Наверх

23.04.2021

Автор: Полина РУСАК

Песнь «белорусского соловья»

23 апреля Беларусь отмечает 135-ю годовщину со дня рождения выдающегося писателя Змитрока Бядули

В ноябре прошлого года, спустя почти восемь десятков лет со дня своей смерти в войну в далеком Казахстане, классик белорусской литературы Самуил Ефимович Плавник, более известный как Змитрок Бядуля, упокоился на родине в Беларуси. Траурная и довольно-таки тягостная процедура перезахоронения наполняется сакральным смыслом: как все возвращается на круги своя, так и душе истинного патриота, каким, несомненно, был Змитрок Бядуля, невозможно, видимо, было обрести покой на чужбине.

Разрушая традиции

К творчеству Змитрока Бядули в Беларуси всегда был повышенный интерес, его имя ставят в один ряд с Янкой Купалой и Якубом Коласом, произведения Бядули давно стали хрестоматийными - из разряда тех, на которых выросло не одно поколение…

Родился будущий литератор 23 апреля 1886 года в местечке Посадец Логойского района Минской области в еврейской семье, где и без него уже "стучали ложками" «семеро по лавкам». Самуилу с ранних пор пришлось упорно трудиться по хозяйству. Старшие Плавники тоже зарабатывали, как могли: отец работал то в поле, то на лесозаготовках, мать шила головные уборы для односельчан, дед промышлял кузнечным делом – мастерил посуду из меди…

Однако ж, в соответствии с еврейской традицией, в доме часто звучала скрипка – к игре на этом инструменте пытались пристрастить и младших членов семьи. Но вихрастому большеглазому Шмульке, как называли Самуила домашние, от деда и отца передалась только безумная тяга к чтению. Библиотека дедушки, достаточно обширная по тем временам, стала излюбленным местом уединения будущего поэта.

Учился Самуил в местном хедере. Он с легкостью владел несколькими языками: древнееврейским, идишем, белорусским, русским, немецким, польским. Казалось, его дальнейшая стезя была предопределена, родственники мечтали, чтобы смышленый и бойкий мальчишка стал раввином. Но, отучившись за три года в нескольких учебных заведениях, Самуил, однако, так и не стал священником-талмудистом. Он не признавал тупой зубрёжки – это раз, не терпел диктата со стороны администрации семинарий – это два… И вообще, отличался крайне опасным вольнодумством – это три.

«Любой работе в доме своего кормильца (а кормежка тех, кто обучался в иешиве, перекладывалась на рядовых жителей местечек – прим. авт.) я был рад. Хоть чем-нибудь старался оплатить за обед. Причем у какого-нибудь портного или сапожника я всегда чувствовал себя лучше, чем у богатого торговца. Бедный человек всегда принимал ешиботника, как гостя, и от всего сердца угощал его самым лучшим… Богатей кормил нас на кухне, как прислугу, остатками со своего стола», - это строки из автобиографической повести «В дремучих лесах», написанной Бядулей в последние годы жизни.

Музы зовущие

В своем творчестве Бядуля поначалу ориентировался на старинную еврейскую литературу, но позже начал писать стихи и рассказы на русском языке, подражая манере знаменитых поэтов Серебряного века. Первый цикл его поэтических творений «Поют подснежники» был опубликован в 1910 году. Спустя три года Самуила Плавника захватывают белорусские язык, быт и культура родного народа… По собственным словам писателя, сейчас «два сердца живут в моей груди, две музы зовут к песнопению. Одна – черноволосая, смотрит мокрыми от слез глазами. Лицо скорбное… «Ко мне, – шепчет она. – Ко мне. Помни, что течет в тебе кровь еврейского Востока». У другой же волосы льняные. Она держит в руках гусли и поет песни белорусской земли. Голос ее звенит: «Тебя вырастил мой край, тебя вскормили мои хлебопашцы… Твой Иерусалим – вот тут, в этих лесах и долинах, что дали тебе телесную и духовную мощь».

