Наверх

Его голосом думал Штирлиц…

Народный артист Советского Союза Ефим Копелян родился в 1912 году в городе Речица Гомельской области. Его знал каждый житель СССР, если уж не в лицо, то по голосу – обязательно. Он читал закадровый текст в знаменитом сериале «Семнадцать мгновений весны». Именно его необычайно проникновенным голосом думал Штирлиц, Максим Максимович Исаев.

Народный артист Советского Союза, любимейший актер всего населения огромной страны Ефим Захарович Копелян родился в 1912 году в городе Речица Гомельской области. Его знал практически каждый житель СССР, если уж не в лицо, то по голосу – обязательно. Он читал закадровый текст в знаменитом сериале «Семнадцать мгновений весны». Именно его необычайно проникновенным голосом думал Штирлиц, Максим Максимович Исаев. За эту выдающуюся работу он получил Государственную премию СССР и звание народного артиста. А ведь были еще десятки ярчайших ролей в популярнейших фильмах. Вроде обаятельного бандита атамана Бурнаша из «Неуловимых мстителей». И блистательная работа в культовом ленинградском Большом Драматическом театре под руководством Георгия Товстоногова.

Он родился в состоятельной еврейской семье. Отец, Залман (Захар) Давидович Копелян был лесозаготовителем, мама Маша Мордуховна Френкель была дочерью лесопромышленника, разбогатевшего на военных заказах, Мордуха Френкеля. Семья была большая. Из пяти братьев Ефима двое, Абрам и Евгений, героически погибли в годы Великой Отечественной войны. Несмотря на очевидную «армянскость» фамилии, среди предков Копеляна не было армян. Позже это даже сыграло курьезную роль в его творческой биографии. Его пригласили в Армению на роль революционера Камо (Тер-Петросяна). Но первые лица Армянской СССР четко указали, что эту роль должен играть обязательно армянин. Пригласили Копеляна. Но он, смеясь, долго объяснял, что в нем нет ни грамма армянской крови, что фамилия его предков была Каплан, которая позже трансформировалась в Копелян. Руководство студии с огромным сожалением вынуждено было отказать великому актеру.

Родители прививали детям любовь к искусству, особенно к живописи. Два брата Ефима, стали позже большими художниками. Ефим тоже хотел пойти по этой лини, его привлекала архитектура. Он отправился в Ленинград, некоторое время поработал токарем на заводе «Красный Путиловец» и поступил в Академию художеств, на архитектурный факультет. Чтобы подработать он пришел в Большой Драматический театр поучаствовать в массовке. Этот студенческий казус определил дальнейшую судьбу Копеляна, он стал актерам и до конца жизни проработал именно в этом театре.

Тогда же Ефим, оставив Академию художеств, поступил в театральную студию при БДТ. Учеба давалась не просто. Как неспособного, его несколько раз хотели отчислить. Первые два года прошли под постоянной угрозой отчисления. Копеляна спасала общественная работа - он являлся председателем ученического комитета. После, даже это не спасало. Его твердо решили отчислить. Копелян не сдавался. Ему дали последний шанс: сыграть в отрывке из пьесы популярного тогда драматурга Михаила Погодина «Мой друг». Надо было спеть песню, мотив которой на сцене Копелян вдруг совершенно забыл. От отчаяния он стал напевать первое, что пришло в голову - «Марсельеза». Комиссия развеселилась не на шутку.

Ефима Захаровича поддержал преподававший в студии актерское мастерство Константин Тверской - главный режиссер и художественный руководитель БДТ. Это был очень требовательный педагог. Его любимая присказка была такая: «Пять я ставлю господу Богу, четверку - себе, ну а тройку - самому крепкому ученику». Но когда в конце второго курса стали объявлять оценки, Тверской сказал: «На сей раз я изменяю своему правилу и ставлю пять ученику!..» И назвал Копеляна.

В 1935 году Ефим Копелян стал полноправным актером знаменитого Большого Драматического театра в Ленинграде. А в мае 1941 года он там и женился, на актрисе родного театра Людмиле Макаровой, с которой и прожил всю жизнь.

Великую Отечественную войну Ефим Копелян встретил вместе с театром на гастролях в Баку. Театр принял решение возвратиться в Ленинград и 4 июля они уже были в городе. Ефим Захарович вместе с другими актерами немедленно записался в народное ополчение. Но на фронт Копелян не попал. Пока он проходил минимальную военную подготовку перед отправкой на передовую, под руководством знаменитого ленинградского актера Николая Черкасова (это он играл Александра Невского в одноименном фильме), началось формирование Театра Народного ополчения.

Из артистов сформировали четыре концертные бригады, выдали форму, оружие и перевели на казарменное положение.

Срочно составлялся репертуар: сатирические, музыкальные, танцевальные номера. Солдатам на фронте надо было хоть немного отвлечься от кошмаров войны и их спасали артисты. Актеры были и костюмерами и техниками и музыкантами, к взаимозаменяемости приучала фронтовая жизнь. Ефим Копелян, по совместительству, стал барабанщиком. «Когда кончается мое основное выступление, я превращаюсь в скромного рядового от музыки», - вспоминал позже Ефим Захарович.

