Наверх

09.11.2012

Как строили западный щит Беларуси (Часть 1)

«Наши историки незаслуженно мало уделяют внимания грандиозной стройке, которая велась с 1831 по 1941 гг. на территории Беларуси. Речь идет о создании мощнейших оборонительных сооружений — крепостей и укрепрайонов (УРов)», - пишет военный историк, писатель и публицист Александр Широкорад.<br />

Наши историки незаслуженно мало уделяют внимания грандиозной стройке, которая велась с 1831 по 1941 гг. на территории Беларуси и в прилегающих к ней областях. Речь идет о создании мощнейших оборонительных сооружений — крепостей и УРов.

На их строительстве были заняты сотни тысяч русских и белорусских крестьян, солдат, а в советское время — и заключенных.

С античных времен до нас дошла поговорка: «Все боится времени, а время боится пирамид». Не побоюсь добавить: время боится российских имперских крепостей и советских УРов. Спору нет, какие-то отдельные фортификационные сооружения постепенно становятся жертвами хозяйственной деятельности человека. Но полностью уничтожить следы крепостей и УРов невозможно, даже затратив несколько бюджетов союзного государства.

С расширением Российской империи во времена Петра I и Екатерины II старые пограничные русские крепости, такие как Иван-Город, Псков и Смоленск, оказываются в глубине империи. Однако при Екатерине II и Павле I крепости на западе не строятся. Там нет сильных противников, способных противостоять русской армии, имевшей такого полководца, как Суворов.

Наиболее компетентный в дореволюционной России историк фортификации Виктор Васильевич Яковлев крайне негативно оценивал состояние русских крепостей в начале царствования Александра I: «В России в начале XIX века, при Александре I, фортификационное искусство находилось в состоянии застоя: борьба с Наполеоном и другие государственные дела заслоняли собой крепостное строительство».

Генерал-квартирмейстер Петр Корнилович Сухтелен в 1807 г. предпринял инспекторскую поездку вдоль всей западной границы России. На основании этой поездки он составил обширный проект возведения целой системы крепостей на западной границе, предложив укрепить города Вильно, Ковно, Брест-Литовск, Пинск и Луцк.

Увы, Александр I отверг проект, реализация которого могла кардинально изменить ход войны 1812 г. Замечу, что царь вовсе не был принципиальным противником крепостей. Военное ведомство отпускало огромные средства на существование абсолютно ненужных крепостей, которых на 1809 г. в империи имелось аж 62 (!), и ни одной на западной границе.

Лишь в 1810 г. царь и военное министерство соизволили заняться приведением в оборонительное состояние крепостей Киева (Печорской) и Риги, которые разрушались много десятилетий.

И вот в 1810 г. помимо Риги и Киева Военное министерство решило построить на западной границе две крепости — Бобруйск и Динабург. Оба города имели крайне важное стратегическое значение, и там в течение многих столетий строили крепости и замки.
Так, на месте Бобруйской крепости уже в начале XV в. был замок, носивший характерное название Бой.

Строительство крепости Бобруйск началось в 1810 г. по проекту и под руководством инженера Оппермана. Он лично производил рекогносцировку местности и убедил начальство, что крепость надо строить именно на судоходной реке Березине, невдалеке от судоходной же части реки Немана вместо планировавшего ранее предполагавшейся строительства крепости у Рогачева на Днепре.


Генерал Опперман Карл Иванович (1765-1831).

Крепость Бобруйск должна была стать опорным пунктом в Полесье и плацдармом для сбора войск в случае войны России на западе. По проекту Оппермана крепость должна располагаться на правом берегу Березины при устье речки Бобруйки. На другой стороне Бобруйки планировалось возвести передовое — «нагорное» — укрепление, а на левом берегу построить тет-депон (мостовое оборонительное сооружение).

Уже через два года, к началу Отечественной войны 1812 г., Бобруйск представлял собой солидную долговременную преграду, основательно подготовленную на случай осады и особенно против атаки открытой силой. Крепость состояла из бастионных фронтов с равелинами. В равелинах и бастионах имелись каменные блокгаузы и земляные траверсы, установлены палисады у эскарпов и штурмфалы (наклонный или горизонтальный оборонительный тын) по наружным крутостям брустверов.