Критики не зря называли Бядулю белорусским романтиком и импрессионистом. Друзья – музыканты не раз говорили, что стихи его очень напевны, легко ложатся на мелодию. Одни напоминают вальс, другие – сонату или рапсодию. Но при этом всегда было нечто, что придавало произведениям Бядули щемяще-тревожную ноту. Почти всегда в песне «белорусского соловья» за красотой, гармоничностью повествования и безмятежностью образов скрыты серьезные проблемы общества, боль и сострадание к простому человеку.

Поэмы «Ярило» и «Жиды», сказки «Серебряная табакерка» и «Мурашка Палашка», «Полесские басни», сборник рассказов «Необычные истории», роман «Язеп Крушинский»… Эти и многие другие книги Змитрока Бядули входят в «золотой фонд» белорусской национальной литературы, по его произведениям для детей школьники учились жизни.

В 20-е годы широко известная повесть Бядули «Соловей» была экранизирована. А в 1932 году Самуил Плавник, проявив незаурядный дар лексикографа, составил и опубликовал – под своей настоящей фамилией – первый еврейско-белорусский словарь. В переводе Змитрока Бядули были изданы на белорусском языке романы Шолом-Алейхема, стихи Тараса Шевченко. Поэт был создателем на белорусской «мове» «белых стихов», так называемых верлибров. Он не уставал экспериментировать со словом, за что впоследствии был причислен к зачинателям новой белорусской литературы.

Облик классика

По воспоминаниям современников, Змитрок Бядуля обладал весьма яркой и колоритной внешностью. Поэт Микола Аврамчик, к примеру, вспоминал, что в его облике из-за густых курчавых волос, большого выразительного рта, родинки на щеке было что-то демоническое. Но на поверку выходило, что внешность не имела ничего общего с внутренним «содержанием» личности, ибо принадлежала человеку деликатному, даже беззащитному.

Другого коллегу «по цеху» Янку Скрыгана удивляла подкупающая доброта в глазах поэта, и ещё он искренне восторгался семейной парой Бядулей: супруга Мария Исааковна, урожденная Ширкес, отличалась редкостной красотой и статью, при этом она была почти на две головы выше мужа. Когда ей и Бядуле приходилось куда-то вместе идти, они шли врозь, чтобы разница была не так заметна. Это обстоятельство, к слову, ничуть не помешало их счастью: поженившись в 1927 году, супруги произвели на свет дочку и сына – в 1929 и 1934-ом годах соответственно. Рассказывают, что именно став отцом, Змитрок Бядуля написал свои лучшие детские творения.

…Нельзя остаться

Великая Отечественная война застала семью Змитрока Бядули врасплох. Мария Исааковна с детьми находилась в Доме писателей в Пуховичах, откуда решила спешно эвакуироваться. Бядуля в то время был в командировке неподалеку от Гродно. На некоторое время муж и жена расстались. Долгое время Самуил Ефимович не знал, где его близкие, что с ними… Наконец, осенью 41-го он получил весть из небольшого поселка в Саратовской области и срочно туда выехал. Но на Волге Плавники прожили недолго. Так как у большинства эвакуированных не было теплой одежды и то и дело распространялись слухи о приближении фронта, семьи белорусских писателей приняли решение покинуть Новые Бурсы и добираться поездом вглубь страны, в Среднюю Азию.

3 ноября 1941 года на очередной остановке перед городом Уральск Змитрок Бядуля вышел на прогулку. Вдруг поезд тронулся без предупреждения… Писатель едва заскочил на ступеньку последнего вагона. Его втащили, помогли пройти внутрь. «Как же так? А если бы не успел?!» - молнией пронеслось в голове – и 55-летний мужчина, медленно сползая на пол, схватился за сердце. Помощи ему уже не потребовалось: смерть Змитрока Бядули была мгновенной.