Наверх

12.11.2013

Партизанская Белоруссия (Часть 1)

В Белоруссии немецкие оккупанты не собирались создавать каких-либо государственных структур, не говоря уже о полноценных независимых государствах. Так, согласно плану «Ост» предполагалось уничтожить 75% белорусов, а остальные 25% германизировать. В ответ в Белоруссии развернулось мощное партизанское движение, вскоре ставшее всенародным.

В Белоруссии, равно как и на других территориях СССР, немецкие оккупанты не собирались создавать каких-либо государственных структур, не говоря уже о полноценных независимых государствах. Так, согласно плану «Ост» предполагалось уничтожить 75% белорусов, а остальные 25% германизировать.

Любопытна справка СД о национальном вопросе в Белоруссии, составленная в 1942 г. Там утверждалось, что население составляют в основном белорусы, а также русские и поляки. Обстановка в областях, давно входивших в состав СССР и присоединенных в 1939 г., разная. «На западе население приветствовало немцев, на востоке — выжидало. Широкие массы сельского населения (75 %) — это простые крестьяне с примитивным и ограниченным мышлением. Они не могут что-либо решать самостоятельно, их нельзя в чем-либо убедить только словом. В городах лучшие силы служили коммунизму и поэтому с приходом немцев они бежали в Россию. Некоторых белорусских эмигрантов, проживавших в Германии и Польше, оккупационные органы привезли сюда как единственных лиц, которым можно доверять. Но их авторитет здесь невелик.

Большинство поставленных нами на руководящие должности от Белостока до Смоленска — это выходцы из Польши и в основном католики. Поэтому они смотрят на Белоруссию через польские очки. Но белорусы-католики — это не настоящие белорусы, под лозунгом Белоруссии они стремятся построить новую Польшу… Между белорусами и поляками происходит острая борьба. Немецкие оккупационные власти вернули в Белоруссию польских помещиков, которые в 1939 г. бежали от русских».

В донесении СД из Белоруссии от 1 мая 1942 г. ставилось под сомнение само существование белорусской национальной проблемы: «…среди белорусов почти не замечается чувства национальной принадлежности. Белорусский народ и его язык действительно существуют, но нет белорусской проблемы, как националистически-автономистской проблемы. Белорусский народ — это аморфная масса, не имеющая своей интеллигенции и своего государства. Единственным критерием принадлежности к белорусскому народу является употребление белорусского языка. Начиная с XVII в. белорусский язык вообще не развивался и даже в настоящее время в сравнении с другими европейскими языками является « примитивным».  В нем отсутствуют даже такие понятия, как культура, техника и другие. Кроме языка в Белоруссии нет других признаков нации».


В разрушенном бомбардировками Минске. Июнь-июль 1941 года

Стремительное наступление немцев в значительной мере сорвало эвакуацию населения и производственных предприятий в западной части Белоруссии, однако на остальной территории республики эвакуация была проведена более-менее успешно.

До войны на территории Белоруссии проживало 9046 тыс. человек. «В начале войны Красная Армия получила из Белоруссии, главным образом из ее восточных областей, около 500 тыс. боевого пополнения. В целом из республики было вывезено свыше 1,5 млн. человек, не считая рабочих и служащих, выехавших вместе со своими предприятиями и учреждениями. Только из Гомеля было эвакуировано на Восток свыше 80 тыс. человек.

Если к этому прибавить людей, которые эвакуировались вглубь страны по собственной инициативе и собственными средствами, то получится приблизительно цифра в 2,5 млн. человек, что составляет более 27% общего количества населения, проживающего в Белоруссии до войны. Это была наиболее дееспособная часть населения»1 .

Ряд советских историков считают, что официальные цифры эвакуированных граждан БССР завышены как минимум в три раза. Так, называется цифра в 535 тыс. человек. Но в это число не входили граждане, которые эвакуировались вместе с предприятиями, в инициативном порядке, а также те, кто поступил в Красную Армию, НКВД, милицию или государственные учреждения. Разумеется, могло быть и завышение цифр эвакуированных, но не в разы. Так что можно утверждать, что БССР покинуло около 2 млн. человек.

Оккупанты разделили Белоруссию на несколько административных территорий. Примерно третья часть республики вошла в так называемый «Генеральный округ Беларусь» (ГОБ). Высшим властным органом нам стал Генеральный комиссариат «Беларуси».

Рейхскомиссариат Беларусь разделялся на 10 областных округов — гебитов: Барановичский, Вилейский, Ганцевичский, Глубокский, Лидский, Минский, Новогрудский, Слонимский, Слуцкий и Минск, который был выделен в отдельный округ. В каждый из них входило от 10 до 15 районов, которые в свою очередь делились на волости.


Гауляйтер Кубе в Минске. Май 1943 года

Высшим исполнительным органом ГОБ являлся генеральный комиссариат Беларусь, который возглавлял гауляйтер В. Кубэ, а после его убийства в сентябре 1943 г. эту должность занял К. фон Готгберг. Ему и военно-полицейскому руководству принадлежала вся полнота власти на оккупированной территории.

Южные районы Брестской, Пинской и Полесской областей с областными центрами Брест, Пинск, Мозырь были присоединены к рейхскомиссариату «Украина», граница которого проходила примерно в 20 км севернее железной дороги Брест — Гомель. Эти территории были включены в состав генеральных округов Волынь — Подолия и Житомир.