В июле 1812 г. французская кавалерия появилась вблизи Бобруйской крепости. К этому времени на верках крепости было установлено 330 орудий, сделан запас боевых припасов на год и продовольственных на 6 месяцев на 8 тыс. человек. Для 18 батальонов были устроены бараки и землянки, а для пороха — блиндированные помещения.

Войска Бобруйской крепости были подчинены временному военному губернатору генерал-майору Игнатьеву.

Французы обложили Бобруйск и держали его в блокаде с июля до ноября 1812 г. Гарнизон крепости численностью всего около 7 тыс. человек был слишком мал и мог быть достаточен лишь против внезапной атаки или блокады с учетом того, что в 80 верстах в Мозыре стоял русский 2-й резервный корпус генерала Эртеля.

Для наблюдения за крепостью и этим корпусом сначала на Березине находился французский кавалерийский корпус Латур-Мобура, который по занятии Смоленска был заменен польской дивизией генерала Домбровского с добавлением ему кавалерии (15 батальонов и 12 эскадронов).

Почему же Наполеон не пожелал овладеть Бобруйском? Главной субъективной причиной этого была уверенность Наполеона, что после разгрома русских армий в полевом сражении Александр I немедленно заключит с ним мир. А объективная причина — отсутствие осадной артиллерии. В принципе, Наполеон мог набрать по всей Европе достаточно осадных орудий для взятия дюжины Бобруйсков. Но где взять столько лошадей, а главное, чем их кормить?

В результате у Яна Домбровского было на 12 тыс. штыков и сабель всего 22 орудия. Тем не менее, храбрый генерал со свитой 29 августа подъехал на несколько десятков метров к стенам крепости. Русские выпустили несколько гранат, одна из которых сбила шляпу с Домбровского. Поляки смекнули, что 22 полевых орудия против 330 крепостных пушек, пожалуй, маловато. Посему Домбровский отписал Наполеону: «Не желая компрометировать интересы императора, штурмовать не решаюсь».

Таким образом, крепость Бобруйск полностью выполнила свое назначение, ограничив с юга продвижение Великой армии.

Вступив в 1825 г. на престол, Николай I решил прикрыть западную границу империи, построив там ряд новых крепостей, которые в сочетании со старыми должны были образовать три линии обороны.

Польское восстание 1830 г. сделало план постройки западных крепостей первоочередной задачей.

В 1831 г. Николай I приказал построить три линии крепостей для защиты западной границы. В первую линию вошли крепости, расположенные в Царстве Польском: Модлин, Варшава, Ивангород и Замостье.

Замечу, что 25 февраля 1834 г. император Николай I приказал переименовать крепость Модлин в крепость Святого Георгия в память о сражении под Остроленко, и 14 марта того же года крепость была переименована в Новогеоргиевск.

Во вторую линию западных крепостей входили (с севера на юг): крепость II класса Динамюнде (с 1893 г. Усть-Двинск, в 1959 г. вошла в черту г. Рига), крепость II класса Ковно, крепость II класса Осовец и крепость I класса Брест-Литовск.

В тылу располагалась третья линия крепостей, главными из которых были Киев, Бобруйск и Динабург.

Объем статьи позволяет остановиться лишь на одной наиболее интересной крепости — Бресте.

Точное время основания Брест-Литовска неизвестно. Во всяком случае, в 1015 г. городище Берестье (Берестая) принадлежало Туровскому княжеству. В начале XIV в. город (крепость) был захвачен литовским князем Гедемином. В XVI в. поляки стали именовать его Брест-Литовском.

Крепость Брест-Литовск имела очень важное стратегическое значение. Недаром в начале XVIII в. известный полководец фельдмаршал Мориц Саксонский говорил о ней, что «кто владеет в военное время этой твердыней, тот имеет великие выгоды над прилежащею страною».

В 1796 г. Брест был передан России по третьему разделу Польши. И уже в следующем году инженер-генерал Деволант предложил сделать его большой русской крепостью.

В 1807 г. Александр I приказал начать строительство крепости в Бресте, и инженер-генерал Сухтелен составил ее проект, но война 1812 г. помешала его реализации.


Карта-схема Брестской крепости и окружающих ее фортов, 1912 г.

