, да еще основание Петербурга. А ведь именно территория современной Беларуси на долгое время стала ареной сражений одной из самых знаменитых европейских войн за господство на Балтийском море. Речь Посполитая, куда входили тогда белорусские земли, вроде бы, склонялась в сторону России: очень хотелось забрать у Швеции часть территории.

Польская же шляхта в войну поделилась на две партии: на сторону шведов перешли Сапеги и Потоцкие. Огинские и Вишневецкие искали поддержки у русских. Король Август II, сидевший на двух престолах: польском и саксонском, как на двух стульях, тоже метался от одних к другим. Шведы нашли ему в Польше замену в виде Станислава Лещинского.

Петр решил поддержать Августа, о чем потом, наверное, не раз пожалел. Русская армия прошла от Полоцка до Гродно, но вынуждена была потом отступить. С потерями, но костяк свой сохранила. Петр посчитал это локальным успехом. Шведы в 1706 году разрушили Гродно, Новогрудок, Мирский замок и Несвиж, но на Москву тогда не пошли, предпочтя напасть на Саксонию, чтобы перетянуть на свою сторону Августа. Как выяснилось потом – ненадолго.

А через год именно через белорусские земли Карл XII начал поход на Москву. Шведские войска заняли Гродно, в феврале – Сморгонь. В Сморгони они застряли на месяц: остановились там для отдыха. В середине марта 1708 года шведы возобновили свое движение и дошли до Радошковичей, где оставались на протяжении трех месяцев, разорив все окрестные деревни и городки.

Лишь в апреле они взяли Могилев. У деревни Головчин (сейчас Белыничский район Могилевской области) в июле 1708 года Карл XII одержал свою последнюю крупную победу над русской армией в ходе Северной войны.

Русские войска при поддержке белорусов придерживались тактики, выработанной в селе Бешенковичи, где Петр I провел военный совет в связи со вторжением шведской армии. Был намечен план оборонительных действий, включая ведение «малой войны» (без крупных сражений) и тактику «выжженной земли» перед наступавшим врагом. Тактика действовала – шведам не хватало провианта. Но Карл XII продолжал верить в свою «звезду».

СЛАВНАЯ ПОБЕДА ПРИ ЛЕСНОЙ

Еще один щелчок по носу шведский король получил вскоре у села Доброго, а в сражении у деревни Раёвка война чуть не закончилась. Карл XII с отрядом напал на русскую конницу. Но противник не побежал, а, наоборот, перебил почти всех шведов. В какой-то момент с королем вообще осталось только 5 человек. Повезло, что его просто не знали в лицо, да и подмога вовремя поспела, отбив незадачливого вояку.

Битва при Лесной (сейчас это агрогородок недалеко от белорусского Славгорода) порой незаслуженно забывается при рассказе о Северной войне. А ведь сам Петр I назвал ее «матерью Полтавской победы». От 28 сентября 1708 года, когда она случилась, до 27 июля 1709 оставалось всего 9 месяцев. До конца жизни император отмечал годовщину этого сражения.

Разгром шведского корпуса Левенгаупта армией Александра Меньшикова, а главное, потеря противником обоза, действительно, сыграли важную роль в войне. Из 16 тысяч шведских солдат Левенгаупт привел на соединение с Карлом XII чуть более 5 тысяч. В 1908 году, к двухсотлетию знаменитой баталии, на месте битвы установили памятник: орел, будто только что приземлившийся на высокую скалу-постамент, попирает повергнутое шведское знамя. После поражения при Лесной, Карл передумал идти на Москву через Смоленск, а двинулся на юг, на Украину, куда его звал предатель Мазепа. Дальше была Полтава, после которой разбитый в пух и прах Карл XII вынужден был спасаться бегством, найдя приют в Турции.

Как же так: враг повержен, а война продолжалась еще 12 лет? Причин тому много. Петр I на волне успехов в Северной войне вдруг собрался решить и южный вопрос с турками, прорубив выход еще и к Черному морю. Но через два года после Полтавы, во время Прутского похода, он едва не попал в плен к туркам. Удалось откупиться. Европейские союзники тоже, скорее, мешали, чем помогали.

Потом неожиданно вернулся из Турции Карл XII, и война закипела с новой силой, пока шальная пуля не сразила шведского короля где-то в Норвегии. Но и после этого еще три года шли сражения, как на Балтике, так и на суше. Так что путь к победному мирному договору приходилось пробивать еще долго.

2 МИЛЛИОНА ЗА ПРИБАЛТИКУ

По одной из статей Ништадского мира Россия должна была не только отказаться от большей части Финляндии, ежегодно продавать шведам 50 тысяч тонн хлеба, но и выплатить 2 млн. серебряных ефимков (в тех российских рублях это было столько же). Сумма колоссальная – годовой бюджет Швеции или почти треть российских расходов на год. На вес это было 56 тонн серебра. Спрашивается, зачем такая компенсация проигравшему противнику?

Одна из основных версий заключается в том, что по мирному договору Россия без лишних оговорок получала только Эстляндию (часть современной Эстонии), Карелию, в том числе и ту часть, что сейчас принадлежит Финляндии. А вот на Лифляндию (это территория современных Латвии и Эстонии) претендовала еще и Речь Посполитая, которая когда-то владела эти землями.

Петр I поначалу был не против. Но саксонский курфюрст, а по совместительству польский король Август II, как мы помним, оказался на редкость ненадежным союзником: всю Северную войну он метался между Петром I и Карлом XII. Так что русский царь, который и так немало помог ему, был свободен от любых обещаний. А приобретение Лифляндии у шведов, как у предыдущих владельцев, снимало все вопросы об ее собственности: у поляков больше не было оснований претендовать на эту территорию. Любопытно, что в состав Российской империи эта часть Прибалтики вошла на 100 с лишним лет раньше, чем, например, большая часть современного Краснодарского края.