Наверх

Как увековечить память о Великой войне

В августе 1914 года мы будем отмечать столетие начала Первой мировой войны, которую современники называли Великой. Есть все основания полагать, что в связи с этой круглой датой на россиян обрушится девятый вал всевозможных публикаций о Великой войне. И все они будут объективны, сугубо историчны, лишены тенденциозности? Очень сомнительно.

В августе 2014 года мы будем отмечать столетие начала Первой мировой войны. Пора раскрыть ее тайны, честно рассказать о героизме русских солдат и о некомпетентности многих генералов и министров. Как писал Александр Твардовский: «Кто прячет прошлое ревниво, тот и с грядущим не в ладу». Вспомним, что не последней причиной развала СССР стала тотальная ложь советских историков, которую успешно разоблачили западные спецслужбы и историки-националисты всех союзных республик.

Есть все основания полагать, что в связи со столетней годовщиной войны на россиян обрушится девятый вал всевозможных публикаций о Великой войне. И все они будут объективны, сугубо историчны, лишены тенденциозности? Очень сомнительно. Вот, к примеру, Российское военно-историческое общество издало роскошный календарь «Герои Великой войны». Но по какому принципу выбраны 12 главных героев той войны? Очень просто. Те, кто сыграл видную роль в белом движении 1918—1920 гг. — тот и герой. А кто нет — так не обессудьте!

Так, среди героев нет самого знаменитого полководца Первой мировой войны генерала от кавалерии Алексея Брусилова. Во все учебники военной истории вошел «Брусиловский прорыв», а его автор на героя Великой войны не тянет.

Зато вошли в 12 «избранных» - полковники М.Г. Дроздовский, Н.С. Тимановский и А.П. Кутепов, а также подполковник В.О. Каппель. (Звания я даю на февраль 1917 года). Ну и, само собой, генералы Деникин, Врангель, Колчак и Юденич.

Что же получается? У нас в августе 2014 года будут славить 10% генералов и офицеров, воевавших в белых армиях. А остальные 90% генералов и офицеров будут преданы забвению? Между прочим, служить в Красную армию пошли 16 генералов от инфантерии, 3 генерала от кавалерии, а всего 391 бывший царский генерал и адмирал. Среди них и знаменитый разведчик генерал-лейтенант Михаил Дмитриевич Бонч-Бруевич и практически все руководство Главного артиллерийского управления во главе с генералом от артиллерии А.А. Маниковским и его замом генерал-майором Е.З. Барсуковым. А также замечательная плеяда конструкторов-артиллеристов — Р.А. Дурляхов, Ф.Ф. Лендер, Н.Ф. Дроздов и др.

Число офицеров и генералов царской армии, служивших в РККА, было в три раза больше, чем во всех белых армиях, вместе взятых.

Замечу, что заслуги в Первой мировой войне полковника М.Г. Дроздовского куда меньше, чем командира дивизии генерал-майора Л.А. Дроздовского. Но первый пошел потом служить к белым, а второй — к гетману, потому и не попал в герои Великой войны. Между прочим, генерал-лейтенанты царской армии Скоропадский и Маннергейм — разве не герои Великой войны? Им что, Николай II даром давал ордена и присваивал звания?

Как пишет сам Врангель в мемуарах, он поначалу вступил в переговоры с татарскими националистами в Крыму, хотел командовать армией курултая. А тут черноморские матросы разгромили «татарскую армию», и барон остался не у дел. Он поехал в Киев к своему приятелю по Конной гвардии гетману Скоропадскому и попросился в главнокомандующие незалежной армии. Но, увы, гетман назначил им генерала князя Долгорукова, тоже кстати, конногвардейца. Барон не захотел быть замом князя и подался к Деникину.

Мы слишком далеко зайдем, если станем оценивать деяния участников войны в зависимости от их политической деятельности после 1917 года. Вот, к примеру, генерал-майор Василий Викторович Бискупский. В войну командовал 3-й кавалерийской дивизией, в 1918 году стал командовать гетманскими войсками в районе Одессы, потом отправился в эмиграцию в Германию. Там он стал для начала активным монархистом, а потом — национал-социалистом и «особой, приближенной к императору» Кириллу и фюреру Адольфу. Бискупского как — выбрасывать из истории Великой войны или оставлять?