Белостокскую, северные районы Брестской и часть районов Барановичской областей оккупанты включили в состав округа Белосток, входившего в Восточную Пруссию. Северо-западные районы Вилейской области были присоединены к Генеральному округу Литва.

Территория Витебской, Могилевской, почти всей Гомельской, восточные районы Минской и несколько районов Полесской областей были включены в тыловой район группы армий «Центр». Власть на этой территории принадлежала командованию военных и полицейских органов. Высшим органом здесь являлся штаб тыла группы армий «Центр».

В областных округах действовали окружные комиссариаты, возглавляемые гебитскомиссарами. Их аппарат формировался преимущественно из немцев. Окружные комиссариаты обеспечивали реализацию военно-экономической политики в границах округа. В районах действовали управы во главе с бургомистрами (позднее — начальники районов). В волостях назначались волостные старшины (бургомистры), а в деревнях — старосты.

Деятельность оккупационного аппарата строилась по принципу «фюрерства» — единовластия. Каждый гебитскомиссар издавал приказы и распоряжения по собственному усмотрению или согласно указаниям высших германских инстанций. Последние направляли и контролировали деятельность районных и волостных управ, а также старост деревень. Аппарат районных и волостных органов формировался преимущественно из лояльно настроенных к оккупационным властям местных лиц. Необходимо отметить, что партизаны и подпольщики засылали туда своих агентов, которые собирали разведывательную информацию, саботировали деятельность оккупационных властей. В восточной части Беларуси, на территории тылового района группы армий «Центр», военно-административные функции выполняли полевые и местные комендатуры. Они наделялись всей полнотой власти в зоне своей деятельности.

Главной опорой оккупационного режима были части вермахта: охранные дивизии, военно-полицейские формирования, а также подразделения СС и СД, тайная полевая полиция, жандармерия, абвер и вспомогательные местные полицейские силы. Они обеспечивали охрану коммуникаций и военных объектов, лагерей военнопленных, гетто, вели борьбу против партизан и подпольщиков.

Органы германской оккупационной власти размещались в городах, районных центрах и крупных населенных пунктах, которые находились под охраной многочисленных военных и военно-полицейских гарнизонов.

К концу 1941 г. на территории Генерального комиссариата «Беларусь» находилось 5 охранных дивизий. А общая численность германских военно-полицейских сил достигала 160 тыс. человек.

В зоне дислокации охранных дивизий в 1942 г. действовали 11 полевых и 23 местные комендатуры, а также так называемые «местные гражданские власти». Им подчинялись многочисленные воинские гарнизоны, команды жандармерии, группы тайной полевой полиции. Всего на этой территории действовало 8 групп тайной полевой полиции (Бобруйск, Борисов, Витебск, Лепель, Могилев, Орша, Полоцк, Старые Дороги), которые в свою очередь имели 20 периферийных команд.


В уничтоженной фашистами белорусской деревне 

«В конце июля 1941 г. вокруг Минска были созданы лагеря военнопленных, а в самом городе — гетто с более чем 100 тыс. интернированных евреев. С осени 1941 г. началось уничтожение еврейского населения. С октября 1941 г. до февраля 1942 г. тысячи евреев были привезены в Беларусь из западноевропейских стран, в том числе и из Германии. Всего на территории Беларуси действовало более 260 лагерей смерти, их филиалов и отделений. Только в Тростенецком лагере смерти под Минском было уничтожено 206 500 человек. Это больше, чем в любом другом подобном лагере во время Второй мировой войны, кроме Освенцима, Майданека и Треблинки…

С целью сокращения «биологического потенциала» белорусского народа фашисты вывезли 24 тыс. детей. В мае 1944 г. планировали вывезти еще 40—50 тыс. подростков 10—14 лет.

За годы оккупации из Беларуси в Германию было вывезено 90% станочного и технического оборудования, 96% энергетических мощностей, 18,5 тыс. автомашин, более 9 тыс. тракторов и тягачей, 1100 комбайнов. Хищнически уничтожалось одно из основных богатств Беларуси — лес. Было вырублено 100 тыс. га леса, в Германию отправлено 500 тыс. кум. м древесины. По неполным данным, было вывезено 1,6 млн. т зерна, 426 тыс. т муки, 3 млн. т картофеля и овощей.

Стремясь уничтожить культуру белорусского народа, закрыть ему доступ к науке, искусству и даже образованию, фашисты разграбили все вузы, научно-исследовательские учреждения, Академию наук, Белорусский государственный исторический музей, Государственную картинную галерею. В Германию была вывезена значительная часть книжного фонда, в том числе собрание старопечатных изданий Ф.Скорины, первое издание Статута ВКЛ, коллекции старославянских рукописей. Уничтожались памятники древности, истории, культуры, архитектуры. Было разрушено 7 тыс. школьных зданий»2 .

С начала германской оккупации в Белоруссии возникло партизанское движение, вскоре ставшее всенародным движением. К концу 1941 г. в рядах партизан сражались 12 тыс. человек в 230 отрядах. Численность белорусских народных мстителей к концу войны превышала 374 тыс. человек. Они были объединены в 1255 отрядов, из которых 997 входили в состав 213 бригад и полков, а 258 отрядов действовали самостоятельно.

1 Загорульно М.М., Юденнов А.Ф. Крах экономических планов фашистской Германии на временно оккупированной территории СССР. М.: Экономика», 1970. С. 72.
2 Чигринов П.Г. История Беларуси с древности до наших дней. Минск: Книжный дом, 2004. С. 541—542.

Александр Широкорад, публицист, военный историк, писатель

(Продолжение следует)