Наверх

«Гавайская фактория» - упущенный шанс России

Кажется, только ленивый не знает, что каких-то 200-250 лет назад Россия владела Аляской. А между тем в самом начале 19 века у нашей страны было еще одно, не менее интересное и экзотическое заморское владение. Которое появилось чуть позже, но и потеряно было раньше чем «русская Америка». Это российская колония на… Гавайских островах.

Кажется, только ленивый не знает, что каких-то 200-250 лет назад Россия владела Аляской. Об этом историческом факте, поют патриотические ориентированные певцы, сочиняют душещипательные рок-оперы, громогласно вещают с трибун политики. Ну как же, такой удобный повод потешить свое самолюбие, напитаться имперским духом, пнуть нынешние власти, вспомнив о былом величии страны (или наоборот, поругать Россию за недальновидность и продажность самодержавия).

А между тем в самом начале 19 века у России было еще одно, не менее интересное и экзотическое заморское владение. Которое появилось чуть позже, но и потеряно было раньше чем «русская Америка». Это российская колония на… Гавайских островах.

Гавайские острова были открыты 18 января 1778 года знаменитым путешественником и мореплавателем Джеймсом Куком во время своего третьего кругосветного путешествия. Через год здесь же он и был убит. Джеймс Кук дал название вновь открытому архипелагу, которое использовалось вплоть до конца 19 века, - Сэндвичевы (Сандвичевы) острова (в честь своего начальника, Первого лорда Адмиралтейства Джона Монтегю, 4-го графа Сэндвича, который, однако, прославился не как великий флотоводец, а как изобретатель сэндвича – закуски в виде куска мяса, положенного между двумя кусками хлеба).

Появление на этих островах россиян связано с деятельностью Российско-американской компании, основанной Григорием Шелиховым и Николаем Резановым и утверждённой императором Павлом в июле 1799 года. Это государственно-частная торговая фирма была не просто удачным, как сейчас говорят, бизнес-проектом, но и инструментом поиска, захвата и колонизации новых земель. Именно с ней связана история продвижения России в Тихом океане, освоения Аляски и строительства форта Росс в Калифорнии.

В 1814 году главный правитель всех русских колоний в Америке Александр Баранов направил к королю Сэндвичевых (Гавайских) островов Камеомео (Камехамеха; Томеомео в русском написании XIX в.) для установления с Гавайями торговых отношений судно «Беринг». Однако у острова Кауаи, куда судно зашло для пополнения запасов еды и продовольствия, оно было захвачено и разграблено местными жителями. Вождь острова — Томари (давний враг Камеомео, который убил его отца) отказался вернуть украденный товар.

Island1.jpg

 Георг Шеффер

В ответ Баранов послал к Камеомео, резиденция которого располагалась на остров Оаху, вооруженную экспедицию на судне «Открытие» под руководством доктора Георга Шеффера (немецкого естествоиспытателя и медика, эмигрировавшего в Россию в 1808 году). За год до описываемых событий Шеффер принимал участие в экспедиции на Аляску и был списан с корабля как «лицо, нетерпимое на судне» из-за разногласий с капитаном. Теперь в задачу Шеффера входило добиться либо возврата судна и груза, либо получения соответствующей компенсации сандаловым деревом (имевшим в регионе большой спрос).

Вначале Камеомео принял русских очень хорошо. Но затем по острову стали распространяться слухи (распускаемые американцами), что Шеффер, якобы, прибыл с разведывательной миссией, и должен подготовить захват островов.

Отношение короля изменилось, и Шеффер был вынужден бежать с Оаху и перебраться на остров Кауаи к Томари, что, в итоге, дало неожиданный результат: вылечив от болезни Томари и его любимую жену, Шеффер приобрел полное доверие и расположение правителя Кауаи.

