Наверх

Казарский: Потомству в пример

Беларусь, если посмотреть на карту, - сугубо сухопутная страна. Расположена она в центре Восточной Европы, до ближайших морей – Балтийского и Черного – многие сотни километров. Тем не менее, белорусские моряки – это совсем не нонсенс. А первым моряком-белорусом был А.И.Казарский, который для Беларуси – как Нельсон для Британии или Ушаков для России.

Беларусь, если посмотреть на карту, - сугубо сухопутная страна. Расположена она в центре Восточной Европы, до ближайших морей – Балтийского и Черного – многие сотни километров. Тем не менее, белорусские моряки – это совсем не нонсенс. В годы войны звания Героя Советского Союза удостоились 20 моряков-белорусов. В послевоенные годы белорусы служили офицерами, мичманами, старшинами и матросами на всех флотах и флотилиях ВМФ Советского Союза. Всего в военном флоте СССР отслужило около миллиона белорусов. Беларусь дала стране 74 адмирала.

А первым моряком-белорусом был Александр Казарский. Казарский для Беларуси – это как Нельсон для Британии или Ушаков для России.

Александр Иванович Казарский родился 16 июня 1798 года на белорусской земле в местечке Дубровно Витебской губернии в семье отставного губернского секретаря, который управлял имением князя Любомирского. Отец Саши — Иван Кузьмич Казарский, мать Татьяна Гавриловна.

Первоначальное обучение Саша получил в церковно-приходской школе. Священник Дубровненского православного прихода обучал Сашу Казарского грамоте, а молодой ксендз преподавал ему основы математики, латыни и французского языка.

В 1808 году к Казарским приехал двоюродный брат Ивана Кузьмича и крестный Саши Василий Семенович, надворный советник, только что назначенный на должность в обер-интендантстве Черноморского флота. Он предложил отвезти Александра Казарского в приморский город Николаев и определить его в Черноморское штурманское училище.

Провожая сына на службу, Иван Кузьмич сказал ему: «Честное имя, Саша, — это единственное, что оставлю тебе в наследство».

30 августа 1813 года волонтер Александр Казарский был записан в Черноморский флот гардемарином и вскоре стал мичманом. Юноше хотелось найти живое дело, и он подал рапорт о переводе его в пограничную службу на Дунайскую флотилию, где и был назначен в Измаил командиром отряда малых гребных судов.

Служба на Дунае продлилась пять лет. Здесь в 1819 году он получил чин лейтенанта В том же году Казарского назначили на фрегат «Евстафий», который прибыл в Севастополь. 

На «Евстафии» Казарский прошел хорошую командирскую школу. После «Евстафия» Казарский плавал на шхуне «Севастополь», транспортах «Ингул» и «Соперник».

В это время шла русско-турецкая война, и корабли Черноморского флота активно участвовали в боевых действиях. Бриг «Соперник» под командованием Казарского доставлял войска и вооружения под турецкую крепость Анапу. Из-за малой осадки «Соперник» мог подойти близко к крепости. Три недели маневрировал Казарский под стенами Анапы, громя ее бастионы, уклоняясь от прицельного огня крепостных орудий и батарей. «Соперник» получил десятки повреждений, но оставался в строю до последнего дня осады.

Ровно в полдень 12 июня 1828 года наши войска вступили в Анапу, и над ней взвился русский флаг.

Николай 1 щедро наградил офицеров и нижних чинов, отличившихся под Анапой. Казарский стал капитан-лейтенантом.

В сентябре того же года по схожему сценарию была взята Варна, и за проявленную при этом храбрость Казарский был награждён золотой саблей.

Вскоре после этого Казарского назначили командиром 20-пушечного брига «Меркурий». 14 мая 1829 года три русских военных корабля — фрегат «Штандарт» и бриги «Орфей» и «Меркурий» — крейсировали у Босфора. Неожиданно на горизонте показалась турецкая  эскадра, значительно превосходящая по силам русский отряд кораблей.

Поскольку необходимости принимать неравный бой не было, русские корабли повернули в сторону Севастополя. Однако «Меркурию», обладавшему худшими ходовыми качествами, не удалось уйти от погони: он был настигнут двумя самыми крупными и быстроходными кораблями в турецкой эскадре — 110-пушечным «Селимие» и 74-пушечным «Реал-беем». На одном корабле находился адмирал (капудан-паша) турецкого флота, а другой шёл под вымпелом контр-адмирала.

Командир «Меркурия», обойдя по очереди всех офицеров, убедился в их единодушном желании принять бой, несмотря на явное неравенство сил. Казарский положил заряженный пистолет перед входом в пороховой склад.

Позже в своём донесении адмиралу Грейгу Казарский писал: «…Мы единодушно решили драться до последней крайности, и если будет сбит рангоут или в трюме вода прибудет до невозможности откачиваться, то, свалившись с каким-нибудь кораблем, тот, кто ещё в живых из офицеров, выстрелом из пистолета должен зажечь крюйткамеру».