В 1823 г. директор польского инженерного корпуса генерал Малецкий составил проект укрепления Брест-Литовска, который также не был реализован. В 1829 г. инженер-генерал Опперман спроектировал первоначальную оборонительную линию Брест-Литовска «временной профили», которую впоследствии можно было бы обратить в долговременную. В октябре следующего года проект этот, исправленный лично Николаем I, был утвержден и образован строительный комитет под началом генерала Мелецкого.

Польское восстание й831 г. приостановило выполнение работ, но зато ускорило возведение временных укреплений.

В 1832 г. высшее наблюдение за постройкой крепости было возложено на графа Паскевича, а надзор за работами — на инженер-генерала Дена. Работы были начаты 6 июня 1833 г.

По Высочайшему Императорскому повелению город Брест-Литовск, имевший восьмивековую историю, почти десятитысячное население, более 500 строений, был перенесен на три километра восточнее, а жители города получили ссуду на постройку новых домов. Старинные постройки города были уничтожены или приспособлены для военных нужд.

1 июня 1836 г. в торжественной обстановке приступили к строительству цитадели (центрального укрепления крепости). А 26 апреля 1842 г. над сооружением был поднят российский флаг, и крепость вступила в число действующих крепостей Российской империи.

Русские военные инженеры, умело используя преимущества местности, создали на месте старого города укрепления, которые по тем временам были неприступны. Широкие рвы, заполненные водой, в сочетании с естественными рукавами рек образовали четыре острова общей площадью 4 кв. км.

Центральное укрепление крепости располагалось на острове, омываемом правым и левым рукавами р. Мухавец при впадении их в р. Западный Буг. По периметру цитадели была построена сомкнутая двухэтажная оборонительная казарма протяженностью 1,8 км. В наружных стенах казармы почти двухметровой толщины были не только окна, но и узкие прорези бойниц. Пятьсот казематов казармы могли вместить гарнизон численностью до двенадцати тысяч солдат со всеми запасами, необходимыми для обеспечения этих войск в течение длительного времени.

Цитадель с трех сторон прикрывали предмостные укрепления: на севере — Кобринское (4 бастионных форта с 3 равелинами), на юге — Волынское (2 бастионных форта с 2 равелинами), на западе — Тереспольское (4 земляных люнета). С внешней стороны эти укрепления прикрывал земляной вал десятиметровой высоты (с казематами и другими строениями внутри) и ров, заполненный водой. Внешняя оборонительная линия крепости составляла 6,4 км.

Четверо ворот — Брестские (Трехарочные), Холмские, Тереспольские и Белостокские — через мосты соединяли Цитадель с предмостными укреплениями. Связь предмостных укреплений с прилегавшей к крепости местностью осуществлялась через Северные ворота (Александровские), Восточные (Михайловские), Северо-Западные, Южные и Варшавский проезд (на западе).

В 1864 г. началась реконструкция крепости по плану известного российского фортификатора генерал-адъютанта Э.И.Тотлебена: проведены работы по утолщению главного вала, на Кобринском укреплении построены два редута — Западный и Восточный, приведены в порядок редюиты в люнетах Тереспольского укрепления, построены два пороховых погреба на 5 тысяч пудов каждый и проведены другие работы.

В 1869 г. приступили к строительству форта «Граф Берг» в 1 км к северо-западу от крепости. Целью строительства было прикрыть северо-западную часть крепости и улучшить обстрел местности в районе, где недавно была построена Варшавско-Брестская железная дорога. Основные работы по строительству форта были завершены к 1872 г.

Вместе с тем артиллерия властно диктовала инженерам свои требования. Дальнобойность орудий привела к необходимости перемещения линии внешних укреплений далеко вперед от центра крепости. В целях противодействия обходу крепости противником, затруднения ее блокирования, удержания важных пунктов, расположенных вблизи крепости, стали создавать отдельные мощные укрепления-форты. Брест-Литовская крепость стала фортовой крепостью.

На протяжении десятилетия, с 1878 г. по 1888 г., шло строительство девяти фортов на удалении 3,5—4 км от главной ограды крепости и на таком же расстоянии друг от друга.

Форты имели номерное обозначение. Общий обвод фортовой линии составил 30 км. В основном это были земляные укрепления с небольшими казематами для личного состава и позициями для пушек на валах. В каждом форту могли разместиться гарнизон из 250 человек и до 20 орудий. Некоторые форты имели сухие рвы, а форты IV—IX имели рвы, заполненные водой.

