Наверх

Союзное государство – взгляд из Беларуси (Часть 1)

Союзное государство России и Беларуси, безусловно, является самым амбициозным интеграционным проектом в ряду тех, что реализуются на постсоветском пространстве, с точки зрения заявленных разработчиками задач политической и экономической интеграции, а также геополитической значимости подобной инициативы для развития региона.

Союзное государство России и Беларуси, безусловно, является самым амбициозным интеграционным проектом в ряду тех, что реализуются на постсоветском пространстве, с точки зрения заявленных разработчиками задач политической и экономической интеграции, а также геополитической значимости подобной инициативы для развития региона.

Первоначальный замысел создания Союзного государства России и Беларуси предполагал данное образование в качестве пилотного проекта не только двухстороннего сближения, но, в первую очередь, идеи, направленной на реинтеграцию республик бывшего СССР на новых началах. Беларусь в этой ситуации должна была выступить в роли своеобразной «витрины», демонстрирующей успешность подобного интеграционного выбора для сомневающихся национальных элит и народов новообразованных держав.

Причем, если говорить конкретно о белорусской составляющей проекта союзной интеграции, то можно констатировать успешность данного замысла: Республика Беларусь, как образ справедливого государственного устройства, на современном этапе обладает несомненным моральным авторитетом в глазах населения постсоветского пространства, в том числе, в странах Балтии.

К сожалению, данный белорусский имиджевый успех в широком общественном сознании мало ассоциируется с ролью России и проектом Союзного государства, но причиной этого факта являются противоречия внутри российского управляющего класса, отсутствие консенсуса относительно необходимости бесконфликтной интеграции и восстановления единства, как основополагающей цели развития и национальном интересе России.

На определенном этапе реализации (начало 21-го столетия) данный интеграционный проект перестал быть приоритетом российской внешней политики, что повлекло определенное ухудшение его внешнего восприятия, а также несколько изменило интеграционную повестку белорусской стороны.

Этот период времени можно назвать «ситуацией упущенных возможностей», когда интенсивно и успешно начав интеграционное движение, союзники вдруг остановились на занятых рубежах, так и не достигнув в полном объеме анонсированных программных целей. Белорусский эксперт Юрий Царик в одной из своих публикаций охарактеризовал подобное положение как «интеграционный тупик» и данная оценка представляется абсолютно верной.

Дело в том, что на определенном историческом этапе Российская Федерация, благодаря удачно сложившейся конъюнктуре внешнего рынка, сумела получить сверхдоходы от экспорта природных энергетических ресурсов, добиться стабилизации экономики и государственной жизни. И это послужило основанием для появления в среде финансово-политической элиты РФ опасной иллюзии о возможности дальнейшего существования российского государства в качестве «энергетической сверхдержавы» и решения геополитических задач России посредством манипуляции энергетическими запасами. В этой ситуации сама интеграция, как и необходимость выстраивания адекватной внешней политики в отношениях с соседями, представлялась отдельным управленцам - преимущественно выходцам из либеральных кругов, пустой тратой времени.

Дальнейший ход истории России продемонстрировал полную несостоятельность данных ожиданий и интеграционная повестка, а вместе с ней и проект Союзного государства России и Беларуси, вновь выходят на первый план внешнеполитических приоритетов Кремля. Если рассматривать ситуацию вокруг Союзного государства с позиций политического анализа, то определенной отправной точкой, «рубиконом» развития интеграционной инициативы, видятся кадровые изменения в высшем руководстве проекта, а именно назначение в ноябре 2011 года опытного и влиятельного управленца Григория Рапоты на должность Государственного секретаря. Подобным назначением стороны засвидетельствовали факт возвращения планов союзного строительства в систему собственных внешнеполитических приоритетов.

Однако задачи, стоящие перед новым руководством, представляются весьма непростыми, а сама региональная ситуация в настоящий момент значительно более сложная, чем в период запуска интеграционных планов. Не будет преувеличением сказать, что сейчас Союзное государство находится в определенной точке бифуркации, когда интеграционный проект либо перейдет на качественно новый уровень, либо будет вынуждено списан в исторический архив.

Многие адепты объединительной идеи, как в России, так и в Беларуси, неосознанно упрощают интеграционную повестку шапкозакидательскими настроениями: «Мол, три братских народа хотят объединиться, нужна лишь политическая воля, а там и остальные подтянутся. Всего-то делов!». Однако при качественной экспертизе положения оказывается, что все далеко не так просто, а развитие идеи интеграции требует тонкой и филигранной работы.

При рассмотрении новейшей истории белорусско-российского сближения формируется вывод о том, что в его основе всегда находились «два кита» технико-экономической и гуманитарной сущности:

- интересы производственной кооперации отраслей машиностроения и ВПК;

- общественное стремление к интеграции, обусловленное исторической и культурной близостью народов, традиционно сложившимися неформальными связями, ностальгией по советскому прошлому.

