Наверх

Виталий Третьяков: нам нужна четкая и ясная национальная политика

Ситуация, которая произошла в Бирюлёво, могла произойти раньше, в любой другой точке России. Что нужно, чтобы массовые волнения, такие как в этом московском районе, не вспыхивали бы, чтобы люди не выходили на улицу? Надо иметь четкую и продуманную национальную политику, частью которой является миграционная политика.

Я уверен, что та ситуация, которая произошла в Бирюлёво, могла произойти и раньше, и в любой другой точке России. Что нужно, чтобы массовые волнения, как в этом московском районе, не вспыхивали бы, чтобы люди не выходили на улицу? Прежде всего, надо иметь четкую национальную политику, частью которой является миграционная политика.

Первое. У нас, как известно, есть межнациональная напряженность между гражданами России и представителями разных национальностей, перемещающимися внутри страны. На это накладывается еще и ситуация с СНГ в целом. И прежде всего, это республики Средней или, как сейчас говорят, Центральной Азии. Добавьте сюда и закавказские республики. И в этой ситуации жизненно необходимо иметь национальную политику, четко и ясно проработанную в интересах своей страны, своих граждан. А не в интересах политкорректности, толерантности, прав человека и гражданина во всем мире, включая постсоветское пространство. Задача национального правительства – строить политику на основе сугубо своих национальных интересов, прежде всего, интересов своих граждан вместе взятых и живущих во всех уголках своего государства по отдельности. И миграционная политика – это часть такой национально-ориентированной политики. Я утверждаю, что у нас нет ни продуманной национальной политики, ни миграционной. Вот в чем главный вопрос.

Второе. То, что у нас есть, я имею в виду политику, непонятно на что ориентировано. Возьмем один только аспект - въезд рабочей силы, так называемых гастарбайтеров в Россию. Предположим, нам нужны рабочие руки, но в результате того, что эти рабочие руки приезжают, на улицах Москвы и других городов России начинаются межнациональные столкновения и чуть ли не стихийные восстания. Так может быть, нам стоит отказаться от этих рабочих рук, во всяком случае, от их чрезмерно большого количества? Пусть на улицах наших городов будет немножко грязнее (я огрубляю), пусть меньше будет строиться, но зато не будут резать друг друга и ходить толпами громить торговые центры и овощные  базы. Нужно выбирать: или спокойствие в городе, или дешевые рабочие руки будут подметать город, но зато раз в неделю ты будешь вынужден вводить тут чуть ли не чрезвычайное положение. Вот такой политический выбор необходимо осуществить. А если ты его не сделал, не делаешь, то не будешь иметь ни того, ни другого. В частности, это мы и наблюдаем в Москве. Кстати, и не в первый раз. Просто сейчас это вылилось в масштабное выступление, которое нельзя уже выдать за некий отдельно взятый случай.

Третье. Возникает ощущение, что наша никому неясная национальная политика, более чем странная миграционная политика, осуществляются скорее не в национальных интересах, а в интересах каких-то экономических субъектов. Тебе нужны дешевые рабочие руки? Ну, тогда неси за них полную ответственность. Сели их в нормальных общежитиях, а не в подвалах, обеспечь их семьями, чтобы они не за молодыми москвичками гонялись и насиловали их, а удовлетворяли свои естественные инстинкты общепринятым способом.

Это то, что касается самой политики, ее содержания и направленности. А есть еще практика реализации этой политики, включая миграционную. А практика такова. Русские, желающие переселиться в Россию из стран СНГ, постоянно жалуются на то, что практически это невозможно сделать из-за взяток, которые нужно платить везде и всюду. А вот нерусские, с которыми происходят конфликты, как в Бирюлёво, таких проблем не имеют. И дело здесь не в том, что они - выходцы из Средней Азии или с Кавказа. Будь они хоть марсиане. Главное в другом, их образ жизни не совпадает с принятым в Москве. И несмотря ни на что эти вот «марсиане» легально или нелегально перемещаются по России, натурализуются, становятся гражданами РФ. Как это возможно? Либо у нас просто плохая миграционная политика, либо она нечетко прописана на бумаге, и в реальности все делается за деньги, за взятки.

Кстати, пора бы уже отказаться от тезиса, что у преступности нет национальности, а те преступные этнические группировки, которые есть, состоят-де из профессиональных преступников и воров в законе. А все преступления, совершаемые лицами одной национальности в отношении лиц другой, - это, мол, граждане не поняли друг друга, повздорили и все такое. Уже нужно понимать, что в Москве, в частности, сложились преступные сообщества, которые естественным образом являются частью национальных диаспор. Это не профессиональные преступники, они не занимались преступным промыслом, как своим главным делом в жизни, когда были у себя дома. И не собирались этим заниматься. Но, оказавшись со своим образом жизни, со своими привычками в совершенно чуждой для них среде, они вольно или невольно встают на путь преступной деятельности. А их национальные сообщества или диаспоры, в том числе анклавы, образовавшиеся на овощных базах, подобных бирюлёвской, или на стройках покрывают и скрывают «своих» преступников.

И на весь этот ворох проблем у нас закрывают глаза, поскольку об этом нельзя говорить, об этом нельзя писать, об этом нельзя упоминать – ведь это не демократично, не толерантно, не политкорректно и так далее. Конечно, среди участников бирюлёвского  бунта были и провокаторы, и пьяные, и безответственные молодые люди, из которых прет энергия, и которым надоело то, что к ним могут запросто пристать на улице, а то и зарезать. Там в толпе мог быть кто угодно. Главное – не в этом. А в том, что население уже не видит в лице власти и правоохранительных органов защитника своих прав, в том числе права свободно и безбоязненно ходить по улицам своего родного города. Хуже того – население считает, что власть и правоохранительные органы как раз на стороне тех, кто окопался на овощных базах. Может быть, это мнение и несправедливо, возможно, оно и не соответствует действительности, но оно доминирует. А это худшее, что может быть. И при таком раскладе любые националисты, любые провокаторы будут поддержаны массами населения. В каких-то случаях более явно, в других – менее.

Возникает вопрос: что собирается делать власть, как она будет решать уже перезревшую проблему?  Если она ограничится наказанием одного конкретного убийцы (которого, кстати, еще надо найти, задержать и привлечь к ответственности) и посадкой сотни-другой «провокаторов» и «зачинщиков», пусть даже не в тюрьму, а только в СИЗО, на несколько суток, то можно прогнозировать, что бирюлёвским бунтом дело не закончится. В Москве много овощных баз. К сожалению, уверенности в том, что власть знает, как решить эту проблему и готова ее решать, мало.

Виталий Третьяков,
декан Высшей школы (факультета) телевидения МГУ имени М.В.Ломоносова, автор и ведущий программы «Что делать?» на канале «Культура», политолог

Фото: www.intelros.ru