Наверх

Сладкие сны польских панов

Вечером 11 ноября в Варшаве около 100 тысяч человек приняли участие в «Марше независимости». В ходе него несколько сот молодых людей атаковали российское посольство. На его территорию были брошены бутылки с зажигательной смесью и файеры. В результате сгорела постройка. Эту акцию вполне можно назвать рутинной в череде русофобских выступлений в Польше.

Вечером 11 ноября в Варшаве около 100 тысяч человек приняли участие в «Марше независимости». В ходе него несколько сот молодых людей атаковали российское посольство. На его территорию были брошены бутылки с зажигательной смесью и файеры. В результате сгорела постройка, где отдыхали польские полицейские, охранявшие посольство РФ. 

Эту акцию вполне можно назвать рутинной в череде русофобских выступлений в Польше. Припоминаются нападения на российских болельщиков, избиения детей наших посольских работников. А три недели назад в Гданьске был установлен памятник, изображавший советского солдата в 1945 году, насилующим беременную «на сносях» польку. Русофобствующим плевать на историю. Русские солдаты брали Гданьск трижды — в 1734-м, в 1813-м и в апреле 1945 года. Но тогда сей город назывался Данцигом и был населен исключительно немцами. Так что, если кто-то и мог подвергаться насилию в этом городе, то это могли быть только немки. К слову, это мифологическое изнасилование «всех поголовно немок» советскими солдатами, - тема отдельного разговора.  

А в феврале 1944 года Сталин в Ялте уговорил Черчилля и Рузвельта отдать Данциг и половину Восточной Пруссии полякам.

С 1945 по 1991 год советское руководство выхолостило историю русско-польских отношений. Они постарались выкинуть из нее негативные моменты, а там, где этого физически нельзя было сделать, сваливали все на царское самодержавие и на польских феодалов. А поскольку русский народ избавился от царя в 1917 г., а польский народ от феодалов — в конце 1940-х годов, то теперь отношения между народами должны быть братскими. Так, кстати, думали около 95% населения России и никто (!) в Польше.

Наши вожди буквально наводнили СССР польскими кинофильмами, журналами и книгами, товарами широкого потребления и т.д. Польская косметика, шампуни, «тряпки», духи, цветы, мороженое, овощи и фрукты пользовались огромных успехом у советских женщин. Благоухать духами «Пани Валевская» (стоившими, кстати, как французские «Клема» — 25 рублей) считалось высшим шиком. В столичных магазинах «Польская мода» и «Ванда» ежедневно стояла очередь из «ителлигенток», большая часть которых регулярно сбегала на 2—3 часа с рабочих мест в НИИ, КБ и Министерствах.

Многие звезды польской эстрады 1960—1970-х годов получили международное признание именно в Советском Союзе. У нас их любили почти как своих артистов, а Анну Герман и вовсе считали своей. С нетерпением ждали гастролей польских певцов, болели за них на международных конкурсах. Наверно, в каждом доме были грампластинки с голосами Анны Герман, Веславы Дроецкой, Ирены Сантор, Рены Рольсокой и др.

А в 1991 году получили от Польши кучу претензий — платите бабки за Катынь, за сибирские лагеря, за Варшавское восстание и т.д. Досужий журналист подсчитал, что каждый гражданин РФ должен полякам 15 тыс. долларов.

Ну а если серьезно, за что они нас так «любят»? Давайте спросим у знаменитого кинорежиссера Анджея Вайды, который некогда был столь популярен у нас.

Посмотрим внимательно фильм Анджея Вайды «Катынь». Там место действия много раз переносится из самой Польши в Кресы. При этом разница одна: там оккупанты  немцы, а там — русские. И всё! И там, и там среди десятков персонажей только поляки, и даже в многочисленных массовых сценах нет ни белорусов, ни украинцев. Везде — одна страна, разделенная оккупантами. Между тем Красная армия заняла только украинские и белорусские земли, входившие в состав Древнерусского государства, а позже Российской империи. Ныне же там суверенные государства Литва, Беларусь и Украина. Но, повторяю, для пана Вайды это всё — одна Польша.

Представим себе фильм о Смоленске в 1942 году, где фигурируют только немцы, и нет ни одного русского!

А вот мнение действующего президента Польши Бронислава Коморовского, высказанное им 17 сентября 2013 года в ходе церемонии посмертного награждения генерала Армии Крайовой (АК) Александра Кржижановского. Сей генерал с октября 1939 года по 1944 год воевал на территории Западной Украины и Белоруссии. Причем, не столько против немцев, с которыми он заключил союз, сколько против Красной армии, советских партизан и жителей украинских и белорусских сел. Замечу, что белорусы расшифровывали «АК» как «армия катов». Ну и наш герой носил подходящую кличку — «Вилк» («Волк»).

Президент Коморовский заявил, что «солдаты АК на землях Вильны и Новогрудка боролись за свободу в чрезвычайно трудных условиях… Эти солдаты в неслыханно трудных условиях отдали долг отчизне, дали свидетельство польскости тех земель».

Итак, города Вильнюс и Новогрудок оказались польскими землями. А мы-то ошибочно считали их литовскими и белорусскими.

Польская русофобия имеет единственный корень — Сходни Кресы (Восточные земли), то есть земли Древнерусского государства, захваченные поляками в XV—XVII веках.  Сходни Кресы — это Минск, Киев, Смоленск и даже Одесса.

Польские дипломаты, пересекая восточную границу, мгновенно забывают словосочетание «Сходни Кресы». Но дома принадлежность их ни у кого из панов сомнений не вызывает. Не могут они забыть о славных временах Речи Посполитой от моря до моря. Видят ее в своих сладких снах.

Не пора ли поставить вопрос о принадлежности Сходни Кресов на государственном уровне? Если поляки считают их своими — это предмет подробного и гласного обсуждения на международной конференции. Ну а если нет, то не пора ли, панове, закрывать реваншистскую лавочку?

Александр Широкорад,
публицист, военный историк, писатель

Фото: www.vtabakerke.ru