Наверх

Таможенный союз и страны Средней Азии

Как известно, к вступлению в Таможенный союз, куда входят Россия, Беларусь и Казахстан, готовится Киргизия. Дело это непростое и небыстрое. Тем не менее, оптимисты уже поговаривают о членстве Киргизии в ТС в следующем году. О своем желании вступить в ТС уже не первый раз говорит еще одна среднеазиатская страна – Таджикистан.

Как известно, к вступлению в Таможенный союз, куда входят Россия, Беларусь и Казахстан, готовится Киргизия. Дело это непростое и небыстрое. Тем не менее, оптимисты уже поговаривают о членстве Киргизии в ТС в следующем году. О своем желании вступить в ТС уже не первый раз говорит еще одна среднеазиатская страна – Таджикистан.

Между тем, в экспертном сообществе нет единого мнения о том, выгодно ли Таможенному союзу и, соответственно, странам-членам, присоединение к нему Киргизии. Некоторые эксперты говорят о том, что решение о включении Киргизии в Таможенный союз преждевременное, стоит еще разобраться, насколько эта страна готова к интеграции, словом, повременить с ее приемом… Некоторые идут еще дальше и утверждают, что включать Киргизию и в перспективе Таджикистан в Таможенный союз вообще не стоит.

У меня на этот счет другое мнение.

У американцев есть такое выражение – зона интересов,  причем, под этими интересами подразумевается нечто жизненно важное для существования собственной страны. С моей точки зрения, у России тоже есть своя зона интересов. Вот нам предлагают: «Давайте уйдем из этого региона, оставим эту территорию, отдадим Арктику». Это все советы от лукавого. Мы живем в конкурентном мире, и свято место, как говорится, пусто не бывает. Предположим (только предположим!), что мы откуда-то уйдем. Кто гарантирует, что там без нас все останется неизменным, а не будет хуже. Причем, хуже именно для нас. Скажем, возникнет там рассадник терроризма и экстремизма, и начнется, как в Сирии. А в другом месте к власти придет откровенно враждебный нам режим. И все это будет под боком у России, и всегда будет существовать угроза просачивания или выплеска соседской нестабильности на территорию России. Вот в чем проблема.

Я, например, не усматриваю каких-либо факторов, которые в случае упорядочения отношений, скажем, с Таджикистаном увеличат трудовую миграцию из этой страны. Что это за факторы, которые мешают миграции сейчас и которые потом будут отменены? Я их пока не вижу. Например, этим летом я общался с таджиками, работающими у нас. Они рассказывали, что большинство работоспособных мужчин сейчас в России. Что изменится, если Таджикистан войдет в Таможенный союз? А Киргизия?

Да, эти страны не очень богаты. Но, тем не менее, Киргизия довольно давно находится во Всемирной торговой организации. Там небогатую Киргизию посчитали возможным принять в члены этой организации. Справедливости ради, надо сказать, что членство в ВТО не очень-то экономически помогло Киргизии. Но факт остается фактом. Если у кого- то есть опасения резкого увеличения миграции из этих стран, то эти опасения необоснованны. У нас не та ситуация, как, например, у США с Мексикой, где численность населения сравнима с американской. Численность же населения Киргизии и Таджикистана вместе взятых – чуть больше 13 миллионов. Это всех, включая пожилых, женщин и детей. Так что, с моей точки зрения, предельное количество трудовых мигрантов из этих среднеазиатских стран в России уже достигнуто.

Есть ли плюсы от нашего возможного экономического объединения? Есть. Правда, они в большей степени потенциальные. Сейчас деньги, которые зарабатывают трудовые мигранты в России, уходят из нее. Нам надо думать о том, чтобы наши отечественные предприниматели больше работали бы в этих среднеазиатских странах. Эти страны могут представлять интерес для нашего бизнеса, как сфера для инвестиций. Ведь сегодня отечественные бизнесмены испытывают определенные трудности с инвестированием своих средств. С моей точки зрения, кроме как в добывающие отрасли мы еще толком инвестировать не научились. Кстати, в этих странах, особенно это касается Таджикистана, есть и кое-какие природные богатства. Я не говорю уже о трудовых ресурсах: в иной ситуации эти работники могли бы оставаться дома и работать там, а не ехать на заработки в Россию.

Кстати, уже сейчас, предоставляя работу у себя трудовым мигрантам из этих стран, мы снижаем у них градус социальной напряженности. Представьте себе страну, в которой несколько миллионов безработных, причем, в основном молодежи? Насколько такая среда благоприятна для возникновения крупных неприятностей? А Россия – рядом.

Поэтому нам, наверное, все же придется выстраивать определенное экономическое взаимодействие с нашими среднеазиатскими соседями. И лучше, если это взаимодействие будет проходить по внятным правилам, а не развиваться стихийно.

Есть и такой аспект. Еще экономисты XIX века доказали, что, чем обширнее некая экономическая зона, тем полезнее это для экономик вовлеченных в нее стран. То есть, в нашем случае – чем больше зона свободной торговли, тем она более устойчива, предоставляет больше возможностей странам-членам и в конечном итоге снижает производственные издержки.

Объединить весь мир в рамках одной зоны свободной торговли не получится (хотя ВТО на это и направлено). Это связано с тем, что местные уровни издержек на производство разных товаров могут сильно отличаться друг от друга. А это может привести к тому, что страны с  неблагоприятными экономическими условиями вместо развития могут начать отставать и деградировать.

Наша ситуация состоит в том, что условия для экономики и в среднеазиатских странах, и в России примерно одинаковы. Мы -  не конкуренты. И весь вопрос только в том, как конкретно аккумулировать усилия этих различных экономик, чтобы получился положительный результат.

Когда говорят, что экономики среднеазиатских стран бесполезны, бессмысленны – это определенное лукавство. Что значит, бессмысленны?  Работники что ли там плохие? Извините, но эти люди у нас массово работают. Причем, это касается не только муниципальных рабочих, строительства и ремонта. Очень многие виды производства у нас как раз на этой рабочей силе и базируются. Я не говорю - плохо это или хорошо. Я считаю, что экономики наших среднеазиатских соседей могут быть очень полезными, если будут задействованы для общего блага и не в ущерб экономикам других стран, входящих в Таможенный союз.

Андрей Паршев,
экономист, писатель, публицист

Фото: www.file-rf.ru