В крепости продолжалась реконструкция. На строительство, реконструкцию и ремонт всех видов укреплений Брест-Литовской крепости с 1833 г. по 1882 г. из строительных сумм Военно-инженерного ведомства было выделено около 14 млн. руб.

Появление фугасных снарядов в середине 80-х годов XIX века при одновременном увеличении дальнобойности артиллерии дает толчок к новому переустройству крепостных сооружений. 30 июня 1911 г. Инженерный комитет Главного Инженерного Управления рассмотрел и одобрил детально разработанный план расширения крепости в следующем десятилетии. В 1912 г. комитет Генерального штаба утвердил этот план. Новый фортовой пояс предполагалось возвести в 6—7 км от ядра крепости, при этом общий обвод фортовой линии увеличивался до 45 км.

К строительству фортов приступили только летом 1913 г., а до этого времени (с 1905 г.) перестраивали и усиливали устаревшие сооружения и некоторые номерные форты. В пяти фортах (с IV по VIII) были перестроены бетонные казематы, возведен Х форт.

При постройке новых фортов, получивших литерное (буквенное) обозначение, по экономическим соображениям в план были включены старые форты: в северном секторе — I и VIII, в северо-восточном — Х.

В конце XIX — начале XX вв. в крепости были расквартированы 152-й пехотный Владикавказский полк им. генерала Ермолова, 149-й пехотный Черноморский полк, 6-й пехотный Либавский полк, 5-й пехотный Калужский Вильгельма I полк, Управление Брест-Литовской крепостной артиллерии и другие.

С 1905 г. в крепости размещался воздухоплавательный батальон. На его вооружении находился дирижабль французского производства «Клемен-Баярд» («Clement Bayard»), а с 1913 г. — дирижабль «Кондор». Кроме них в батальоне было несколько аэростатов и аэропланов. Между прочим, офицерами ГАУ и ГВИУ были в 1912—1914 гг. были разработаны проекты крепостных аэродромов, причем аэродромы должны были иметь подземные бетонированные укрытия.

К 20 декабря 1893 г. в крепостях первой и второй линий (Новогеоргиевск, Брест-Литовск, Ивангород, Варшава, Ковно, Осовец, Зегрж) состояло пушек обр. 1877 г. и 1867 г.: 203-мм — 203, 152-мм — 1642, 122-мм — 477, 107-мм — 1027; мортир обр. 1877 г. и 1867 г.: 203-мм — 145, 152-мм — 371. А всего с орудиями малых калибров и гладкоствольными мортирами — 5068 штук.

По качеству русские орудия во времена царствования Александра II и Александра III делили первое место в мире с германской артиллерией (они были спроектированы одними и теми же инженерами Круппа).

А вот при Николае II в России не было создано ни одного тяжелого современного орудия, то есть орудия с откатом по оси канала, не считая 6-дм (152-мм) гаубицы обр. 1909 г., которая была скорее корпусным, нежели крепостным орудием.

К 1909 г. крепостная артиллерия России выглядела так: из 11 тысяч орудий около 30% — образца 1877 г., 45% — образца 1867 г., 25 % гладкоствольных систем времен Николая I,  и ни одного современного орудия.

Из-за отсутствия орудий нового типа в 1911 г. в России была расформирована осадная артиллерия. Ее отправили на лом или складировали в крепостях.

Планы строительства западных крепостей России кардинально пересматривались почти каждый год. Например, в феврале 1909 г. состоялось Высочайшее повеление об упразднении нескольких крепостей, в том числе и крепости Новогеоргиевск, считавшейся первоклассной, Батума, Очакова и Усть-Двинска, о скорейшем приведении в «надлежащий вид» Брест-Литовска, Кронштадта, Выборга, Владивостока и пр. А уже через год, в мае 1910 г., состоялось другое повеление, по которому крепости Новогеоргиевск, Батум, Усть-Двинск и Очаков не только не упразднялись, но должны были быть перестроены, чтобы удовлетворять современным требованиям.

4 августа 1912 г. Николай II утвердил очередной план строительства Гродненской крепости, которую с полным основанием называют последней крепостью Российской империи.


