Наверх

Каналы России и Беларуси — история и перспективы (Часть 1)

С начала 90-х годов в РФ развернулась кампания против гидротехнических сооружений. Мол, построены они не так, от них де одни убытки, при строительстве использовали труд заключенных, лучшие русские города погребены на дне водохранилищ. Неужели, все обстоит именно так?

Ушкуй и эсминец «Украина» идут на юг

С начала 90-х годов ХХ века в РФ развернулась беспрецедентная кампания против гидротехнических сооружений нашей страны — каналов, шлюзов, гидроэлектростанций и водохранилищ. Мол, построены они не так, от них де одни убытки, при строительстве использовали труд заключенных, каналы на костях, лучшие русские города погребены на дне водохранилищ. Вообще, каналы и водохранилища — это «Русская Голгофа». Дискредитации наших гидротехнических вооружений за 20 лет посвящены тысячи статей, десятки книг и телефильмов.

Ну а в том, что кампания не утихает, я убедился, съездив в июне прошлого года в «малую кругосветку» по Оке до Нижнего и обратно в Москву по Волге. До сих пор в прессе слышны призывы осушить Рыбинское водохранилище. Я поездил в районах Брейтово и Весьегонска. Жизнь существует лишь на берегу водохранилища: мелкие рыболовецкие предприятия, а главное — множество комплексов для туристов, желающих отдохнуть и порыбачить на водохранилище. А где туристы, там дороги, магазины, причалы для роскошных яхт и т. п. А в 5 км от берега — нищета и, что еще хуже, безлюдье. Вот пустая брошенная деревня, а вот деревня, где летом еще бывают дачники, но зимуют только две бабушки. Затем опять брошенная деревня…

Риторический вопрос, почему стенающие о затопленных 70 лет назад деревнях помалкивают в тряпочку о недавно брошенных деревнях на реке Сить?

Между тем русское государство, да и русская нация появились в результате… строительства каналов! То же можно сказать о белорусах и украинцах. Нет, нет, я не шучу и даже не преувеличиваю. Именно каналы (копанки) и волоки позволили в VIII—IX веках развить великий путь с Балтики на Черное море и Каспий, который позже летописцы не совсем корректно назовут «Путем из варяг в греки».


«Волокут волоком». Картина Н.К.Рериха, 1915 год

Через эти волоки и копанки отряды викингов пробирались с Балтики через Северную Двину и Неву на Днепр и Волгу, а оттуда плыли в сказочно богатые страны — Византию и арабские халифаты. Зачем? Грабить, торговать, наниматься на военную службу. Волей-неволей приходилось норманнам ладить с местным населением, особенно в районах волоков. Для славянского населения волок становился промыслом, и жители окрестных поселений углубляли реки, рыли каналы, специально содержали лошадей для волока и др. Естественно, за это норманнам приходилось платить.

По пути «из варяг в греки» к викингам приставали отряды славян, и эти объединенные дружины византийцы и арабы называли русами. Замечу, что слово «русь» близко к финскому слову «routsi», что означает «гребцы» или «плаванье на гребных судах». Отсюда следует, что русью первоначально называлось не какое-то племя, а двигающаяся по воде дружина. Кстати, и византиец Симеон Логофет писал, что слово «рус» — «русь» происходит от слова «корабль».

Уже в XII—XIV веках русские князья роют сравнительно длинные каналы в 5—10 км.

Любопытно, что в начале 60-х годов XVI века султан Сулейман II (годы правления 1520—1566) повелел прорыть канал из Переволочны между Доном и Волгой. Этот канал должен был иметь не столько экономическое, сколько военное значение — турки собирались взять под контроль Нижнее Поволжье. Однако строительство канала началось при Селиме II (1566-1574). В 1569 г. сто турецких галер поднялись по Дону из Азова до Переволочны. Турки под предводительством Касым-бея (кафинского паши) приступили к строительству канала. Но предприятие оказалось им не по зубам.

Позже строительством канала Волго-Дон занялся Петр Великий, но, увы, тоже безрезультатно.

О строительстве новой столицы России написано много. Но мало кого интересует, как снабжался этот великий город. По велению Петра было создано несколько систем каналов, связавших Волхов и Онежское озеро с Волгой, а также обводные каналы вокруг Онеги и Ладоги. Дело в том, что в неспокойных водах этих озер ежегодно гибли десятки речных судов.

Спору нет, при строительстве этих каналов погибли десятки тысяч человек, равно как и при строительстве Санкт-Петербурга. Но, увы, по-другому тогда и быть не могло. Зато можно без преувеличения сказать, что без этих каналов существование Петербурга в XVIII веке и первой половине XIX века было физически невозможно.

Во второй половине XIX века каналы России начали постепенно использовать и для переброски боевых кораблей с одного морского театра на другой.

Так, в 1885 г. германская фирма «Шихау» построила три миноносца для Черного моря. В апреле 1886 г. они вышли из Эльбинга и прошли по Бугу и Припяти через систему каналов. Любопытно, что Андреевский флаг на них был поднят не где-нибудь, а в Брест-Литовске. Все корабли успешно прошли Днепровские пороги и 5 мая 1886 г. прибыли в Николаев, пройдя в общей сложности около трех тысяч верст.


