Наверх

27.08.2013

Война и мораль в Первой мировой

Двадцатый век принес миру не только две испепеляющие мировые бойни, чреду революций и кровавых гражданских войн во многих странах мира. Он изменил коренным образом психологию ведения военных действий. Стало оказываться невиданное ранее моральное, психологическое воздействие на противника.

Двадцатый век принес миру не только две испепеляющие мировые бойни, чреду революций и кровавых гражданских войн во многих странах мира. Он изменил коренным образом психологию ведения военных действий. Стало оказываться невиданное ранее моральное, психологическое воздействие на противника.

К началу двадцатого века само понятие «мораль» стало выхолащиваться. Война всегда аморальна, но успехи в технике, технологиях, науки неожиданным образом породили неприятие базовых человеческих ценностей – веры, совести, чести. То есть технический прогресс дал ощущение всевластия. Общество перерождалось еще задолго до октября 1917 года. Бог умер, провозглашал популярнейший тогда немецкий философ Ницше. Бога нет, значит, все можно – это стиль жизни как раз предреволюционных лет. Причем во всем мире. Особенно в Европе.

Это четко видно по действиям германской армии в Первой мировой войне. Все понятия о «честной, рыцарской» войне были забыты, отодвинуть на задний план ради достижения поставленной цели. Нужно сломить противника не только штыком, огнем артиллерии или газовой атакой, деморализовать его боевой дух разными уловками. Главное сбить боевой настрой противника, заставить его паниковать. Причем, это делалось совершенно бесчеловечными методами. Надо отметить, что русская, а впоследствии советская армия не прибегала к таким варварским «трюкам».

Итак, первая мировая война. В 1916 г. командованию фронтов регулярно доносят в Ставку о фактах массового отравления солдат табаком. При расследовании выяснялось, что на прифронтовой территории, возле дорог и деревень, солдаты часто находили валявшиеся пачки папирос со стандартными этикетками русских табачных фабрик. Думая, что папиросы кем-то потеряны в суматохе боев, их подбирали и курили. А через несколько часов многие из курильщиков с удушьем направлялись в лазарет.

Во время знаменитого Брусиловского прорыва на Юго-Западном фронте отступающие германские войска оставляют в окопах отравленную махорку. Итог – сотни пострадавших. Попадаются и папиросы. При попытке курения – взрыв. В госпитали поступают солдаты с оторванными руками и обожженными и изувеченными лицами. Найденные в окопе часы, невидаль для простого деревенского русского парня – оборачивались смертью или тяжелейшим ранением. Обычно это были мини-бомбы, где при нажатии заводной головки раздается взрыв.

На фронте часто встречались «потерянные» карандаши и ручки. Карандаши взрывались при попытки зачинить, ручки - при снятии колпачка. Специально подбрасывались немецкие «перочинные ножики», «кошельки с деньгами», которые взрывами калечили людей.

Под Ригой наш солдат увидел на обочине дороги огарок свечи, принес в блиндаж и зажег. Взрыв оторвал у него кисть руки, был ранен еще один человек.

Конечно, ощутимых потерь такие «подарки» не могли нанести русской армии. Но это подрывало боевой дух, вселяло неуверенность, создавало пораженческие настроения.

Под Барановичами и Сморгонью немцы сбрасывали с аэропланов на русские позиции конфеты, сигары, папиросы, готовые супы, кофе, бульоны. Падкие на дармовщину солдаты быстро растаскивали эту «гуманитарную помощь». После чего массово умирали. Частыми были случаи отравления немцами чистого нижнего белья. Обнаружив красивые свертки в немецких окопах, русские солдаты, завшивевшие и грязные, тут же пытались переодеться и спустя некоторое время умирали. Немцы даже оставляли отравленные иконы и изображения святых.

Самой распространенной ловушкой, которую делали немцы против наших, было оставленное в окопах спиртное. Вино, пиво, водка мгновенно употреблялось разгоряченными в бое солдатами – а дальше смерь или длительное лечение в лазарете.

То, что при такой «войне» страдает ни в чем не повинное мирное население, даже больше, чем регулярные части, никого не волновало.

Наряду с этим устраивались и изощренные пиар акции. Однажды на фронт в Барановичи прибыла свежая маршевая рота. Новобранцем еще не успели выдать новое армейское обмундирование. Большинство из призванных были в лаптях. В это момент немцы резко прорвали линию русских укреплений. Новобранцы в лаптях, не успев ничего понять, оказались в немецком плену. Через несколько дней над нашими позициями немецкий аэроплан сбросил коробку. В ней была связка лаптей и записка: «Русские! Возвращаем вам обратно вашу «драгоценную обувь». От души смеемся над вашей лапотной армией. Вы, солдаты, страдаете, терпите лишения, жертвуете своей жизнью, а ваше начальство не хочет вас, как следует обуть и деть. Ваших пленных мы обули в кожаную обувь, накормили и отправили в тыл. Они все живы и здоровы».

Посылка немцев, вкупе с неразберихой на фронтах и в армии вообще, оказало гнетущее влияние на солдат. В следующую ночь были отмечены случаи дезертирства.

Причем, надо обязательно отметить, что в большинстве случаев такие «сюрпризы» немцы делали на территории противника. Можно было бы хоть как-то понять, трюки с отравлениями, минами, если бы немцы защищали свою Родину от ненавистных захватчиков. Ан нет. Все это было в чужой стране, в которую они шли с захватнической целью.

То же самое, повторилось и в Великой Отечественной войне. Было широко распространено позже со стороны США в Индокитае и Вьетнаме, когда дети массово подрывались на ярких куклах, зажигалках, конфетах. Ложь и попрание всех человеческих норм сопутствовали Штатам и в войне с Ираком, Афганистаном, Ливией. И это в большинстве случаев уже воспринимается «демократической общественностью» как норма. Мораль, чувства жалости и сострадания ушли с поля боя. Осталась лишь грубая цель – победить любым возможным способом. Сломить противника морально и физически. А наиболее ярко это начиналось тогда, сто лет назад, во времена Первой мировой.

Владимир Казаков