Наверх

10.12.2012

Судьба генерала. (Часть 2)

Летом 1921 года генерал Сергей Войцеховский впервые приехал в Чехословакию, ставшую ему второй родиной, которой он служил столь же самозабвенно, как и России. В начале октября 1921 года его назначают командиром 24-й пехотной бригады. В 1935 году он становится командующим Пражским военным округом - самой большой группировкой чехословацкой армии.

 Летом 1921 года генерал Сергей Николаевич Войцеховский впервые приехал в Чехословакию, ставшую ему второй родиной, которой он служил столь же самозабвенно, как и России. В начале октября 1921 года следует назначение на должность командира 24-й пехотной бригады в восточно-словацких Михаловицах. Его непосредственным начальником, командующим Ужгородским военным округом, был французский генерал Мари-Константин Парис, уроженец Москвы, владевший русским лучше, чем французским. Что, конечно, помогало Войцеховскому как-то привыкнуть к незнакомой обстановке. В январе 1923 года он принимает командование 9-й стрелковой дивизией и перебирается, правда все еще в Словакии, в город Трнаву. За несомненные успехи и высокую выучку вверенных ему частей, он был повышен в чине, на его погонах появилась еще одна звезда. В 1927 году его дивизия признана лучшей во всей чехословацкой армии. Наградой за это стал перевод на должность командующего вторым по значению в довоенной Чехословакии Брненским военным округом. В ноябре 1929 года Сергею Николаевичу присваивается звание генерала армии. Вплоть до осени 1935 года он успешно продолжает заниматься в Брно реорганизацией, выучкой и укреплением обороноспособности подчиненных ему войск.

В 1935 году он становится командующим Пражским военным округом. Ему была вверена самая большая группировка чехословацкой армии. Несмотря на сложные отношения, а они были антагонистами еще во время совместной службы в России, начальник чехословацкого генштаба Людвик Крейчи дает ему такую характеристику: «Обладает честным, энергичным, ответственным характером. Надежен. Высокообразованный командир с богатым военным опытом... Отличается высокой наблюдательностью. Работает инициативно, целеустремленно и планомерно. Отличный командующий округом».


Армейский генерал С.Н. Войцеховский на параде в Градец Карлове. 1937 год

В это время обстановка в Европе уже накаляется, запахло войной с Германией. Отдавая себе в этом отчет, Сергей Николаевич начинает стремительно форсировать строительство оборонительных фортификационных сооружений вдоль чешско-германской границы и готовить армию к противостоянию. Историк Иржи Фидлер пишет, что генерал «работал для своей новой родины на границе физических возможностей».

26 сентября 1938 года объявляется мобилизация, в городе Кутна-Гора сосредотачивается командование 1-й армии, выдвинутой в направлении возможного удара противника. В задачу самой крупной военной группировки входит принятие на себя первого удара вермахта с последующим стратегическим отступлением вглубь страны. Командующим назначается генерал Войцеховский. Если учесть его боевой опыт, хорошую техническую оснащенность и выучку войск, небывало высокий моральный дух, то можно предположить, что поставленная задача была бы выполнена.

Но президент Чехословакии Бенеш под давлением западных держав решает принять условия Мюнхенского договора, по которым Чехословакия уступает Германии пограничные земли. 29 сентября Войцеховский присутствует на совещании у президента, где пять чехословацких генералов пытаются убедить Бенеша не подчиняться диктату. «Господин президент, что бы ни решили великие державы, надо воевать, – чуть ли не со слезами умолял президента друг Войцеховского, генерал Лев Прхала. – Народ един, армия крепка и хочет идти в бой. Даже если мы останемся одни, без союзников, мы не можем сдаться – армия обязана защищать целостность республики, она хочет и будет сражаться».


Генерал С.Н.Войцеховский беседует с летчиком. Конец 30-х годов.

Генералам не удалось убедить Бенеша, а планы военного переворота и смещения президента, которые, по некоторым сведениям, поддержал и Войцеховский, провалились. По воспоминаниям чехословацкого дипломата Яромира Смутного, 30 сентября 1938 года на совещании у президента с участием ведущих политиков и армейского командования было решено принять условия Мюнхена. Последней попыткой Сергея Николаевича переломить ход событий было его выступление на одном из последних перед оккупацией страны заседаний правительства. С убедительными цифрами о состоянии армии он призвал принять решение об оказании сопротивления агрессору.

Из присутствовавших на совещании, помимо самого Смутного, за сопротивление высказались лишь начальник канцелярии президента Прокоп Дртина, генерал Войцеховский и еще один офицер. Были ли они правы? Спор о том, стоило ли Чехословакии в 1938 году воевать, продолжается среди чешских историков и общественности до сих пор, и однозначного ответа на этот вопрос, наверное, не будет дано никогда. Финал ясен. Чехословакия была оккупирована. Одна из самых сильных и оснащенных армий Европы, чехословацкая, была распущена. Мощнейший военно-промышленный комплекс страны стал работать на Германию. Именно здесь производилась большая часть оружия и танков для фашистской Германии. А Гитлер уверовал в свою всесильность и безнаказанность.