Схема крепости Гродно. 1915 год

Первый план строительства Гродненской крепости был составлен еще в 1831 г. В ходе польского восстания было решено построить земляные укрепления вокруг Гродно. Однако этот план не был реализован.

По новому проекту Гродненская крепость должна была состоять из 16 фортов, соответствующих типовым фортам, разработанным военными инженерами К.И.Величко, Н.А.Буйницким и В.В.Малковым-Паниным, 18 литерных опорных пунктов на полуроту, 38 номерных опорных пунктов на взвод пехоты. После обсуждения в план были внесены изменения, и он был рассмотрен 2 июня 1912 г. в Инженерном комитете Главного инженерного управления.

В новом проекте количество фортов уменьшилось до 13, номерных опорных пунктов — до 23, а литерных увеличилось до 19. Кроме фортов и опорных пунктов, предполагалось строительство открытых батарей для орудий крупного калибра, отдельных укрытий для пехоты, пороховых погребов, аэродрома, плотины, дороги и ряда других вспомогательных сооружений. Граница крепостного района проходила примерно в 10 км от проектируемой линии фортов.

Строить Гродненскую крепость было поручено генерал-майору Дмитрий Павлович Колосовскому. 1 сентября 1912 г. ему было выдано предписание Главного инженерного комитета.

Гродно был объявлен крепостью 23 августа 1913 г., хотя работы на главной крепостной позиции находились на начальной стадии, а настоящего гарнизона и вооружения крепость еще не имела.

Для возведения крепости были созданы 14 строительных участков, начальниками которых стали инженерные офицеры Изыскательной партии. Кроме военных строителей, на участках широко при¬менялся труд вольнонаемных рабочих, гражданских подрядчиков, местных кре¬стьян. Все это способствовало довольно быстрому строительству фортов и опорных пунктов.

Тем не менее, к началу мировой войны ни один из фортов Гродненской крепости не был готов и на половину.


10-дм пушка, захваченная немцами в Гродно. 1915 г. (фото с сайта http://www.oldgrodno.com/v/1880-1940/1WW/fort/)

События развивались так. 13 июля комендант Гродненской крепости генерал от инфантерии М.Н.Кайгородов подписал приказ об объявлении Гродненской крепости на военном положении. Одновременно на военном положении была объявлена и вся Гродненская область.

На следующий день, то есть 14 июля (по ст. стилю), губернатор получил телеграмму от министра внутренних дел Н.А.Маклакова с введением в действие «Положения о подготовительном к войне периоде». 16 июля Николай II объявил мобилизацию, потом отменил, а рано утром 17 июля вновь объявил ее. 19 июля (1 августа по новому стилю) Германия предложила России отменить мобилизацию, а после отказа объявила ей войну.

Помимо мобилизации в армию начали проводить большую мобилизацию населения на строительство Гродненской крепости. «Если в конце июля — начале августа 1914 года на оборонительных объектах от Гродно и уезда работали 2746 человек и 301 подвода, то в марте 1915 года их уже было 7596 человек и 1896 подвод. А к 15 марта 1915 года на всех крепостных и позиционных работах в укрепляемом районе было занято 28 515 человек и 8350 подвод».

К 1 августа 1914 г. самым мощным орудием Гродненской крепости были 24 — 6-дм пушки обр. 1904 г. с 24-мя лафетами. Пушки эти были устаревшей конструкции, хотя и изготовлены после русско-японской войны. Дело в том, что они были спроектированы еще в начале 90-х годов XIX века и отличались от 6-дм пушек в 190 пудов лишь немного улучшенной баллистикой и тем, что у них заменили клиновой затвор на поршневой.

Помимо них артиллерия среднего калибра была представлена 95 — 6-дм пушками в 120 пудов и 24 — 42-линейными (107-мм) пушками обр. 1877 г. К этим орудиям имелось 143 высоких осадных лафета обр. 1877 г. Боекомплект для 6-дм пушек в 120 пудов составлял 8550 выстрелов, а для 42-линейных — 3600 выстрелов.

В качестве противоштурмовых орудий использовались 12 батарейных и 57 легких пушек 107-мм и 87-мм полевые пушки обр. 1877 г.

Из современных орудий в крепости было 53 - 3-дм (76-мм) противоштурмовых пушки обр. 1910 г. на колесных лафетах. В крепости состоял один капонирный станок к 3-дм скорострельной пушке (76-мм полевой обр. 1902 г.).