Бой длился 4 часа. Исключительно искусное маневрирование Казарского, пользовавшегося и парусами и веслами, чтобы не дать противнику использовать его десятикратное превосходство в артиллерии, затруднило туркам ведение огня прицельно. Вместе с тем метким огнем по его рангоуту и такелажу бригу удалось сперва перебить несколько гротовых снастей на корабле капудан-паши, что вынудило последнего лечь в дрейф, а затем сбить лиселя у второго корабля, который после четырех часов боя стал отставать и вскоре прекратил преследование.

«Меркурий» же около 17 часов следующего дня присоединился к русскому флоту, вышедшему из Сизополя.

В результате боя «Меркурий» потерял убитыми 4 человека, ранеными 6 (в некоторых источниках говорится о восьми раненых) человек. При этом сам Казарский получил контузию головы. Корабль в результате боя был сильно поврежден – только в корпусе было 22 пробоины.


Бриг «Меркурий» после победы над двумя турецкими судами. Картина И.К.Айвазовского

Победа «Меркурия» казалась настолько нереальной, фантастичной, что некоторые знатоки военно-морского искусства отказывались в неё верить. Английский историк Ф. Джейн, например, писал: «Совершенно невозможно допустить, чтобы такое маленькое судно, как «Меркурий», вывело из строя два линейных корабля».

Газета «Одесский вестник» так писала о сражении «Меркурия»: «Подвиг сей таков, что не находится другого ему подобного в истории мореплавания; он столь удивителен, что едва можно оному поверить. Мужество, неустрашимость и самоотвержение, оказанные при сём командиром и экипажем «Меркурия», славнее тысячи побед обыкновенных».

Поэт-партизан, герой Отечественной войны 1812 года Денис Давыдов посвятил Казарскому такие строки:

Мужайся! — Казарский, живой Леонид,
Ждёт друга на новый пир славы…
О, будьте вы оба отечества щит,
Перун вековечной державы!
И гимны победы с ладей окриленных
Пусть искрами брызнут от струн вдохновенных!

Адмирал Истомин о моряках «Меркурия» высказался так: «Такого самоотвержения, такой геройской стойкости пусть ищут в других нациях со свечой…»

Бриг «Меркурий» был награжден кормовым Георгиевским флагом и вымпелом — вторым, после линейного корабля «Азов». Кроме того, указом императора предписывалось всегда иметь в составе Черноморского флота бриг, построенный по чертежам «Меркурия».

Капитан Казарский и поручик Прокофьев получили орден Святого Георгия IV класса, остальные офицеры — ордена Святого Владимира IV степени с бантом, нижние чины — знаки отличия военного ордена. Все офицеры были произведены в следующие чины и получили право добавить на свои фамильные гербы изображение тульского пистолета, который Казарский положил на шпиле возле крюйт-камеры.

Капитан-лейтенант Казарский был произведён в капитаны 2 ранга и назначен флигель-адъютантом.

Оправившись от контузии, Казарский принял под свою команду 44-пушечный фрегат «Поспешный» и успел принять участие в одной из последних операций кампании — взятии Месемврии. В начале 1830 года Казарский назначается командиром линейного корабля «Тенедос».

В 1830 году вместе с князем Трубецким Казарский ездил в Лондон для поздравления английского короля Вильгельма IV как представитель Российского флота.

В 1831 году за отличие по службе капитан 2 ранга Казарский производится в капитаны 1 ранга. В том же году уволенный от командования кораблем Казарский становится придворным офицером в свите Николая I.

Если прежде вся жизнь Александра Ивановича проходила на боевых кораблях, то теперь все больше на колесах. Саратовская, Тамбовская, Симбирская, Нижегородская, Пензенская губернии - вот адреса его служебных командировок. Особое поручение выполнял Казарский в Казани. Он должен был вынести заключение о целесообразности дальнейшего существования Казанского адмиралтейства. Вскоре после Казани он отправляется в длительное путешествие по неисследованным рекам и озерам в бассейне Белого моря и Онеги.

В 1833 году Казарский был направлен для проведения ревизии и проверки тыловых контор и складов в черноморских портах, но вскоре после прибытия в Николаев 16 июня 1833 года внезапно скончался.

Похоронили Александра Ивановича в Николаеве. Расследование загадочных обстоятельств его смерти безуспешно велось несколько лет. Тайна смерти не раскрыта до сих пор.


Памятник А.И.Казарскому в Севастополе

Желая сохранить для потомков память о подвиге брига под командованием Казарского, черноморские моряки решили на свои средства установить в Севастополе памятник герою. В сборе средств приняли участие моряки не только Черноморского, но и Балтийского флота. К концу 1834 года было собрано около 12 тысяч рублей.

Эскизный проект монумента был выполнен в 1835 году академиком архитектуры А.П.Брюлловым, сооружал его на Матросском (бывшем Мичманском) бульваре известный в Севастополе мастер О.Г.Нюман.

В 1839 году состоялось торжественное открытие памятника. На палубах кораблей, обнажив головы, в строю стояли матросы и офицеры Черноморского флота. Флаги кораблей были приспущены. Флот выстрелами из пушек отсалютовал подвигу экипажа брига и его командира.

С тех пор и стоит в Севастополе памятник, на постаменте которого лаконичная надпись: «Казарскому. Потомству в пример».

Виталий Лоськов

Фото c сайтов: ru.wikipedia.org, atlantida-anapa.ru