Наверх

Неоконченный разговор или прерванная дуэль

Проиграла Россия Первую мировую войну или она имеет право числить себя в победителях – это вопрос не вчерашнего дня, поскольку во вчерашнем дне он считается решенным. И не сегодняшнего. Ответ на этот вопрос расположен в будущем, когда сама Россия определит его, в первую очередь для себя и для правнуков героев той незаслуженно забытой Первой мировой войны.

Наверное, нет ничего более сладостного и выгодного для историков, чем история с открытым финалом. Такой открытый финал оставила Россия своим участием в Первой мировой войне и выходом из неё.

Когда нежданная неизбежность заставляет дискутирующую компанию прервать дискуссию на самом, казалось бы, интересном месте, потом все участники этой дискуссии ещё долго не могут из неё выйти, тем более, если есть два или несколько участников, являющихся, как бы основными противостоящими сторонами, а вокруг них много болельщиков. Дискуссия прервалась, а главные диалогеры продолжают мысленно высказывать свои убийственные доводы, а болельщики… А болельщики, чем дольше всё это будет продолжаться, тем дольше будет казаться, что им есть, чем занять головы.

Очень условно войну можно сравнить с дуэлью. В дуэльном кодексе имеется правило, когда один из дуэлянтов, если его выстрел должен быть последним, берёт паузу…

Что же случилось с Россией в 1917 году?

Это и есть тот самый вопрос, который даёт пищу дискуссии.

Но удивительное дело - это пища не сегодняшнего дня! Как? Возникает вопрос!

Довольно просто!

Всё, что мы имеем сегодня, мы подготовили вчера. А сегодня мы готовим то, что будем иметь завтра. Или не иметь, если плохо или в другую сторону подготовили.

Сегодня ответить на вопрос: «Россия по итогам Первой мировой войны – в числе выигравших или проигравших?» - невозможно. И никто не заинтересован отвечать на таким образом поставленный вопрос именно сегодня. Таяние на глазах Восточного фронта (только в России он был Западным) у всех участников Первой мировой войны (более 30 стран, включая Россию и дважды Италию) вызвали ступор, который длился с апреля и до конца 1917 года. В марте 1918 года этот ступор перерос в ярость ненависти у стран Антанты и был быстро забыт Центральными державами, потому что они проиграли войну, и им было не до России. Россия же сама попала совсем в другую историю и её новейшие лидеры того времени сказали историкам – забудьте! И чем дальше событие Первой мировой войны отодвигалось во времени, тем больше в России его забывали. И на Западе тоже, глядя на это. И совершенно обоснованно, хотя, собственно, с неё, с России, всё и началось! Кто первым объявил мобилизацию? Россия! Кому первой была объявлена война? России! Кто был самым первым, заявленным и награжденным героем Первой мировой войны? Русский казак Кузьма Крючков!

Но с 1 августа 1914 года висит вопрос: «Кому меньше всех была нужна эта война?» (кроме, впрочем, Гондураса).

И другой вопрос: «А кто был самым надежным союзником для своих союзников?» (правда, до определенного времени).

И возникает два ответа, если по-честному:

- России!

- Россия!

России не нужны были территории (посмотрим на карту 1914 года).

Россия начинала наступательные операции по мановению волшебной англо-французской палочки.

Россия кидалась камнями, когда уже нечем было стрелять, и билась дубьём.

Имея три фронта: против Германии, против Австро-Венгрии и против Турции, Россия умудрилась отправить во Францию свой экспедиционный корпус – лучших офицеров и нижних чинов (разве ж можно было ударить в грязь кокардой).

Поэтому, проиграла Россия Первую мировую войну или она имеет право числить себя в победителях – это вопрос не вчерашнего дня, во вчерашнем дне он считается решенным, стоит хотя бы посмотреть на список участников празднования юбилеев Антанты.

И не сегодняшнего. Тут даже становится стыдно, потому что об этой войне почти ничего не знают правнуки её героев. Хотя и не стыдно, потому что правнукам её героев долго внушали, что Первая мировая война была лишь репетицией Гражданской. И очень хочется тут же задаться вопросом, а где сейчас те, кто это внушали? А правнуки – вот они!

Так что же – вопрос повис? Ответа нет? А будет?

Вот в этом-то месте и начинает шевелиться зарытая политиками и  историками собака по кличке «Коллизия» - разве не другая Россия (в которой политики были плохие и историки никуда не годные) сломила шею Германии во Второй мировой войне? Ведь Германия начала Вторую, не решив своих задач в Первой!

И что получается – неоконченная дискуссия и всем ещё интересно? Или прерванная дуэль? И последний выстрел ещё впереди?

Кстати, один такой выстрел уже прозвучал, когда Германия летом 2010 года (это должно быть любопытно для тех, кто умеет считать) рассчиталась со странами Антанты (нынешними союзниками Германии в ЕС и НАТО) по итогам Первой мировой войны.

Мне же, как автору нескольких книг о русских офицерах, в жизни которых взорвались подряд четыре войны: Русско-японская, Первая мировая, Гражданская и Вторая мировая, становится ясно, что ответ на вопрос о месте России в Первой мировой войне расположен в будущем, когда сама Россия определит его, в первую очередь для себя и для правнуков героев Первой мировой войны.

Хотелось бы, чтобы это будущее было не слишком отдаленным.

Пусть правнуки его увидят!

Евгений Анташкевич, писатель