Артиллерия навесного боя была представлена 23 — 6-дм гаубицами Шнейдера обр. 1909 г. Кроме того, в крепости состояло восемь 8-дм мортир обр. 1877 г., но, скорее всего, они были небоеспособны.


6-дм береговая пушка Кане, захваченная немцами в Гродно. 1915 г.  (фото с сайта http://www.oldgrodno.com/v/1880-1940/1WW/fort/)

К началу 1915 г. вооружение Гродно не изменилось по сравнению с августом 1914 г. Между тем фронт приближался, и для Гродненской крепости стали собирать артиллерию, откуда только возможно.

17 августа началось наступление немцев на фронте 1-го армейского корпуса, оборонявшего крепостной обвод. В ходе упорного боя русские отступили. На следующий день утром, развернув одну дивизию в направлении деревень Рогачи, Беляны, Кустинцы, немцы сходу завладели рогачевскими позициями.

21 августа немцы форсировали Неман. Развернулись бои на улицах города Гродно. К середине дня 22 августа немцы полностью захватили город.

Как доложило командование крепости, к 21 ч. 00 мин. 22 августа большинство фортов было взорвано их защитниками. На самом деле форты получили лишь незначительные повреждения от взрывов. Ну а ряд фортов вообще не был взорван. Так, согласно донесению капитана Десницкого, «На форте IV подорвать ничего не могли, т. к. шнуры были у подрывников отняты нижними чинами. Пороховой погреб не подорван, потому что был занят немцами раньше, чем мы вышли из форта».

Так, в общем-то бесславно, закончила свою историю последняя крепость Российской империи.


Японская 28-см гаубица, захваченная немцами в Гродно. 1915 г.  (фото с сайта http://www.oldgrodno.com/v/1880-1940/1WW/fort/)

Несколько слов стоит сказать и о взятии немцами крепости Брест-Литовск.

К началу октября 1914 г. внешняя линия крепостной обороны Бреста состояла из 40 долговременных и полудолговременных укреплений (14 фортов, 5 оборонительных казарм, 21 промежуточный опорный пункт).

В городе Бресте расположились штабы армии Западного фронта. Крепость стала базой снабжения русских войск, действовавших на р. Висле. Уже к весне 1915 г. позиции крепости имели законченный вид, а к августу 1915 г. Брест-Литовская крепость была одной из наиболее подготовленных к обороне крепостей. Совет обороны, образованный комендантом крепости генерал-лейтенантом В.А.Лаймингом, признал, что «при бережном использовании запасов крепости (какие имелись всего на 6 месяцев обороны) она может продержаться 8 месяцев».

Летом 1915 г. немецкое командование ежедневно в течение двух недель посылало самолеты на бомбардировку крепости.

В августе 1915 г. Верховное командование русской армии приняло решение об эвакуации крепости Брест-Литовск. На это решение повлияло стремительное наступление кайзеровских войск, быстрое падение крепостей Ковно и Новогеоргиевск. 8 августа был отдан приказ об эвакуации крепости и взрыве отдельных ее укреплений.

В ночь с 12 на 13 августа 1915 г. форты и опорные пункты 1-й и 2-й линии обороны на северо-восточной, восточной и юго-восточной сторонах крепости были взорваны до основания, остальные  частично. Орудия, наиболее необходимые боеприпасы и имущество вывезены из крепости. Остальное имущество и деревянные крепостные постройки были сожжены, мосты взорваны. Войска оставили город и крепость. Крепостной флаг, штандарт, почетные ключи от ворот крепости в октябре 1915 г. по описи были сданы коменданту г. Москвы.

Население города эвакуировалось в ближайшие губернии России. По рассказам свидетелей, город в момент отхода войск представлял море пламени, а звуки взрывов были слышны на десятки километров. Большие бои велись лишь на позициях Добрынь, Западные Кобыляны и Южный Крощин. Эти позиции интенсивно обстреливались из полевых батарей и 150-мм гаубиц противника.

13 августа 1915 г. кайзеровские войска вошли в город и крепость. В крепости разместился штаб Главнокомандующего Восточным фронтом германской армии. Оккупация немецкими войсками Брест-Литовска продолжалась до конца 1918 г.

Александр Широкорад,
военный историк, писатель, публицист