Георг Шеффер и Томари заключили соглашение. Россия получала обратно судно «Беринг» и захваченный груз, получила возможность учреждать фактории (торговые поселения) во всех владениях Томари (кроме Кауаи он владел также островом Ниихау). Были заключены торговые соглашения, прежде всего на поставки сандалового дерева.

Со своей стороны Шеффер обязывался предоставить в распоряжение Томари для борьбы с Камеомео 500 человек и несколько вооруженных судов, за что Томари должен был заплатить все тем же сандаловым деревом.

Island2.jpg

Кроме того, Шефферу поручалось командование войсками Томари при условии, что Компании будет уступлена во владение половина острова Оаху, на которой также предусматривалось создание укрепленного поселения. Но самое главное - на основании особого соглашения Томари с подвластным ему населением поступал под покровительство российского императора, а на острове был поднят русский флаг.

Заключив соглашение, Шеффер приступил к укреплению российского присутствия на Гавайях: Он приобрел для Томари два судна. Из Ново-Архангельска на судне компании был доставлен лес и начато строительство укреплений (поселения создавались одновременно на Кауаи и Оаху), и уже к 1816 году создание русского форпоста на Гавайях было практически завершено. Были построены три форта: Форт Елизавета – в честь жены Александра I, форт Барклай и форт Александр.

А сам Шеффер получил поистине королевский подарок - долину Ханалеи на севере острова Кауаи, которую он переименовал в Шефферталь, а реку Ханапепе — в Дон.

Но здесь начались трудности, которые первоначально возникли не из-за конкурентов-иностранцев, а от действий собственных властей.

Сначала Баранов, несмотря на то, что раньше он всегда поддерживал инициативу и смелые предприятия, направленные на укрепление позиций Компании, отказался без санкции Главного правления Российско-американской компании в Санкт-Петербурге утвердить покупку судов и сами договоренности. При этом он сослался на то, что Сэндвичевы острова, по сведениям, состоят под покровительством Англии.

Затем из Петербурга пришел отказ Александра I принять короля Томари под российское покровительство с предписанием вернуть ему составленный в этой связи акт (что фактически означало бы отказ от заключенного соглашения).

Руководство Российско-американской компании сумело переубедить Александра и удержать его от опрометчивого шага. Акт о «высочайшем покровительстве» Томари возвращен не был, а самому «королю» была пожалована золотая медаль на аннинской ленте с надписью «Владетелю Сэндвичевых островов Томари в знак дружбы его к россиянам», а также пожалованы традиционные в таких случаях подарки.

Island3.jpg 

Гавайские острова – снимок из космоса

Однако этим все и ограничилось. В результате созданная в рекордные сроки русская фактория оказалась фактически брошенной на произвол судьбы, чем не преминули воспользоваться иностранцы. Они сделали все, чтобы «извести» русские фактории, дававшие России неоспоримые права на занятые территории (напомним: уступка территории под строительство на основе договора с местным владетелем, поднятие флага, создание поселений, принятие местного вождя под «высочайшее покровительство» — акт о покровительстве, напомним, Томари возвращен не был), что им и удалось.

Вначале американцы добились спуска русского флага. Затем они перекупили у Томари все то, что он обязался поставлять российским купцам по соглашению с Шеффером, а потом подкупом, интригами и силой оружия начали напрямую выдавливать русских.

Сначала удалось уничтожить факторию на Оаху и изгнать с острова Шеффера, затем это повторилось на Кауаи.

Когда с первой попытки уничтожить русскую факторию на острове Кауаи не удалось, был распущен слух, что если на острове не будет спущен русский флаг, американцы пришлют суда и перебьют всех жителей острова. Затем аборигенов натравили на факторию, спровоцировав захват русского имущества.

Под угрозой расправы Шеффер со своими спутниками был вынужден перебраться на суда, а когда пытался высадиться на берег и отбить имущество, русские подвергались обстрелу из пушек. Пробыв в такой осаде длительное время, Шеффер на одном из судов был вынужден уйти в порт Гонолулу, послав второй корабль с извещением о произошедшем в Ново-Архангельск к Баранову.

