Наверх

18.05.2021

Автор: Владимир ДЕМЧЕНКО

Фото: Иван МАКЕЕВ

Дмитрий Мезенцев: Памятник «Сопротивление» - пример единства оценок того подвига, масштаб которого не стирает время

Государственный секретарь Союзного государства посетил мастерскую скульптора Владимира Суровцева, одного из создателей мемориала советским женщинам-партизанам, воевавшим на французской земле

 Женщина с ружьем

Женщина держит в опущенных руках немецкий карабин. Она будто выстрелила только что, в ее взгляде – удовлетворение этим выстрелом. А еще в нем усталость и готовность снова бить врага, тоска по родине и гордость за то, что даже во французских лесах удается приближать Победу.

Женщина отлита в бронзе – скульптуру «Сопротивление» создал народный художник России, скульптор, лауреат Премии Правительства России Владимир Суровцев. Его соавтором станет белорусский скульптор Элла Гришечкина, она изготовит вагонетку с фигурами узников концлагеря - вторую часть мемориала. Совместная российско-белорусская композиция должна появиться в 6 километрах от французского города Тиль - у входа в шахту, где в невыносимых условиях работали узники. Эту выработку французы уже превратили в мемориал, а памятник «Resistance» - «Сопротивление» - поможет посетителям настроиться на волну гордости и скорби.

- Этот памятник - еще один пример единства оценок белорусских и российских людей того подвига, масштаб которого не стирает время, - сказал Государственный секретарь Союзного государства Дмитрий Мезенцев, глядя на уменьшенную копию «Сопротивления». – Это дань памяти советским людям – русским, белорусам, представителям других национальностей, - которые сражались с фашизмом во Франции. Мы верим, что памятник будет установлен на французской земле и станет еще одним знаком того, что и там, в Европе, есть цивилизованные люди, которые не разменивают свою честь и совесть, пытаясь переписать историю.

Дмитрий Мезенцев приехал в мастерскую Владимира Суровцева в Замоскворечье неспроста. Она как маленький музей, здесь собраны копии произведений скульптора за десятилетия творчества. Суровцев рассказал Госсекретарю о самых разных своих работах - о памятниках Твардовскому, Барклаю-де-Толли и даже «товарищу Лучо» - Луису Корвалану.

Однако главная цель визита Дмитрия Мезенцева – увидеть «Сопротивление». Государственный секретарь Союзного государства намерен поддержать российско-белорусский проект, провести консультации во внешнеполитических ведомствах Беларуси и России, в министерствах культуры и добиться, чтобы произведение, посвященное сражавшимся на французской земле россиянам, белорусам и другим советским людям, появилось в Тиле.

Masterskaya-zametka-3602.jpg

Владимир Суровцев и его «Сопротивление»

Отряд «Родина»

На шахте в 6 километрах от Тиля работали узники концлагеря под названием «Эрувиль». Сюда доставляли советских женщин-подпольщиц. Среди них была минчанка Надежда Лисовец. В самом начале войны Надя прятала раненных красноармейцев, собирала медикаменты для партизан, распространяла газету «Звязда»…

Когда в начале 1944 года Надежду арестовали по доносу, она попала в гестаповскую тюрьму на улице Широкой. Там же содержались еще несколько десятков женщин-подпольщиц, также попавших в застенки по доносам предателей. Через 4,5 месяца пыток и издевательств, не добившись ничего, фашисты погрузили Надежду и ее сокамерниц в вагоны и отправили во Францию. Тогда никто и предположить не мог, что это был путь к спасению и продолжению борьбы.

- В конце войны фашисты были вынуждены реанимировать старые железорудные шахты, - рассказывает Владимир Суровцев, который изучил все возможные сведения о женском партизанском отряде. – До этого руда шла в основном из Швеции и Финляндии, но в 1943-1944 годах и англичане, и наши моряки перекрыли пути доставки по морю. Вот и открылась шахта в Тиле. В лагерь «Эрувиль» попали женщины из Ленинграда, Пскова, Брянска и Минска. Все они были подпольщицами, младшей было 16, а старшей – 28 лет.

