Наверх

Виталий Третьяков: Западу не удастся изолировать Россию. Это нереально

На днях сенат США одобрил законопроект о санкциях против России в связи с событиями в Крыму. Определенный набор санкций рассматривает сейчас и ЕС. Насколько болезненными для России могут быть эти меры? Точка зрения  декана Высшей школы (факультета) телевидения МГУ имени М.В.Ломоносова политолога Виталия Третьякова.

От наших политологов и экономистов, в меньшей степени от западных, я слышал много версий о том, что это за санкции. Правда, конкретики пока маловато. Речь идет в основном о неких ограничениях въезда в Шенгенскую зону и в США. А вот что касается собственно экономических санкций против России – тут полная неясность.

Из всего этого я, не будучи экономистом, делаю несколько выводов. И главный вот какой. Строго говоря, нет такого набора экономических санкций, которые могли бы быть применены по отношению к России без существенных потерь для тех, кто их будет применять. И речь идет, конечно, о Европе, о Евросоюзе. Если, скажем, эти санкции последуют со стороны США, товарооборот у которых с Россией невелик, то американцы могут, наверное, делать практически что угодно – тем не менее, экономический ущерб от этого для нас (соответственно, и для них) будет маленьким. Если, конечно, не брать чисто гипотетическую попытку США обрушить цены на нефть, скажем, до 50 долларов. Но это вряд ли произойдет. А вот европейцы понесут от этих санкций уже значительный ущерб, чего они, естественно, не хотят. Это – экономическая сторона дела. Что же касается политической, общеполитической, то тут надо исходить из объективных реалий, условий.

Они же сегодня таковы. Россия, нравится она кому-то или не нравится, сильная она или слабая (сейчас она не такая слабая, как в 90-е годы, но не столь сильная, как в советское время) – это мировая сверхдержава по сумме многих показателей. Она - самая большая в мире по размерам, далеко не последняя по численности населения, одна из двух ядерных сверхдержав. Есть еще и ряд других признаков, позволяющих России с полным правом обладать статусом сверхдержавы. Вот если бы Господь Бог попытался изолировать Россию, ввести такие санкции, чтобы нам небо с овчинку показалось, то его власти и мощи на это бы хватило. Но это Господь Бог! (Я вообще-то думаю, что он сейчас не склонен к такому решению). А вот Америка при всем ее могуществе и фанаберии, даже вместе с Евросоюзом – это не Господь Бог. Я не вижу никаких возможностей изолировать или серьезно «наказать» справедливыми или несправедливыми, экономическими, политическими или юридическими санкциями, ударами, барьерами такую большую страну, как Россия. Это просто нереально.

Все остальное, связанное с антироссийскими санкциями, – это мелочи, нюансы: неприятные, но не смертельные. Тут уж ничего не поделаешь, это - мировая политика. Очевидно, каких-то граждан России, живущих на два дома (второй, скажем, в США или в Великобритании), эти нюансы коснутся. Им можно лишь посоветовать – не живите на два дома. Выберите себе, наконец, одну родину. Если Россию – тогда переживайте эти санкции вместе с другими гражданами страны. Если предпочтете Запад, присоединяйтесь к санкциям против России.

Возможно, этот говорливый и крикливый слой граждан России и пострадает в результате санкций Запада, но тут, как говорится, не следует стоять на двух расходящихся льдинах – рано или поздно свалишься в холодную воду. Надо выбирать одну из этих льдин.

Словом, я не считаю эти санкции трагедией для страны. Дополнительным аргументом в пользу этого мнения может служить позиция В.В.Путина. Он не мог не просчитывать все возможные сценарии развития событий в результате тех шагов, которые сделала Россия, поддерживая референдум в Крыму. Нет сомнений, что он учитывал и самый печальный – например, вооруженный конфликт, когда американцы силой оружия попытаются отбить у России Крымский полуостров. Конечно же, им учитывалась и возможность введения против страны каких-то экономических санкций и юридических ограничений, касающихся в том числе и права выезда.

То есть В.В.Путин, несомненно, все это просчитывал. И то, что он последовательно проводит политику в отношении Крыма, для меня является свидетельством того, что Путин не боится никаких сценариев. Скорее всего, вариант с военной акцией американцев против российских войск или отрядов самообороны Крыма он считает вообще нереальным или очень маловероятным. Возможность же введения неких санкций, включая экономические, политические, юридические и прочие, он рассматривает, очевидно, как реальную, но не считает их фактором, способным повлиять, изменить генеральную стратегическую линию, которая им выбрана.

Виталий Третьяков,
декан Высшей школы (факультета) телевидения МГУ имени М.В.Ломоносова, автор и ведущий программы «Что делать?» на канале «Культура», политолог