В июле 1817 г. Шеффер, не дождавшись помощи и оставив служащих Российско-американской компании на Оаху, на иностранном судне отправился в Кантон, через который ему удалось вернуться в Петербург.

По возвращении в столицу, Шеффер в 1818 г. подал министру внутренних дел Козодавлеву (который отвечал за деятельность Российско-американской компании) записку, в которой, обосновывая выгодность торговли с Сэндвичевыми островами, вновь поставил вопрос о высадке российских представителей на одном из гавайских островов и учреждении там русской фактории.

Совет при главном правлении Компании поддержал проект, но Александр вновь не утвердил его, указав, «что мысль о водворении русских на одном из Сандвичевых островов имеет весьма мало оснований», и предоставив Компании право распорядиться «назначенными владельцу островов от Высочайшего имени» подарками по своему усмотрению.

Окончательное решение было изложено в феврале 1818 года министром иностранных дел Карлом Нессельроде:

«Государь император изволит полагать, что приобретение сих островов и добровольное их поступление в его покровительство не только не может принесть России никакой существенной пользы, но, напротив, во многих отношениях сопряжено с весьма важными неудобствами. И потому Его величеству угодно, чтобы королю Томари, изъявя всю возможную приветливость и желание сохранить с ним приязненные сношения, от него помянутого акта не принимать, а только ограничиться постановлением с ним вышеупомянутых благоприязненных сношений и действовать к распространению с Сандвичевыми островами торговых оборотов Американской компании, поколику оные сообразны будут сему порядку дел».

Причины подобного доподлинно неизвестны, однако ясно одно — в угоду тем или иным «политическим установкам» выгодный во всех отношениях «купеческий проект» (а проблема продовольственного снабжения Аляски была одной из самых острых с первого момента существования Русской Америки; напомним, известная экспедиция Резанова в Калифорнию в 1806 г. была вызвана в первую очередь острой нехваткой хлеба в колониях) был в очередной раз «утоплен» бюрократическим государственным аппаратом Российской империи.

Российско-американская компания, таким образом, не только ничего не приобрела, но и понесла ущерб в размере 200 000 руб. Взыскать эту сумму с не имевшего средств Шеффера правление не сочло возможным и в 1819 году просто уволило его.

Таким образом, либо под иностранным давлением, либо по недомыслию, либо по злому умыслу Россия лишилась возможности заполучить себе райский уголок с белым песком и пляжами (или военно-морскую базу стратегического значения) в самом центре Тихого океана. Шанс был потерян навсегда. А через 70 лет, в 1898 году, Гавайские острова были присоединены к Северо-Американским Соединённым Штатам…

Island4.jpg

 Остатки каменной лестницы в форте Елизавета

Памятником «несостоявшейся» русской фактории на Гавайях служат сохранившиеся до наших дней остатки каменного фундамента форта Елизавета в порту Лихуэ.

Только представьте себе – повернись все иначе, и были бы Гавайи не 50-м штатом США, а каким-то там по счету субъектом федерации.

И Барак Обама не уехал бы и не стал бы 44-м президентом Соединенных Штатов, а вполне достойно трудился бы в своем родном Гонолулске официантом, а может даже управляющим пятизвездочной гостиницей «все включено».

И покупали бы наши деятели шоу-бизнеса себе виллы и квартиры не в Майями, а где-нибудь на острове Молокаи, на берегу Тихого океана.

И летал бы наш средний класс на отдых не в Турцию или Таиланд, а на Оаху, Мауи или даже, я не побоюсь этого слова, Кахоолаве.

А там, глядишь, и Олимпиаду бы провели не в Сочи, а в Гонолулу. Правда, не зимнюю, а летнюю – все-таки климат несколько другой.

Но, как бы банально это ни звучало, история действительно не знает сослагательного наклонения…

Иван Переверзев