Историки Александр и Инна Радаевы продолжают:

«В той же редакции «Русского слова» нам дали информацию о том, что та выставка была переведена на русский язык и экспонировалась в Екатеринбурге в 2005 году.

Мы всегда всем говорили, что для нас этот проект не коммерческий и мы ничего из него не вынесли. Кроме главного – огромного удовольствия от самой темы исследования, общения с интересными и искренними людьми, и удовлетворения самим фактом состоявшейся выставки.

Поиск новых источников, работа в Военном историческом архиве в Праге. Знакомство с  доктором Юлиусом Балашом, который отнесся к нам очень благожелательно и помог с поиском материалов о генерале, подвинув свои дела и очередь для посетителей, желающих поработать в архиве, в которую надо записываться за 2-3 месяца».

1 апреля 1939 года. Чехословакия уже оккупирована немцами. Генерал армии Войцеховский в возрасте неполных 56 лет отправлен на пенсию.


Генерал С.Н.Войцеховский. Конец 30-х годов.

Уже в конце марта 1939 года он возглавил подготовку к организации движения сопротивления, получившего название «Защита народа». В нем он занимал пост военного министра в теневом правительстве. В сентябре того же года Войцеховский был арестован немцами, но спустя две недели выпущен под надзор гестапо. В дальнейшем генерал не принимал активного участия в сопротивлении. Возможно, и из-за разочарования в чехословацких политиках, ведь координацией деятельности подполья занималось эмигрантское правительство во главе с тем самым Бенешем, к которому после 1938 года Войцеховский не мог питать теплых чувств.

Интересные события стали происходить с Сергеем Николаевичем к концу войны. Потомок генерала Сергей Тилли в статье, опубликованной в русскоязычной пражской прессе, утверждает, что в 1944 году немецкие представители обращались к Войцеховскому с предложением возглавить вместо генерала Власова антибольшевистскую Русскую освободительную армию, но тот решительно отказался.

Минские коллекционеры и краеведы Александр и Инна Радаевы продолжают:

«В Славянской библиотеке в Праге и в библиотеке Военно-исторического института в Праге мы нашли военные научные труды генерала С.Войцеховского, изданные в 1930-х годах в Чехословакии.

Очень помог Сергей Комарьков, который любезно и абсолютно безвозмездно дал отснять уникальный альбомом с фотографиями парада 1937 года в Ческом Тешине, который принимал генерал С.Войцеховский. Этот альбом был подарен в свое время самому С. Войцеховскому. Буквально несколько лет назад С. Комарьков совершенно случайно нашел этот артефакт на известном блошином рынке «Колбенка» в Праге. Несколько фотографий из этого альбома, которые нигде до этого не публиковались, можно увидеть на планшетах нашей  выставки.  Самого Сергея Комарькова, человека из последней волны русской эмиграции в Чехии, мы нашли через интернет – опять же не обошлось без помощи другого человека Михаила Лукашева, искренне помогавшего нам. Сам он специализируется на истории бронепоездов того времени, пишет и публикует статьи, в том числе о легендарных чехословацких «Орлике» и «Ударнике».

Наш давний друг председатель чешского Дифрологического клуба Йиржи Тинтера сумел найти у потомков генерала Бедржиха Румлова памятный альбом фотографий парада в Градце Краловым 1937 года, который  принимал генерал С.Войцеховский.  Многие фото из этого альбома также были впервые введены на этой выставке в научный исторический обиход.

Нельзя забыть и супружескую чету Александра и Дины  Муратовых из Праги. Историки и исследователи всего, что связано с чехословацкими легионерами, они всегда отвечали на наши письма.

Дизайн пригласительных, афиш, планшетов делали наши дочки Ирина Радаева и Тамара Захаревич».

Иногда приводят такие слова генерала: «Совдепию не признаю, коммунистический строй ненавижу, но против русских солдат – детей и внуков тех, кто совершил переворот в России, – воевать не буду». Может быть, этот ответ спас Войцеховского после прихода Красной Армии от верного расстрела. 12 мая 1945 года, через три дня после освобождения Праги, органами СМЕРШа генерал Войцеховский был арестован. Советская власть предъявила ему счет через четверть века после окончания гражданской войны. Как ни странно, он не был расстрелян ни в Праге, ни в СССР, куда его вывезли.

С 30 мая 1945 года содержался в Москве в Бутырской тюрьме. Осуждён 15 сентября 1945-го Особым совещанием при НКВД СССР по обвинению в участии «антисоветской организации «Русский общевоинский союз», которая ставила своей целью вооруженное свержение советской власти и организацию террористических актов против руководителей ВКП(б) и советского правительства» к 10 годам заключения. С марта 1946 года, в Унженском лагере, станция Сухобезводная Горьковской железной дороги. С 25 мая 1949 года, в Особом лагере № 7 Озерлага МВД СССР (город Тайшет Иркутской области).