Да и с белыми генералами не все в порядке. Так, самые храбрые генералы Добровольческой армии Слащёв и Скоблин уже в эмиграции перешли на сторону большевиков. И не они одни, замечу. Как бы поклонникам белого движения не пришлось деканонизировать еще одну иконку — врангелевского генерал-майора А.В. Туркула. Конечно, он герой: сотнями расстреливал пленных красноармейцев в 1920 году, в 1943-м пошел в РОА и там командовал бригадой из русских эмигрантов, воевавших с партизанами в Югославии. Но, увы, сейчас выясняется, что Туркул еще и подрабатывал в той же конторе, что и Скоблин.

Опамятуйтесь, господа! Не превращайте юбилей Великой войны в реваншистскую акцию! Не пытайтесь переиграть Гражданскую войну. Поверьте, вашим оппонентам есть что сказать о «белых героях», причем, не повторяя советскую пропаганду, а давая компромат из белогвардейских и нацистских источников — то, что так от нас скрывали большевики.

Реваншизм приведет не к сплочению общества, а, наоборот, к его еще большему расколу и, не дай бог, крови. Ну а большая часть молодежи ответит на него по-шекспировски — «Чума на оба ваши дома!»

На мой взгляд, участие офицеров и генералов в Великой войне должно быть оценено исключительно по их личному вкладу. А их деятельность после февраля 1917 года не должна рассматриваться вообще в контексте Великой войны. Через 3 года у нас будет юбилей «Февраля», а через 3,5 года — «Октября». Давайте попробуем за это время разобраться в весьма сложной и запутанной ситуации с революцией и Великой Гражданской войной. А пока давайте говорить о Великой войне, не сваливая все в кучу.

Разумеется, не стоит сводить всю историю войны к деятельности отдельных генералов. Благо, они и так допустили массу непростительных ошибок. Может, лучше обустроить места захоронения времен войны 1914—1918 гг. Причем речь о некрополях белогвардейцев в Белграде и Париже идти не должна.

Давно пора вспомнить о разрушающихся русских крепостях. Их в течение почти 100 лет — с 1815 по 1915 год — создавали по воле пяти русских императоров. Их строили сотни тысяч русских, белорусских и украинских солдат и крестьян.


На заднем дворе Артиллерийского музея в Ленинграде. Начало 1970-х годов.

Сейчас модно по делу и не по делу перенимать западный опыт. Но опыт восстановления крепостей XIX — первой половины ХХ века в государствах Европы однозначно положительный.

В послевоенной истерии у норвежцев и датчан хватило ума сохранить грандиозные германские береговые батареи Атлантического вала, построенные в 1940—1945 гг. Сейчас там все оставлено так, как будто немцы ушли из фортов полчаса назад. Идут толпы туристов. Местные бизнесмены и власти подсчитывают большие барыши. Ведь туристы платят не только за входные билеты, но и за гостиницы, рестораны, транспорт и т.д.

А вот жители острова Гернси в проливе Ла-Манш в 1946 году решили уничтожить следы «германской оккупации» — огромные береговые батареи калибра 170—305 мм. Пушки кое-как удалось сдать на металлолом. А вот на ликвидацию бетонных сооружений астрономических сумм у островитян даже при поддержке Лондона не оказалось. Ну а теперь на остров смотреть батареи ездят толпы туристов, а местные жители кусают локти, что сдали на лом пушки.

Финны считают русских оккупантами, но и они поддерживают в прекрасном состоянии русскую крепость Свеаборг, и опять же сделали ее туристическим центром и одной из главных достопримечательностей Хельсинки.


Задний двор Артмузея. Начало 1970-х годов.

