Наверх

Беларусь в конкуренции интеграций

Недавно был подписан договор о формировании Евразийского Экономического Союза. Он не содержит политической и идеологической составляющей, речь идет о создании глобального экономического кластера. Ожидается, что союзники вернутся к вопросам политической интеграции к 2018 г., что подразумевает формирование единого геополитического блока.

29 мая 2014 года в Астане главами государств Российской Федерации, Республики Беларусь, Казахстана был подписан договор о формировании Евразийского Экономического Союза, который начнет полноценно функционировать уже с 1 января 2015 года. В настоящий момент соглашение о ЕАЭС не содержит политической и идеологической составляющей, речь скорее идет о создании глобального экономического кластера на основе принципов ВТО и с перспективным объемом рынка около 200 миллионов человек. По факту новый интеграционный формат представляет собой более высокую степень экономической кооперации в сравнении с Таможенным союзом и имеет некоторые общее черты с североамериканской зоной свободной торговли NAFTA, блоком АСЕАН в Юго-Восточной Азии и т.д.

В то же время, уже нынешняя редакция договора предусматривала политический аспект, который был исключен по инициативе казахстанской стороны. Ожидается, что союзники вернутся к вопросам политической интеграции к 2018 году, что подразумевает формирование единого геополитического блока. Подобная позиция находит свое подтверждение в тезисах недавнего выступления Президента Республики Беларусь, высказанных в ходе встречи с председателем Совета федерации Валентиной Матвиенко и главами российских регионов, участвующих в первом Форуме регионов Беларуси и России. Александр Лукашенко отметил, что Евразийский Экономический Союз ожидает «военная и политическая интеграция», с изменением роли ОДКБ до статуса «военной организации» нового образования».

Этот геополитический сюжет серьезным образом меняет повестку отношений Республики Беларусь и Европейского Союза: речь идет уже не только о развитии сотрудничества в рамках многовекторности белорусской внешней политики, но также о выработке принципов взаимодействия Беларуси, как государства-участника евразийской интеграции, с Европейским Союзом – наднациональным образованием иного интеграционного формата.

В свое время, в ходе совещания с главами дипломатических миссий 1-2 августа 2006 года Президент высказал достаточно известную позицию, что «у Беларуси нет геополитических амбиций, но есть геополитические интересы». Думается, что с развитием процессов евразийской интеграции у Беларуси поневоле появятся геополитические амбиции, а международное восприятие евразийского проекта в целом будет накладывать определенный отпечаток и на отношения зарубежных партнеров с Республикой Беларусь.

Ситуация вокруг Украины наглядно иллюстрирует тот факт, что несмотря на то, что замысел Евразийского Экономического Союза не предусматривал создание наднационального образования для конкуренции с уже существующим Европейским Союзом, но, наоборот, руководители государств «таможенной тройки» неоднократно декларировали свою приверженность принципу «интеграции интеграций» с созданием общего евразийского рынка от «Атлантики до Тихого океана», евразийский проект все же рассматривается истеблишментом Европейского Союза как конкурентный и даже враждебный.

Похоже, что заявление Хиллари Клинтон образца 2012 года о «стремлении США не допустить возрождения Советского Союза под видом экономической интеграции» продолжает оставаться в основе понимания сути евразийской инициативы в западном мире. Например, главный редактор русской версии «Немецкой Волны» Инго Мантойфель считает, что «опасность представляет легшая в основу Евразийского экономического союза идеология», потому государствам ЕС нужно «готовиться как политически, так и в военном отношении к новому тоталитарному вызову ХХІ века».

Подобная фактическая реальность также находит отражение в соответствующих оценках отечественного академического сообщества: скажем, доцент Академии Управления при Президенте Республики Беларусь, кандидат исторических наук Вадим Елфимов также считает, что «интеграцию интеграций» необходимо также рассматривать как «конкуренцию интеграций», где основными акторами выступят будущий Евразийский Союз, который в перспективе обретет политическую составляющую, и США с близкими государствами. Рассуждая о Европейском Союзе, белорусский ученый отмечает отсутствие суверенной политической воли, что вынуждает ЕС двигаться в фарватере американской внешней политики.

Общее негативное восприятие процессов евразийской интеграции неизбежно будет проецироваться и на Республику Беларусь, как одного из основателей ЕАЭС и военно-политического союзника Российской Федерации. Беларусь в своих отношениях с ЕС, в том числе соседними державами-участниками Европейского Союза, также рискует оказаться в корзине «рисков и угроз».

Например, 18 апреля 2014 года в Сейме Литовской Республики прошла дискуссия по вопросам гражданской обороны, в ходе которой офицер по информационным операциям Департамента стратегической коммуникации Литовской армии Ауримас Навис пришел к занимательному выводу о том, что Российской Федерацией и союзниками готовится операция по аннексии Виленского края и г. Вильно в пользу Беларуси, для чего «Россия утверждает, что «литвины» - это на самом деле белорусы, создает в информационном пространстве легитимность для того, чтобы отдать Вильнюсский край Лукашенко».

Очевидно, что подобный кризис понимания никоим образом не соответствует планам Республики Беларусь по выстраиванию отношений с соседними государствами и Европейским Союзом в целом, потому еще большую важность обретает вопрос разработки доступной публичной повестки сотрудничества, объективных целей и задач взаимодействия, исходящей из современных геополитических реалий.

Этот вопрос является достаточно сложным не только для Беларуси, вся история которой указывает на неприемлемость развития в ситуации противостояния России и западных государств, но и для Европейского Союза. Думается, что «отсутствие прогресса» в белорусско-европейских отношениях, на что часто указывают дипломаты Европейской службы внешних действий, связано не столько с нежеланием Беларуси «меняться», сколько с некоторым несоответствием предлагаемых изменений (в первую очередь, политических) белорусской политической традиции, государственному устройству, цивилизационным устремлениям и современному геополитическому контексту.

Европейский Союз, как достаточно успешный проект, подходит к вопросам взаимодействия с белорусской стороной со стандартным набором правил, требований и инструкций, предъявляемым к новичкам-кандидатам, желающим присоединиться к процессам евроинтеграции. Но особенность ситуации заключается в том, что Беларусь пока не декларирует членство в ЕС в качестве цели своей внешней политики.

Внешнеполитическим приоритетом Беларуси является евразийская интеграция, при этом с ЕС Республика Беларусь желает взаимодействовать, настолько, насколько это возможно.

Именно проработка направлений возможного сотрудничества, исходящих из необходимости Беларуси во взаимодействии с ЕС, но не присоединении к союзу, должна быть воспринята европейскими партнерами.

Александр Шпаковский, директор Информационно-просветительского учреждения «Актуальная концепция» (Республика Беларусь)

(Выдержки из доклада для международной конференции «Европейский Союз и Республика Беларусь: перспективы сотрудничества», секция «Внешняя политика ЕС», Белорусский Государственный Университет, 5-6 июня 2014 года)