Наверх
Слово эксперта

20.03.2019

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Вячеслав Сутырин: России и Белоруссии нужна скоординированная политика по борьбе с фейками

Исполнительный директор Российско-белорусского экспертного клуба ответил на вопросы корреспондента нашего сайта

Фото: Вячеслав Сутырин

В России принят закон о борьбе с фейковыми новостями. Это вызвало целый шквал возмущения, разговоров о введении цензуры и открытых писем правозащитников. Противники усиления интернет-контроля ссылаются на западные принципы свободы слова, умалчивая, однако, что собственное интернет-пространство защищают даже самые свободные из свободных. В США разговоры об информационном вмешательстве идут уже третий год — с самого дня выборов Дональда Трампа. Один из самых жестких законов против лжи в интернете приняла Германия, о том же задумываются и во Франции.

Россия и Беларусь, естественно, тоже намерены ввести некие формы контроля во всемирной паутине. Александр Лукашенко на днях утвердил Концепцию информационной безопасности Беларуси. А еще раньше Минск принял закон, обязывающий интернет-комментаторов подтверждать свою личность с помощью мобильного телефона.

Насколько жестким должен быть контроль интернета и как пресечь ложь в сети без ущерба для свободы слова? Об этом мы поговорили с исполнительным директором Российско-белорусского экспертного клуба, главным редактором издания «Евразия.Эксперт» Вячеславом Сутыриным.

- Вячеслав Валерьевич, получается, анонимности в интернете приходит конец?

- Да, и это повсеместная тенденция. Нам это может нравиться или нет, но это объективный и, по всей видимости, необратимый процесс, он идет во многих странах. Государства не могут себе позволить оставить информационное пространство без контроля. Что же касается так называемого закона о запрете фейковых новостей в России, то он касается не анонимности, а запрета на распространение недостоверной информации. Кстати, в первую очередь это касается не политических тем, а самых конкретных вещей – безопасности детей, безопасности важных объектов и инфраструктуры, кредитных учреждений. Например, информационные атаки, провоцирующие банковскую панику.

Блокировка фейковых новостей — тоже глобальная тенденция. Тот же "фейсбук" огромное количество материалов блокирует, и будет блокировать еще больше. Сейчас идут дискуссии о том, чтобы еще больше ужесточить политику в отношении информации. Хотя некоторые действия остаются без объяснения и напоминают цензуру, например, блокировка страниц телеканала RT в "фейсбуке". По всей видимости, контроль отдельных государств и корпораций над интернет-средой будет увеличиваться.

- Правозащитники постоянно говорят о закручивании информационных гаек, хотя Россия здесь далеко не в первых рядах...

- То, что происходит у нас, - часть глобального процесса. Все государства защищаются от негативного информационного воздействия. Причем свободные, казалось бы, европейские «демократии» сейчас действуют не в самых лучших традициях. К примеру, в России есть сайты, на которых можно почитать переводы иностранных статей в полном объеме без комментариев. А в ЕС создаются сайты по борьбе с «российской пропагандой», которые выборочно дают материалы СМИ и снабжают «разъясняющими» комментариями, без которых «пропагандистский» характер материалов вовсе не очевиден.

Кстати, в том, что мы сейчас называем «фейк-ньюс» нет ничего нового. Это всегда было, просто называлось по-разному. Когда-то обманом, когда-то дезинформацией, потом стало психологическими операциями… Однако современная эпоха отличается от предыдущих. Главное отличие в том, что сегодня риски крупных военных конфликтов неприемлемы, конкуренция и борьба на международной арене во многом сосредоточились именно в медиапространстве. Значительно расширилось количество игроков — это различные некоммерческие и неправительственные организации, правозащитные структуры, которые часто выступают на стороне тех или иных политических сил и пытаются вмешиваться во внутреннюю политику других стран, не попадая при этом под законодательство о политических партиях.

Изменился субъект: раньше это были газеты и телевидение — крупные устоявшиеся институции. Сегодня значительное количество СМИ переместилось в Интернет, каждый блогер имеет возможность влиять на аудиторию. Неудивительно, что со стороны государств предпринимаются усилия вернуть хоть какой-то контроль над тем, что говорится в сети. Особенно когда дело касается недостоверного или откровенно манипулятивного контента.

Однако меры управления медиапространством должны быть очень эффективными, а значит тонко настроенными. Не должно быть сплошного блокирования, нужно разработать инструменты, которые позволят выборочно блокировать наиболее одиозные источники лживых сообщений. В остальном доступ к информации не должен ограничиваться.

- Должны ли Россия и Беларусь проводить согласованную политику в этой области?

- Безусловно. С точки зрения контроля за сетевым вещанием Россия и Беларусь находятся в схожих условиях. Обе наши страны — и по отдельности, и вместе - сталкиваются с внешним вмешательством в медиапространство. Мы наблюдали это на примере совместных военных учений «Запад». Была развернута широкая кампания, где маневры представлялись как попытка вторгнуться в Прибалтику, Польшу, Украину. Доходило до того, что их трактовали как попытку завоевать Беларусь. При этом чуть раньше в Прибалтике проходили крупнейшие учения НАТО «Анаконда», в которых участвовало в несколько раз больше военных. Но про это никто не вспоминал.

В России и Беларуси это многих заставило задуматься. Оказалось, что инструменты медиавоздействия могут широко использоваться потенциальным противником для нанесения ущерба даже интересам безопасности и обороны. Кстати, расширение НАТО на восток проходило прежде всего политическими средствами, путем воздействия на общественное мнение.

В этой связи очень важно координировать меры государственной политики в сфере информационной безопасности. Если в России принимаются одни меры защиты, а в Беларуси - совсем другие, это может привести к размыванию информационного пространства Союзного государства. Допустить этого нельзя.

Я считаю, сейчас актуально принятие общей концепции информационной безопасности Союзного государства и согласование подходов по защите от рисков в этой сфере. Очень важно создание позитивных тенденций в медиа-сфере. Я имею ввиду формулирование новых проектов, которые будут работать не только в режиме обороны и реакции на внешние угрозы, но и в режиме позитивного развития информационного пространства внутри Союзного государства. От этого зависит очень многое.

Как показывают соцопросы, граждане России и Беларуси привыкли к существованию Союзного государства… К свободе передвижения, к гигантским объемам торговли между нашими странами, к тому, что люди могут работать и жить и там, и там… Мы воспринимаем это как норму, словно воздух – пока он есть, мы его не замечаем, но стоит ему закончиться, как все начнут задыхаться. Чтобы этого не произошло, нельзя утрачивать инициативу в медиапространстве.