Та же Литва при весьма ограниченном бюджете сумела, как могла, отремонтировать русскую крепость Ковно и восстановить памятные знаки на могилах русских и германских солдат. Ну а 22 июня 2012 г. литовские власти устроили грандиозный праздник в честь обороны Ковно. Туда приехали вице-министр иностранных дел Э. Игнатавичюс и дипломаты ряда стран, включая РФ. Конечно, не обошлось и без доли национализма — открытие памятника «неизвестному литовскому воину Русской императорской армии». Если солдат неизвестен, то почему он литовец? Или вся императорская армия состояла из одних литовцев?

Белорусские власти отреставрировали несколько фортов в Брестской крепости, кстати, не участвовавших в боях в июне-июле 1941 года.

Получается, что только в России есть небрежение к собственным крепостям — последним реальным артефактам Великой войны. Почему бы не помочь белорусам восстановить до конца императорские крепости Брест, Гродно и Бобруйск?

При этом неплохо в пустых казематах восстановленных фортов установить подлинные орудия времен войны. Откуда же их взять? Да из запасников музеев РФ, где они долгие десятилетия хранятся зачастую в ужасных условиях.


Артиллерийский музей в Ленинграде. Начало 1970-х годов. Где сейчас эти уникальные пушки?

В 70-х годах ХХ века на заднем дворе Артиллерийского музея в Ленинграде хранились сотни орудий, подавляющее большинство которых относилось к периоду Первой мировой войны. На задний двор посетителей не пускали милиционеры с собаками. Этих сотен орудий хватило бы и на 20 крепостей. Причем, там уникальнейшие русские, германские, австрийские, французские и другие пушки и минометы. Многих из них, я думаю, нет и в музеях Запада.

К началу XXI века этих орудий уже на заднем дворе не было. В январе 2012 года я написал в газете «Независимое военное обозрение» статью об этих орудиях. Руководство музея довольно оперативно ответило мне через журнал «Калашников», что, мол, все в порядке, все орудия числятся в музее, были ревизии и утерь не обнаружили. Правда, уточнить, где сейчас находятся эти орудия, руководство музея не удосужилось.

А вот Москва. Новодевичий монастырь. В воротах одной из сторожевых башен много лет совершенно открыто, то есть без ограждения и охраны, находятся несколько орудий и минометов Первой мировой войны. Среди них уникальная 3-дюймовая противоштурмовая пушка образца 1910 года. У нее даже затвор открывается — сам пробовал. Там же валяются авиабомбы времен Первой мировой войны и т.д. Судя по всему, Государственному историческому музею эта техника не нужна. Ну а монашкам (монастырь сейчас действующий) и подавно!

Наверняка в запасниках других музеев РФ, на полигонах и артиллерийских складах ржавеют редчайшие реликты Великой войны. Не пора ли положить конец нашей преступной халатности? К примеру, у меня есть ксерокопия приказа Министра обороны Дмитрия Устинова отправить на переплавку самую крупную в мире 800-мм пушку «Дора», которая в 1946 году была привезена из Тюрингии и хранилась на заводе «Баррикады» в Волгограде. Сейчас смотреть это чудо съезжались бы туристы со всего мира. Увы, осталась только одна огромная гильза, которую работяги использовали как пожарную бочку. Кто-то отправил ее в музей Обороны Сталинграда, и сразу же объявилось множество мастистых историков, использовавших ее как доказательство того, что «Дора» стреляла по Сталинграду.


Артиллерия Новодевичьего монастыря.

Ну а серьезно, почему бы орудия Первой мировой войне не передать в аренду Беларуси или обменять на какие-то произведения русской культуры? Пушки, установленные в казематах крепостей, будут смотреться гораздо эффектнее, даже чем в залах музея. А пока они ржавеют на складах или под открытым небом.

Летом 2014 года можно организовать массовые автобусные и железнодорожные экскурсии в Брест, Гродно, Бобруйск из Москвы, Санкт-Петербурга, Смоленска и других городов. Можно собрать там форумы политиков РФ, Беларуси и Украины. А почему бы не устроить большие молодежные праздники и представления у старинных фортов? Не станут ли такие торжества достойными памяти русских, белорусских, украинских солдат, погибших в Великой войне.

Александр Широкорад,
военный историк, писатель, публицист

Фото автора