Наверх

Александр Шпаковский: ЕЭС – первый шаг в реализации стратегии «интеграция интеграций»

Лидеры государств «таможенной тройки» неоднократно декларировали свою приверженность принципу «интеграции интеграций» с созданием общего рынка от «Атлантики до Тихого океана». Поэтому реализацию проекта Евразийского Экономического Союза  можно трактовать как первый шаг подобной стратегии.

В мае этого года президенты России, Беларуси и Казахстана получат для окончательного рассмотрения Договор о Евразийском экономическом союзе.

Замысел Евразийского Экономического Союза не предусматривал создание наднационального образования для конкуренции с уже существующим Европейским Союзом. Наоборот, руководители государств «таможенной тройки» неоднократно декларировали свою приверженность принципу «интеграции интеграций» с созданием общего евразийского рынка от «Атлантики до Тихого океана». В этой ситуации реализацию проекта Евразийского Экономического Союза можно было бы трактовать как первый шаг подобной стратегии.

Экономический, а возможно и политический, союз между ЕЭС и ЕС был бы абсолютно самодостаточен с учетом возможностей использования совокупности передовых европейских технологий и богатых природных ресурсов России. Привлечение к сотрудничеству КНР и создание геополитической оси взаимодействия Брюссель-Москва-Пекин и вовсе изменило бы сложившийся однополярный мировой порядок в сторону более безопасного и справедливого.

Однако подобный взгляд на международные отношения несколько диссонировал с действительной реальностью Европейского Союза, где Россия по-прежнему воспринимается в качестве угрозы, а любые интеграционные проекты с участием Москвы как планы по восстановлению СССР. Также, видимо, не была учтена высокая степень взаимопроникновения современных англо-американских и европейских финансово-политических элит, влияние США на общую политику Евросоюза, в первую очередь на принятие решений в Германии и Франции.

В целом, идеи евразийской интеграции воспринимаются европейским истеблишментом негативно, а сам проект Евразийского Союза видится в ЕС в качестве конкурентного и противостоящего.

Есть точка зрения, что политическая и экономическая ситуация на Украине – это в определенной степени результат уже начавшегося противостояния между существующим ЕС и потенциальным ЕЭС. Подобная точка зрения напрямую влияет на развитие ситуации в Центральной Европе и государствах постсоветского пространства. Выбор между ЕС и Таможенным Союзом по принципу «или - или» уже привел к дестабилизации внутриполитической обстановки в Украине и потенциально угрожает подобными эффектами в Молдове.

Включение государств «Восточного партнерства» в европейский контекст на практике предусматривает разрыв или сведение до минимума их политических, экономических, гуманитарных контактов и связей с Российской Федерацией, что создает непосредственную угрозу интересам и безопасности России. Следовательно, официальная Москва и государства-союзники России вынуждены реагировать и принимать меры по защите собственных экономических и политических целей в регионе.

Не секрет, что экспансия ЕС на восток сопровождается активным применением практик «мягкой силы», доминированием в информационном пространстве, в первую очередь в электронных СМИ. В этом случае любые действия России способствуют формированию образа виновника и агрессора, хотя реакции РФ по факту лишь являются ответными шагами.

Характерным примером такого рода видится Украина, где сначала вмешательство западных держав во внутриукраинский политический конфликт способствовало делегитимации законной власти и совершению государственного переворота, а уже затем российское руководство приняло решение о включении Автономной Республики Крым и г. Севастополя в состав РФ. Что немаловажно - и то, и другое действие иностранных держав на территории Украины пользовались безоговорочной поддержкой тамошнего населения по месту их совершения. Абсолютно очевидно, что Украина сейчас является ареной геополитического противостояния, в котором эта страна пока не обладает достаточной субъектностью, а необходимость цивилизационного выбора между Востоком и Западом «разрывает» украинское общество.

Думается, самым оптимальным сценарием развития ситуации в Европе и в Евразии было бы сотрудничество (интеграция в той или иной форме) между ЕС и ЕЭС. А.Г.Лукашенко неоднократно выступал с идеей слияния экономического потенциала двух объединений. В свою очередь, В.В.Путин озвучил не так давно (вернее, напомнил о ней) на Саммите России и ЕС идею создания зоны свободной торговли между Европейским союзом и будущим Евразийским экономическим союзом.

К сожалению, говорить сейчас о возможности реальной интеграции между ЕС и ЕЭС не представляется возможным. Управляющий класс, в первую очередь европейский истеблишмент, до настоящего момента не осознал необходимость, а главное возможность такого сотрудничества. Таким образом, «интеграция интеграций» остается красивой, но перспективной теорией, а принципы функционирования «Европы от Лиссабона до Владивостока» пока непонятны брюссельским чиновникам.

Одной из причин такого непонимания является серьезный ценностный диссонанс между неолиберальным руководствам ЕС и консервативными, традиционалистскими государствами Таможенного Союза. Определенные надежды на активизацию сотрудничества можно связывать с перспективами правых европейских партий, которые в своих внешнеполитических программах традиционно декларируют необходимость взаимодействия Европы и России с созданием экономического и военно-политического союза. Прогнозируется, что на предстоящих выборах в Европарламент подобные политические силы наберут от 20 до 30 процентов голосов избирателей.

Другим возможным фактором может стать осознание нынешними европейскими элитами бесперспективности дальнейшего разворачивания конфронтации. В таком случае, негативный пример Украины, ставшей «яблоком раздора» между Москвой и Брюсселем, может неожиданно обратиться в полезный для понимания факт необходимости деэскалации и возобновления переговорного процесса.

Европейское руководство уже неоднократно заявляло о готовности отказаться от постановки перед партнерами «ложного выбора» между Востоком и Западом, а само противостояние, как и «ограниченное взаимодействие» с Россией объективно является невыгодным для ЕС. Экономическая взаимозависимость между субъектами достигла такого высокого уровня, что дальнейшее усиление напряженности чревато серьезными рисками будущего развития.

Единственным бенефициаром конфликта между Европейским Союзом и будущим ЕЭС являются США, так как подобная ситуация позволяет сохранять незыблемой политическую и экономическую гегемонию Белого Дома в современном мире.

Наиболее адекватным решением в краткосрочной перспективе было бы создание зоны свободной торговли между Европейским и Евразийским союзами, однако утверждать о возможности реализации таких планов весьма рано по причине неготовности элит, и серьезного влияния североамериканского фактора на внешнюю политику европейских партнеров.

Александр Шпаковский, директор Информационно-просветительского учреждения «Актуальная концепция» (Республика Беларусь)