Наверх

22.04.2021

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: Михаил ФРОЛОВ

Когда я смотрю на бойцов, которых мы поднимаем, то словно в себя заглядываю

Участники пресс-тура в Новгородскую область, организованного Постоянным Комитетом Союзного государства, побывали в лагере поисковиков

- Война выглядит вот так, - известный поисковик, первый заместитель руководителя Военно-исторического центра СЗФО Сергей Мачинский помолчал, усиливая эффект своих слов. Все присутствующие тоже молчали, глядя в глубь ямы, откуда пустыми глазницами словно в душу вглядывались черепа погибших 79 лет назад солдат.

Мачинский продолжил:

- Если кому-то кажется, что война - это забавная мужская игра, что это сплошной подвиг и атаки с криками «Ура», то он ошибается. Для тысяч и миллионов людей война закончилась вот в таких ямах. И это были еще молодые люди, они еще ничего не успели сделать. Может, если бы они остались живы, кто-нибудь из них изобрел бы что-то, с помощью чего мы бы летали на Луну, как в Сочи.

На дне были останки не только молодых людей. Там был даже ребенок лет, наверное, пяти. В маленькой головке было отверстие от пули, которая прервала только начавшуюся жизнь. Скелетик был единственным упакованным в небольшой ящик. Видно, этот самодельный гроб сделал кто-то из сердобольных местных, кто хоронил погибших.

«Забытые герои»

Сергей Мачинский ведет нас, российских и белорусских журналистов - участников организованного Постоянным Комитетом Союзного государства пресс-тура в Новгородскую область, мимо нескольких таких раскопов. Это пятая по счету поисковая экспедиция «Забытые Герои». В этом году она проходит у деревни Вдицко Новгородского района Новгородской области. Деревня на момент начала войны насчитывала 127 дворов. В ней было три улицы, огромное количество людей…. Там, где мы стоим, была часовня.

FRO_9094.JPG

Сейчас этой деревни практически нет, остался только один дом, да и тот используют как дачу. Фашисты захватили Вдицко осенью 1941-го. Но развернувшая наступление Вторая Ударная армия 23 января 1942 года выбила немцев. В боях за деревню погибло 120 человек, они похоронены в братской могиле, над которой теперь стоит обелиск с именами. Жители встречали освободителей слезами счастья, на окраине Вдицко появился аэродром, «кукурузники» У-2 доставляли из-за Волхова боеприпасы и продовольствие, а обратно везли раненых. Но вскоре пришла весна, а вместе с ней – настоящий ад. Окружение, безуспешные попытки прорыва, десятки тысяч убитых и сдавшийся в плен генерал Власов.

Судя по всему, именно в эти месяцы рядом с братской могилой появились другие, ничем не помеченные. Жители просто собирали тела и сбрасывали в ямы. Павшие бойцы так и лежали почти 80 лет, пока скелеты, набросанные друг на друга, не откопали поисковики.

Теперь их останки, косточка за косточкой, выкладывают на полиэтиленовую пленку. У поисковиков это называется «поднять бойца». Останки упаковывают в специальные мешки, в которых позже повезут на захоронение – со всеми почестями. Большинство из них так и останутся безымянными. Потому что найти медальон – редкая удача. Впрочем, во время этой экспедиции получилось найти уже два. Один, правда, оказался пустой. А вот с информацией во втором можно работать.

В раскопах, что поисковики уже вскрыли, находится около 50 останков бойцов. Еще удалось обнаружить более 10 мест, в которых, по всей видимости, также есть захоронения. 

Тыловой регион

Как поисковики находят такие неотмеченные братские могилы? Объяснить взялся руководитель Тюменского областного поискового центра Ростислав Ольховский:

- Сначала, конечно, нужно провести изыскания «на берегу». Читать воспоминания очевидцев. Искать архивные документы, сопоставлять карты… Хорошо проведенные изыскания – это половина успеха. Ну, а потом идет разведка на местности с металлоискателями и щупами. Иногда металлоискатель не заметит, а щуп зацепит. Ведь в захоронениях образуются пустоты, тренированный человек сразу почувствует, что земля внизу не однородна, как должна быть. А значит, скорее всего, это захоронение.

Обнаруженный участок огораживают, а потом начинают действовать точно так же, как археологи: сначала втыкают лопату на штык, потом на полштыка… А когда приближаются к останкам, землю разгребают руками и кисточками.

FRO_9673.JPG

Общий снимок журналистов пресс-тура и тюменских поисковиков

Кстати, тюменские поисковики в Новгородской области – каждую весну. Это отряд школьников, в этом году приехало 46 бойцов. 9, 10, 11 классы – от 14 лет, младше – запрещено. И большинство, что для меня вообще удивительно, девчонки.

- Наш регион – тыловой, - говорит пресс-секретарь поискового Центра Мария Котомина. – Ветеранов у нас почти нет, мест боев тоже. Поэтому очень трудно вести патриотическую работу, рассказывать о войне. А после экспедиции каждый участник выступает в школе, рассказывает, что видел, что почувствовал, что думает о войне. Кстати, попасть в экспедицию не так просто. Ребята проходят целый курс, изучают историю Великой Отечественной и поискового движения, осваивают навыки, необходимые для выживания в лесу, учатся ставить палатки, рубить дрова, разводить костер… В отряд можно попасть только после успешной сдачи зачетов. А еще все они в своих школах сдают все контрольные на три недели вперед, чтобы учителя их отпустили.

В лагере поисковиков ребятам, наверное, впервые приходится сталкиваться с почти военной дисциплиной. Они спят в палатках, встают в 7 утра, завтракают, работают до обеда, потом до ужина. А потом – личное время, которое ребята обычно тратят на сушку промокшей одежды и школьные уроки. Ведь многим скоро сдавать экзамены.

Три недели экспедиции меняют ребят. Мы в этом убедились, когда сели с поисковиками у костра для разговора. Почему они здесь, для чего? Что заставило их оторваться от смартфонов, оставить друзей и уехать за тысячи километров.

FRO_9185-2.JPG

Аня Лепихина

Ответить решила Анна Лепихина из 9 класса одной из тюменских школ. Она говорила о том, что хотела узнать о войне, что за проведенные на Новгородчине дни пересмотрела многие свои взгляды, поняла, что хочет стать учителем истории...

Вдруг слезы брызнули из ее глаз. Эта девчушка, несколько минут назад спокойно разбиравшая останки погибших людей, плакала почти навзрыд.

- Самое для меня главное, - проговорила Аня, - это то, что, когда я смотрю на бойцов, которых мы поднимаем, словно в себя заглядываю. И все время думаю о папе и маме. Я теперь к ним совсем по-другому отношусь. Ведь все мы такие хрупкие, жизнь хрупкая, вдруг война, так легко всё и всех потерять… Я маму и папу так люблю, что раньше даже не знала об этом.

Еще больше фотографий в нашей фотогалерее.