Весной 1944 года узникам лагеря удалось наладить связь с французскими подпольщиками. А в ночь с 7 на 8 мая случилось, казалось бы, невероятное: группа заключенных из 37 женщин и 27 мужчин совершает побег. Пробирались лесами, обходили занятые немцами деревни. Буквально за две ночи удалось преодолеть больше 70 километров и достичь Аргоннских лесов между городами Сэн-Миель и Бар-Ле-Дюк. Здесь мужчины присоединились к французским партизанам.

А женщины? Их не взяли, заявив, что они должны сидеть дома и заниматься хозяйством. Предложили жить в местных семьях и дожидаться конца войны. Эх, не знали они советских женщин! Те создали собственный партизанский отряд – единственное женское подразделение "Сопротивления". Он назывался «Родина», командовала им сначала Надежда Лисовец, а позже - другая белоруска Розалия Фридзон. Нападая на немцев, добывали оружие и наравне с партизанами-мужчинами участвовали в боевых операциях, разгроме вражеских военных колонн, спасении плененных бойцов "Сопротивления" и других акциях.

Война для этих женщин закончилась через полгода: 12 октября 1944 года они вместе с партизанами прошли парадом по улицам освобожденного Вердена. Надежде Лисовец и Розалии Фридзон было присвоено звание лейтенантов французских внутренних сил, они были награждены французскими орденами.

Понятные задачи

Создание памятника началось еще шесть лет назад, когда к российскому Послу во Франции обратился уроженец Тиля Рене Барки.

- Он бизнесмен, много лет работал в России, так что не чужой нам человек, - рассказывает Владимир Суровцев. - Жена Рене Барки из Беларуси. А родители во время войны были участниками "Сопротивления". И когда несколько лет назад ему в руки попал написанный еще в 60-е годы сценарий фильма об отряде «Родина», бизнесмена всколыхнуло. Он решил во что бы то ни стало увековечить память женщин, воевавших на французской земле.

Супруга Рене Барки отправилась в Беларусь и объявила конкурс среди скульпторов. И первой в проекте появился именно проект вагонетки Эллы Гришечкиной. Позже в качестве соавтора в него вошел и Владимир Суровцев, и его "женщина с ружьем". Российский скульптор настолько проникся темой, что за собственные средства отлил трехметровую фигуру – сейчас ее можно увидеть на различных выставках. Ну, и, конечно, ее копии есть в мастерской автора.

В общем, теперь до воплощения замысла осталось, казалось бы, совсем немного. Но именно на этом этапе проект в силу разных причин застопорился. И визит Государственного секретаря Союзного государства Дмитрия Мезенцева в мастерскую может снова сдвинуть его с мертвой точки.

Masterskaya-zametka-3988.jpg

Памятник будет стоять у входа в шахту, где работали узники концлагеря

- Мне кажется очень важным, что мы делаем этот мемориал именно по инициативе французов, - говорит Владимир Суровцев. – Оказывается, память французов сохраняет сведения о Тиле, об отряде «Родина» и о нашем сопротивлении. И нам нужно эту память поддерживать.

- Да, это память обычных людей, - подхватил Дмитрий Мезенцев. – Не тех, кто сидит в высоких кабинетах, работает в политических партиях или стоит на высоких административных позициях. Обычные люди через поколения помнят, в том числе и то, что было сделано партизанами, спасшими мир от фашизма на земле Франции.

 По словам Дмитрия Мезенцева, Союзное государство и его Постоянный Комитет будут искать и поддерживать проекты, которые, с одной стороны, сближают российских и белорусских деятелей культуры и искусства, а с другой – противодействуют переписыванию истории.

- Это не писанные ни в каком документе, но понятные и принятые всеми причастными к союзному строительству людьми задачи - поддерживать историческую память и сплачивать наши народы, - говорит Дмитрий Мезенцев. – Вместе с тем нужно уметь, защищая себя, не забывать, что мы должны выстраивать диалог с нашими партнерами, которые, к сожалению, не всегда нас понимают. Президент России Владимир Путин многократно отмечал, что мы открыты к диалогу. Но в то же время Россия никогда не позволит себе политику, которая не будет направлена на последовательную защиту ее национальных интересов.

Больше фотографий - в нашей фотогалерее.