В то же время, если изучать Союзное государство в его геополитической проекции - как стержневой проект реинтеграции постсоветского пространства, то очевидно, что данные интересы, особенно в их гуманитарной части, более не могут рассматриваться в качестве единственно основополагающих и достаточных на современном этапе, как для Беларуси и России, так и, в еще большей степени, для иных государств.

Нынешние реалии региона таковы, что в постсоветских странах сформировалась собственная национальная управленческая элита; деградировали, а часто сознательно ликвидированы производственно-экономические и образовательно-культурные связи; поколение граждан бывшего СССР в социально-активных отношениях объективно замещается поколением людей, мировоззрение которых сформировано в условиях суверенитета, при этом, зачастую отдающих предпочтение интеграционным проектам, не связанным с Российской Федерацией.

Стремление руководства ряда постсоветских государств (и что особенно знаково – Украины!) к подписанию договоренностей об ассоциированном членстве и зоне свободной торговли с Европейским Союзом - прямое следствие подобных тенденций и той самой «ситуации упущенных возможностей» - «интеграционного тупика», в котором оказался проект Союзного государства в первом десятилетии 21-го века.

Вернуться к прежнему положению и геополитическим перспективам начального периода интеграции в наше время маловероятно. Очевидно, что сейчас необходимы принципиально новые подходы в развитии белорусско-российского союза с учетом внешнеполитических реалий сегодняшнего дня,  опорой на уже достигнутые результаты в качестве фундамента и интеграцию через промышленную кооперацию, а также совместные инновационные проекты в качестве привлекательного образа будущего.

Интеграционным инициативам на постсоветском пространстве, застрельщиками которых будут Республика Беларусь и Российская Федерация, нужны дополнительные смыслы, которые будут выгодно отличать данные проекты от уже существующих: экономическая состоятельность, энергетическая и военная безопасность, индустриализация, технологичность, равноправие, незыблемость государственного суверенитета и культурно-исторических основ стран-участниц с упором на традиционные ценности морали и нравственности, труда, семьи, Родины как  основы общественного устройства (в качестве противовеса различным деструктивным установкам и социальным девиациям, господствующим в иных континентальных блоках).

Подобный образ и интеграционная привлекательность должны взывать к сотрудничеству население и элиты региона, но не в ультимативно-принудительной форме, «ломая через колено», а путем кропотливой работы на межгосударственном уровне по созданию действительно выгодных экономических проектов и предложений, а также неформальной работы с использованием технологий «мягкой силы» на уровне неправительственных организаций и экспертно-аналитического сообщества.

Подобной попыткой создания принципиально нового проекта интеграции на постсоветском пространстве видятся планы Беларуси, Казахстана, Российской Федерации по образованию Евразийского Экономического Союза на основе Таможенного Союза трех государств. Абсолютно правильным представляется решение о приоритете экономической повестки над вопросами политической интеграции. Формируя позитивный экономический образ, генерируя и реализуя перспективные проекты в области экономики, унифицируя законодательство и экономическую реальность стран-участниц, Евразийская Экономическая Комиссия и руководство государств «таможенной тройки» создают предпосылки для успешного старта и развития евразийского интеграционного проекта.

Впрочем, подобные планы евразийской интеграции могут быть реализованы лишь при ликвидации рисков, сыгравших свою негативную роль в ходе развития проекта Союзного государства. Очевидно, что коммерческие интересы российских энергетических монополистов далеко не всегда совпадают с политическими целями России: утверждаемое руководством РФ стремление создать мощное привлекательное интеграционное образование на равноправных основаниях вступает в явное противоречие с задачами российских коммерческих финансово-сырьевых сообществ, заинтересованных в максимизации прибыли и агрессивной экспансии капитала.

Ликвидация подобного противоречия является базовым условием успешности любого интеграционного проекта, инициатива которого исходит от Кремля. Однако, подобное приведение политических и экономических интересов российского государства к единому знаменателю возможно лишь в случае изменения всей экономической стратегии Российской Федерации: от экстенсивного проекта «либеральной империи - сырьевой сверхдержавы» до интенсивного проекта России как «индустриального и технологического центра» региона с опорой на развитую систему производственной кооперации в государствах-союзниках.

В этой ситуации, значительно возрастает роль Союзного государства, которое не только не должно «уйти в тень» с началом процессов евразийской интеграции, но данные процессы, наоборот, призваны внести новые смыслы в цели его существования. Союзное государство может и должно стать одной из движущих сил интеграции, ее проектным центром, полигоном для создания и применения опережающих экономических и политических решений.

Для реализации подобной функции у Союзного государства есть все необходимые условия: пока непревзойденная на постсоветском пространстве глубина политической и экономической интеграции Беларуси и России, качественная нормативно-правовая договорная база, основанная на равноправии партнеров, перспективные совместные проекты в области промышленности, культуры, науки и образования, сформированные и действующие структуры наднационального управления.

Александр Шпаковский,
директор Информационно-просветительского учреждения «Актуальная концепция» (Республика Беларусь)

Фото Георгия Погорелова
 

Окончание следует