Наверх

26.11.2013

О том, как полоцкий кадет стал великим Святым Старцем (Часть 1)

Выпускник знаменитого Полоцкого кадетского корпуса, кадровый военный, полковник вдруг становится одним их великих Оптинских старцев. Как сказал другой подвижник, преподобный Нектарий, Св. Варсонофий Оптинский «из блестящего военного, в одну ночь, по соизволению Божию, он стал великим старцем».

Удивительно, насколько бывают переплетены судьбы людей с историей и культурой наших государств! Выпускник Полоцкого кадетского корпуса, перспективный служака-полковник вдруг становится одним из великих Оптинских старцев. К слову Варсонофия Оптинского, а речь пойдет именно о нем, без преувеличения, прислушивалась вся Россия. Как сказал позже другой подвижник Преподобный Нектарий, «из блестящего военного, в одну ночь, по соизволению Божию, он стал великим старцем».

Павел Иванович Плиханков (Варсонофий Оптинский) родился 5 июля 1845 года в городе Самаре. Отец был из Оренбургских казаков и занимался торговлей. Семья была довольно богатая, как писали очевидцы, почти все дома по Казанской улице города принадлежали Плиханковым. Мать Павла, Наталия скончалась при родах, а сам ребёнок остался жив, благодаря таинству Крещения, которое прямо при рождении успел совершить над ним священник.

Через некоторое время его отец женился второй раз, и мачеха заменила Павлу мать. Это была добрая глубоко верующая женщина. И ее маленький Павел стал называть мамой.

Около шести лет с ним произошел удивительный случай. Вообще, жизнь Павла Ивановича до ухода в монастырь была полна необъяснимыми чудесами. Это позже, после того, как он посвятил себя Богу, все стало на свои места. Он вспоминает тот детский случай так:

«Был я в саду с отцом. Вдруг по аллейке идёт странник. И дивно, как он мог попасть в сад, когда сад окружён большими собаками, которые без лая никого не пропускают. Тихо подошёл странник к отцу и, показывая на меня ручкой, говорит: «Помни, отец, это дитя в своё время будет таскать души из ада!» И после этих слов он вышел. Потом мы его нигде не могли найти. И Бог его знает, кто это был за странник».

В девять лет Павла отдают в Полоцкую военную гимназию. Так тогда назывался Полоцкий кадетский корпус. Учится он хорошо, особенно увлекаясь литературой, и мировой и русской. Об учёбе в гимназии он говорил так: «Летом нас переселяли на каникулы в живописное казённое имение... Там была прекрасная берёзовая аллея... Воспитанники, обыкновенно, вставали в шесть часов, а я вставал в пять часов, уходил в ту аллею и, стоя меж тех берёз, молился. И тогда я молился так, как никогда уже более не молился: то была чистая молитва невинного отрока. Я думаю, что там я себе и выпросил, вымолил у Бога монашество».

После гимназии Павел Плиханков поступает в Оренбургское военное училище, далее - на штабные офицерские курсы в Петербурге. Постепенно повышаясь в чинах, он скоро стал начальником мобилизационного отделения, затем полковником Оренбургского казачьего войска и старшим адъютантом штаба Казанского военного округа.

О монашеской жизни он даже и не думает. Военная служба, карьера, служение Родине - вот что занимает его мысли. Но незримо Господь его ведет к служению. Ничего нет случайного в жизни. Только не сразу это понимаешь. Св. Варсонофий Оптинский позже говорил:

«Все обстоятельства жизни, как бы ни казались они ничтожны, имеют огромное значение. Смысл настоящей жизни мы вполне поймем в будущем веке. Как осмотрительно надо относиться к ней, а мы перелистываем нашу жизнь, как книгу — лист за листом, не отдавая себе отчета в том, что там написано. Нет случая в жизни, все творится по воле Создателя».

Он перспективный офицер с положением в обществе. Любит музыку, сам хорошо играет на фортепьяно, часто ходит в театр. Но вдруг в его светской жизни возникает перелом. Он пошел в очередной раз в любимый им театр.

