Наверх

Кирилл Фильчук: Дрейфующую станцию "Северный полюс-2015" можно рассматривать как совместный проект России и Беларуси

Кирилл Фильчук - заместитель начальника дрейфующей станции "Северный полюс -2015" по науке, представляющий Санкт-Петербургский "Арктический и антарктический научно-исследовательский институт", рассказал о результатах проведенной в этом году арктической экспедиции

В своём докладе на Форуме «Векторы развития научной среды в Союзном государстве. Новые идеи и люди» Кирилл Фильчук - заместитель начальника дрейфующей станции "Северный полюс -2015" по науке, представляющий Санкт-Петербургский "Арктический и антарктический научно-исследовательский институт", рассказал о результатах проведенной в этом году арктической экспедиции. С Кириллом Фильчуком побеседовал наш корреспондент.

- Какие исследования  на арктической станции проводились вами? Расскажите об их результатах? 

- Дрейфующая станция "Северный полюс-2015" была открыта в апреле 2015 года при поддержке Министерства природных ресурсов РФ. Период наблюдений на станции начался с 10 апреля, она дрейфовала четыре месяца. За это время дистанция дрейфа составила порядка 700 км -  и мы завершили свою работу на станции 9 августа 2015 года. В этой работе приняли участие как ведущие специалисты из российских научных центров, так и сотрудники Института природопользования НАН Беларуси - этот факт позволяет рассматривать станцию как совместный проект России и Беларуси.  

Программа научных наблюдений включала такие направления, как гидрохимия, магнитология, гидробиология, метеорология, океанология, исследования морского льда.

Большой объем работ был проделан в океанографии: измерялись скорости течений, температура, солёность воды. Этот материал обработан, и можно сказать, что если мы сравним измерения в океане, сделанные, к примеру,  "папанинцами" и нами, - то температура стала выше, стало теплее, атлантические течения стали мощнее -  а это всё климатообразующие факторы, еще раз подтверждающие процесс потепления.

IMGP0197.jpg

- Расскажите о программе мониторинга за морским льдом.  

- Ледоисследовательские работы были широко представлены на станции, делались контактные измерения толщин льда, нарастания, использовались сейсмодатчики, которые позволяли регистрировать сигналы, возникающие во льду при нагрузках, в ситуациях, связанных с торошением (торосы — нагромождение обломков льда, до 10—20 метров в высоту, которые образуются в результате сжатия ледяного покрова - прим. редакции) и разломами льда.

- А что касается анализа сейсмограмм - какие-то результаты получены?

- Что касается сейсмограмм, то они отражают вибрации во льду, это специфическая область. Для узких направлений деятельности они могут быть полезны. Допустим, разбивая в следующий раз аэродром на станции, можно будет использовать эти данные и понять, как его лучше ориентировать в отношении торосов, например.


- Что бы вы могли сказать о дальнейших перспективах российско-белорусских арктических экспедиций?

- Партнёрство в этой области надо развивать. Я как учёный, занимающийся полярными исследованиями, буду только рад: чем больше экспедиций - тем лучше, тем больше возможностей для исследований.  


Максим Тужиков