До фронта, где непосредственно проходили выступления, приходилось добираться под бомбежками и артобстрелами. Гибли артисты, но передвижной театр продолжал свою деятельность. Ефим Копелян постоянно выступал и выжил. А в 1943 году БДТ первым из эвакуированных театров вернулся в Ленинград. И Ефим Захарович вновь влился в труппу театра.

С приходом в БДТ в 1956 году Георгия Товстоногова для Большого драматического театра вообще и для Ефима Копеляна, в частности, началась новая жизнь.

Товстоногов увидел в нем то, что не замечали другие режиссеры - большого художника, который мог создавать глубокие сценические образы. «Меня сделал Товстоногов, — говорил Копелян. — До сорока моих лет считалось, что у меня нет ни внешности, ни голоса, ни темперамента. Вместе с театром я много пережил: взлеты, падения, крах — перед приходом Товстоногова. Хемингуэй правильно писал, что человек один ничего не может. Нельзя сделать роль в одиночестве, без коллектива».

Ефим Захарович стал равноправным членом великолепного коллектива, созданного Товстоноговым. Вместе с ним на сцене блистали Иннокентий Смоктуновский, Олег Борисов, Татьяна Доронина, Евгений Лебедев, Сергей Юрский, Владислав Стржельчик, Николай Трофимов, Кирилл Лавров, Лариса Малеванная, Олег Басилашвили, Зинаида Шарко и другие великие актеры современности.

Интересно, но актера с усами практически невозможно встретить, усы мешают созданию образа, актерскому перевоплощению. Но Копелян почти всегда был с усами. «Сбрил я их как-то, но Георгий Александрович не оценил. «По-моему, - говорит, - вы сразу потеряли индивидуальность». Естественно, я за свою индивидуальность очень испугался и решил срочно обрести ее вновь», - шутя вспоминал актер.

В начале 1950-х началась кинокарьера Ефима Копеляна. Просто перечислим несколько фильмов, в которых он снялся и которые стали классикой: три части «Неуловимых», «Особое мнение», «Интервенция», «Мертвый сезон», «Ошибка резидента», «Судьба резидента», «Вечный зов», «Опасные гастроли», «Даурия», «Соломенная шляпка», «Крах инженера Гарина».

Одной из первых действительно больших и заметных ролей в кино для Копеляна стал атаман Бурнаш в приключенческой ленте Эдмонда Кеосаяна «Неуловимые мстители», вышедшей на экраны в 1966 году. Режиссер предполагал дать Копеляну другую роль, тоже отрицательную - Сидора Лютого. Но все перевернулось, и Копелян стал Бурнашем. Причем враг, явный враг в исполнении Копеляна стал очень обаятельным и сразу полюбился зрителю.

Жена Ефима Захаровича, Людмила Макарова рассказывала, что после выхода «Неуловимых» дети на улице дразнили артиста: «Бурнаш, Бурнаш!» - и бросались в него снежками.

Копелян снимался много. Всего Ефим Захарович сыграл более чем в 80-ти фильмах. А всего в кино, на телевидении и в театре он сыграл более 150 ролей. Копелян говорил: «Я не могу сказать, что все сыгранное в кино доставило мне удовольствие. Скорее наоборот. Таких ролей очень немного, в их числе - роли в фильмах «Преступление и наказание», «Николай Бауман» и «Даурия».

А потом случились «Семнадцать мгновений весны». Ошеломительный успех фильма случился во многом благодаря непревзойденному голосу Копеляна с его незабываемыми интонациями. Голос Ефима Захаровича наряду с главным героем Штирлицем-Тихоновым становится даже героем анекдотов, что означает высшую степень зрительской любви. « И голос Копеляна за кадром… Алекс-Юстасу..».

Режиссер знаменитого сериала Татьяна Лиознова вспоминала: «Я позвонила в Ленинград и просила передать, что коленопреклоненно прошу его читать авторский текст. Работать с ним было наслаждением. Он приезжал и, хотя был только что с поезда, всегда успевал побриться и переодеться в белоснежную рубашку, ни разу не изменил себе. Мы стали соратниками. Его голос звучит так, будто он знает больше, чем говорит...».

Звание народного артиста СССР Копелян получил лишь за два года до смерти, в 1973 году. Ефим Захарович работал в кино и театре до последних дней. В самом начале 1975 года Ефим Копелян попал в больницу с диагнозом «инфаркт».

«6 марта я навестила его в больнице, — вспоминает жена актера Людмила Макарова. — Он был бледен, но ни на что не жаловался. В больнице было довольно холодно, неуютно, и я ему сказала: «Слушай, поедем домой, хватит тебе здесь лежать». Он говорит: «До конца лечения немножко осталось, я доживу здесь, сейчас пообедаю, отдохну». Я передала ему теплые ботинки. И он пошел провожать меня на автобусную остановку. Это было в три часа дня. А вечером, спустя три часа после нашего расставания, возвращаюсь домой. А у подъезда — почти вся труппа и врач наш из БДТ. Говорит осторожно: с Фимой хуже стало. Тут я глянула на Стржельчика. Он стоял молча, весь какой-то... И я все поняла...».

Когда Ефим Захарович Копелян умер, Товстоногов произнес фразу, сразу ставшую легендарной: «Из театра ушла совесть».

Владимир Казаков