«Шли в первый раз «Гугеноты». Сидел я с моим начальством. Поют на сцене любовные песни, а мне приходит на ум: «А что, если я сейчас умру, куда пойдет душа моя? Уж, конечно, не в рай. Но если не в рай, то куда же?» Страшно мне стало, уж и на сцену смотреть не хочется. А внутренний голос говорит: «Уйди отсюда!» Но как же уйти? Начальство сидит, неудобно. А внутренний голос все повторяет: «Уйди, уйди»... Я встал, тихо дошел до двери и вышел. Сначала пошел медленно, а затем все скорее и скорее, взял извозчика и поехал домой...... Оказалось, что в первый раз «Гугеноты» шли 4 октября, когда празднуется память святителя Варсонофия. Понял я тогда, что этот святой убедил меня уйти из театра».

Служа в Казани, он часто посещает Ивановский монастырь. В отличие от пирушек и светского образа жизни других офицеров. Его стали осуждать сослуживцы, что он больше времени проводит за чаепитием с монахами, чем за бутылочкой доброго вина с приятелями. Начали поговаривать, что он сошел с ума.


Св. Варсонофий Оптинский

В те годы в России были два духовных и нравственных авторитета. Причем среди совершенно разных слоев населения. К ним тянулись, их ставили пример, каждое слово, каждое движение немедленно тиражировалось газетами и журналами. Это были Св. Иоанн Кронштадский и Лев Толстой. Они оба сыграют в жизни Павла Плиханкова огромное значение. На проповеди Св. Иоанна Кронштадского собирались тысячи, десятки тысяч людей. И вот молодой офицер, будучи в служебной командировке в Москве, узнает, что отец Иоанн тоже туда приехал из Санкт-Петербурга и служит обедню в одной из церквей.

«Я тотчас поехал туда. Когда я вошёл в церковь, обедня уже кончалась. Я прошёл в алтарь. В это время отец Иоанн переносил святые Дары с престола на жертвенник. Поставив Чашу, он, вдруг, подходит ко мне, целует мою руку, и, не сказав ничего, отходит опять к престолу. Все присутствующие переглянулись, и говорили после, что это означает какое-нибудь событие в моей жизни, и решили, что я буду священником... А теперь видишь, как неисповедимы судьбы Божии: я не только священник, но и монах».

То есть, знаменитый на всю Россию церковный деятель, подходит и почтительно целует руку никому не известному казачьему офицеру! Забегая вперед, отмечу, что предвидение о духовном будущем Павла Плиханкова, посетило и Оптинских старцев, которые в глаза не видели офицера служащего на далекой Восточной части империи. Однажды он пришел на доклад в штаб и увидел на одном из столов дежурного офицера популярный журнал «Вера и разум». Командира не было на месте, и в ожидание его Павел Иванович листая журнал наткнулся на крошечную заметку, что недалеко от города Козельска находится Оптина пустынь, и в ней есть старец отец Амвросий к которому ежедневно стекаются тысячи людей для решения своих жизненных проблем. Тут Павел Иванович понял, что ему надо ехать в пустынь и просить совета как ему жить дальше. Воинской службой он уже давно тяготился, хотя был на хорошем счету у начальства и успешно продвигался по служебной лестнице.

Взяв отпуск, он направился в обитель. Когда еще никому неизвестный полковник Плиханков еще подходил к Оптинскому скиту, местная блаженная-юродивая, находившаяся в келье старца Амвросия вдруг радостно сказала – Павел Иванович приехали… На что преподобный Амвросий, недомогавший, ответил – Вот и слава Богу и, выказывая особый почет, встал встречать будущего великого старца. Которого до этого никогда не видел.

Они долго говорили, Плиханков рассказал о своем желании уйти в монастырь и преподобный Амвросий предупредил Павла Ивановича, что искушение будет долгим, два года, и после этого надо будет опять приехать  к нему.

Владимир Казаков

Продолжение следует