Днепровские пороги. Фото начала XX века

Замечу, что Днепровские пороги в XVIII — начале ХХ веков практически перекрывали судоходство на Днепре. Так, в конце XIX века судоходство на Днепре осуществлялось от Дорогобужа до Екатеринослава на протяжении 1531 версты и по 13 притокам Днепра и трем каналам общей протяженностью 2315 верст. Далее шли пороги, где пароходы не ходили. Судоходство начиналось от Кичкасской переправы в 9 верстах выше Александровск (ныне Запорожье) и шло до самого устья на протяжении 325 верст.

Форсирование же порогов производилось лишь эпизодически. Так, в 1737 г. их прошли 76 судов Брянской флотилии с войсками и продовольствием для осады Очакова. В 1787 г. блестяще без потерь прошла флотилия Екатерины Великой, состоявшая из 80 судов. Правда, сама императрица наиболее опасные пороги объезжала в карете.

В 1825 г. пороги впервые в истории прошел казенный пароход «Надежда», построенный в Киеве в 1825 г. А в 1827 г. «Надежда» открыла первую на Черном море линию Одесса—Херсон.

Однако форсировать пороги удавалось далеко не всем. Так, в мае 1918 г. отряд кораблей австро-венгерской Дунайской флотилии в составе монитора «Босна» и канонерских лодок «Барш» и «Вельс» двинулся вверх по Днепру. Они планировали дойти до Екатеринослава (с 1926 г. Днепропетровск). Отряд дошел до порогов (Александровска). Тут австрийцы призадумались и, взяв двух русских лоцманов, отправили на разведку канонерку «Барш». Канонерка прошла пороги Явленный, Вольный, Будиловский, Вольницкий, но Ненасытецкий порог оказался австрийцам не по зубам. Мощность машины была доведена до предела, корабль весь дрожал, но из-за сильнейшего течения не мог продвинуться ни на метр. С большим трудом «Баршу» удалось уйти обратно к Александровску, где стояли остальные корабли отряда. 28 мая отряд вернулся в Херсон.

С конца 60-х годов XIX века ряд инженеров разработали несколько проектов строительства канала, соединяющего Онежское озеро с Белым морем. Идея такого канала была поддержана многими промышленниками и земствами Северного края. И вот 8 марта 1886 г. Кабинет министров разрешил Министерству путей сообщения за счет казны провести подробные технические изыскания для устройства судоходного пути между Онежским озером и Белым морем.

Несколько авторитетных военных специалистов указывали на то, что безопасность Русского Севера может быть обеспечена лишь при наличии возможности перевода боевых кораблей с Балтики, хотя бы миноносцев и канонерских лодок. Увы, были успешно завершены лишь изыскания на предполагаемой трассе канала, однако к строительству до 1917 г. так и не приступали.


Макет шлюза №1 Мариинского канала. Город Вытегра, музей «Водные пути Севера»

Зато Мариинская водная система широко использовалась для переброски боевых кораблей с Балтики на Каспий. С 3 июня по 20 августа 1862 г. по Мариинской системе с Балтики были переведены две канонерки — «Пищаль» и «Секира». Летом 1862 г. по Мариинской системе перешла еще одна канонерская лодка — «Тюлень», построенная в 1860 г. в Гавре.

Для таможенной службы на Каспии в Финляндии в 1875 г. был построен крейсер пограничной стражи «Часовой». Он также был переведен по Мариинской системе в Астрахань, а затем в Красноводск.

В конце 1905 г. в Персии начались волнения. В связи с этим летом 1907 г. по Мариинской водной системе с Балтики перешли на Каспий миноносцы «Пылкий» и «Пронзительный». Их появление у персидских берегов произвело фурор. П.Стрелянов писал: «В 1907 году, на Энзелийском рейде, появился русский миноносец и стал на якорь. На другой день, утром, был день тезоименитства Государыни Императрицы. Командир миноносца произвел установленный салют. При первых выстрелах Энзели опустело. Жители бросились в погреба, часть их поспешно, в лодках и пешком, направились по дороге к Решту»1.

Для усиления Каспийской флотилии в 1900—1910 гг. в Петербурге были построены канонерские лодки «Карс» и «Ардаган» водоизмещением 675 т с дизельными двигателями. В 1911 г. они по Маринке также перешли на Каспий. Замечу, что эти канонерки оставались в боевом составе Каспийской флотилии аж до 1954 г., правда, под другими названиями — «Ленин» и «Троцкий» (с 1927 г. «Красный Азербайджан»).


Остатки Мариинской водной системы в городе Вытегра

А вот в 1918—1920 гг. Мариинская система сыграла важную, а может быть и решающую роль в Гражданской войне на Восточном фронте, в Средней Азии и на Кавказе. За это время по распоряжениям Ленина с Балтики на Волгу, Каму и Каспий были отправлены 11 эсминцев, 4 миноносца, 4 подводные лодки и 10 минных заградителей и сторожевых судов. Таким образом, красные получили абсолютное превосходство в судовом составе и корабельной артиллерии на Волге, Каме и Каспии. И в том, что боевые действия на Каспии затянулись и имели место отдельные неудачи, виноваты исключительно малограмотные краскомы и разгильдяи матросы-«клёшники». Тем не менее, операции на Каспии завершились высадкой красных десантов в Баку и Энзели весной 1920 г.

[1] Стрелянов П.Н. (Калабухов) Неизвестный поход. Казаки в Персии в 1909—1914 гг. М.: Рейтар, 2001. С. 13.

Александр Широкорад, публицист, военный историк, писатель
Фото: www.etoretro.ru и автора

 

(Продолжение следует)