Из-за слабого здоровья многие годы он страдал тяжело протекающей формой язвы желудка и квалифицировался как инвалид, работал санитаром лагерной больницы. Умер в лагере 7 апреля 1951 года. Похоронен на кладбище Центральной больницы №1 Озерного лагеря вблизи села Шевченко Тайшетского района Иркутской области, в могиле, обозначенной знаком 4-36.

Минские историки Александр и Инна Радаевы рассказывают о выставке:

«Кроме самих планшетов на выставке был представлен и предметный ряд, многие из экспонатов которого были приобретены нами на том самом  пражском блошином рынке «Колбенка». Это, в первую очередь, четырехтомник «За свободу», изданный в Чехословакии в 1922-1929 годах, подробно описывающий всю историю чехословацкого войска в России от момента создания до эвакуации последних частей из Владивостока в 1920 году.

В пражской лавочке филателиста обнаружили три открытых письма австро-венгерского военнопленного, чеха по национальности, написанные им домой в Моравию в 1917-1918 годах из лагерей для военнопленных в Радошковичах и Вилейке – мест, которые находятся сейчас на территории нынешней Беларуси. Кстати, многие чехи и словаки записывались добровольцами в Чехословацкий корпус, будучи военнопленными австро-венгерской армии в России. В той же лавке нашли несколько разных открыток, литографий, почтовых конвертов первого дня, юбилейных марок с сюжетами из войны и жизни легионеров в России, изданных в середине 20-30-е годы прошлого столетия в Чехословакии.

В большом букинистическом магазине на улице Спалена была обнаружена книга «Профессор Т.Масарик и чехословацкое войско в России», изданная в Праге в 1923 году, а также фотоальбом о первом министре обороны Чехословакии, легендарном генерале Милане Штефанике «Штефаник в фотографиях», 1936 года издания.

Уже упомянутый нами Сергей Комарьков подарил нам две оригинальные фотографии генерала 1930-х годов, которые сам когда-то нашел у филокартистов».

Судьба опять вернула генерала в те места, где он воевал с большевиками. Круг замкнулся. О чем думал старый генерал перед смертью, трудно сказать. Господь подарил ему фантастическую жизнь. Не нам его судить.

С.Н.Войцеховский реабилитирован постановлением Главной военной прокуратуры РФ от 05.06.1996.

Награды Сергея Николаевича Войцеховского: ордена Св.Владимира 3-й степ. с мечами (1919) и 4-й степ. с мечами и бантом (13.03.1916), Св.Анны 2-й степ. с мечами (12.09.1915), 3-й степ. с мечами и бантом (16.02.1915) и 4-й степ. с надписью "За храбрость" (15.01.1915), Св.Станислава 2-й степ. с мечами (16.03.1915) и 3-й степ. (19.05.1912) с мечами и бантом (16.06.1916) и знаком отличия Военного ордена "За Великий Сибирский поход" 1-й степ. № 1 (апрель 1920); медали: темно-бронзовой в память русско-японской войны 1904-1905 годов; светло-бронзовой в память 100-летнего юбилея Отечественной войны 1812 года на Владимирской ленте; светло-бронзовой в память 300-летия царствования дома Романовых на ленте белого, желтого и черного цветов; иностранные ордена: чехословацкие – Военный Крест (1919), орден Сокола, революционная медаль (1919) и медаль Победы (1919); французские: Почетного легиона 3-й (1929) и 4-й степ. (1926); югославские: Короны 1-й степ. (1937) и Св.Савы 1-й (1930) и 2-й степ. (1929); румынский орденом Звезды 1-й степ. (1937).

28 октября 1997 г. президентом республики Вацлавом Гавелом генерал армии Сергей Николаевич Войцеховский был награжден высшей наградой Чехии – Орденом Белого Льва. Посмертно.

В 2003 в городе Брно на здании электротехнического института, в котором в 1920-30-е годы размещался штаб Земского военного управления, была открыта мемориальная доска, посвящённая генералу Войцеховскому.


На выставке посвященной С.Н. Войцеховскому в Государственном Историческом музее Беларуси. Минск.

Минские историки и коллекционеры Александр и Инна Радаевы:

«Конечно, интересна реакция на выставку и конкретно на личность генерала С.Войцеховского. Для большинства в Беларуси это имя явилось несомненным открытием. Многие СМИ  откликнулось на выставку с искренним интересом. Руководством одного из центральных  национальных телеканалов принято решение снимать документальный фильм о С Войцеховском. 

Следующий год – год 130-летия со дня рождения С.Войцеховского. Посольство Чешской Республики рассматривает вопрос о проведении этой выставки в Праге. А мы, возможно, свозим ее в Витебск, непосредственно на родину генерала».

Владимир Казаков
Все фотографии в статье любезно предоставлены Александром и Инной Радаевыми. Минск. Республика Беларусь.