Наверх

Иван Ползунов – создатель «огненного двигателя»

Автором одного из самых прорывных изобретений человечества — паровой машины — считается англичанин Джеймс Уатт. Обидно — ведь первенство в этом изобретении принадлежит России. Уатт пользуется мировой славой, а русский изобретатель Иван Ползунов, сделавший двигатель на 18 лет раньше англичанина, фактически забыт на родине...

Автором одного из самых прорывных изобретений человечества — паровой машины — во всем мире считается англичанин Джеймс Уатт, механик из университета в Глазго. Если спросить об авторстве этого агрегата у нас в России, то подавляющее большинство тоже, наверняка, укажет на жителя туманного Альбиона. Обидно — ведь первенство в изобретении парового двигателя принадлежит именно России. Дж. Уатт пользуется мировой славой, а русский гениальный изобретатель Иван Ползунов, сделавший этот двигатель на 18 лет раньше англичанина, фактически забыт на родине...

Русский самородок Иван Иванович Ползунов появился на свет в семье солдата в 1729 г. в Екатеринбурге. Употребляя современную терминологию, можно сказать, что родился он и рос в центре крупнейшей на тот момент промышленной агломерации. История города началась с указа Петра I, повелевшего заложить на Урале металлургический завод. Исполняя указ самодержца, историк, экономист и государственный деятель В.Н.Татищев, а также инженер и металлург В.Г. де Генин после долгих поисков нашли превосходное место для завода. И весной 1723 г. года на берегах реки Исеть развернулось строительство самого большого в России железоделательного завода.

Датой же рождения города Екатеринбурга стал день 7 (18) ноября 1723 г., когда в цехах был осуществлен пробный пуск кричных боевых молотов. Сам завод в первые годы своего существования превосходил по технологической оснащенности все иные металлургические предприятия не только страны, но и мира.

В общем, металлургия предопределила жизненный путь Ивана Ползунова. После окончания арифметической школы в 1742 г. он был определен «механическим» учеником на завод к мастеру Никите Бахореву. В 1749 г. молодого горнозаводского специалиста перевели на Колывано-Воскресенские заводы Алтая, где добывались драгоценные металлы для казны. Толковому работнику Ползунову начальство поручило произвести разведку залежей руды в окрестностях реки Чарыш. Иван Ползунов блестяще справился с поручением — сделал карту рудников и произвел математические расчеты. Вскоре с учетом его прикидок началось строительство нового завода.

Работая на алтайских заводах, Ползунов стал крупнейшим специалистом-механиком. Все свободное время он проводил за техническими книгами, которые пачками выписывал из столицы. Знания требовали практического применения. И в 1754 г. молодой изобретатель построил для нужд завода «вододействующую лесопилку». Делом жизни Ползунова стало создание «огненного двигателя» — первой в мире универсальной промышленной паровой машины. Работая в центре алтайской горнорудной промышленности и зная нужды производства, Ползунов задался целью «пресечь водяное руководство». Т.е. отказаться от исключительно использования водяного колеса — источника энергии для работы воздуходувных мехов и молотов для ковки металла. Бесконечные расчеты, чертежи, схемы и опыты...

В 1763 г. проект был завершен и подан на рассмотрение заводскому начальству, которое направило бумаги в столицу. Через год (рекордно короткий срок, если учитывать тогдашнюю скорость прохождения документов и принятия решений) «прожект» Ползунова получил «милость» императрицы, которая в восторге назвала уральского изобретателя «техническим феноменом». Своим распоряжением она произвела его в «механикуса с чином и званием инженерного капитан-поручика», приказала выделить денежное вознаграждение в 400 рублей и, по возможности, направить для учебы в Академию наук. И, главное, дала «добро» на реализацию проекта, приказав «людей давать столько, сколько у него работы случится».

В 1764 г. Ползунов приступил к строительству машины. Ее размеры впечатляли — металлическая махина собиралась в «машинной хоромине», высотой в 18,5 метра, при этом некоторые детали агрегата весили более двух с половиной тонн. Сохранившиеся чертежи позволяют понять принцип работы первой в мире паровой машины. Вода разогревалась в котле, склепанном из металлических листов. Пар поступал через распределительные устройства в два вертикальных трехметровых цилиндра, поршни которых действовали на коромысла. Эти коромысла были связаны с мехами для поддува рудоплавильных печей, а также с водяными насосами-распределителями. Котел автоматически снабжался подогретой водой. Было предусмотрено использование отработанного пара.

13 месяцев непрерывной работы, требовавшей от изобретателя полной отдачи сил и нервной энергии, подорвали его здоровье. В результате скоротечной чахотки русский гений в возрасте всего 38 лет скоропостижно скончался 6 мая 1766 г., не дожив буквально несколько дней до пуска своего детища.

На испытаниях паровая машина показала блестящий результат — плавка металла продолжалась целые сутки. В течение нескольких месяцев она исправно обслуживала заводские рудоплавильные печи. За это время она не только окупила затраты на свое строительство (7 200 рублей), но и дала свыше 12 тысяч рублей прибыли. Потом начались проблемы — потек котел, появилась течь между поршнями и стенками цилиндров. Технически малограмотные работники не знали, как устранить естественно возникшие в ходе эксплуатации неисправности. Обернули было поршни берестой, чтобы устранить зазоры, но береста, понятное дело, весьма непрочный материал. Машина окончательно стала и, простояв в бездействии 15 лет, была разобрана, а детали ее сданы на склад. Ползуновскую паровую машину в России больше не строили. Лишь в 1825 г. для Барнаульского металлургического музея изготовили ее модель, которая сохранилась до наших дней.

А что же Дж. Уатт? В 1784 г. он запатентовал свой универсальный тепловой двигатель. К 1800 г., к моменту завершения срока патента, дававшего Уатту монопольное право строить такие машины, фирма «Уатт и сыновья», в которой капиталами участвовал бирмингемский промышленник М.Болтон, выпустила 250 паровых машин. Ну, и, конечно, всемирное признание и память благодарных потомков. Может быть, и у нас в России все-таки когда-нибудь воздадут по заслугам своему техническому гению — Ивану Ивановичу Ползунову?

Виталий Лоськов