Наверх

Дмитрий Мезенцев: «Россия и Беларусь для меня – одно и то же»

Вечер за окном, удобное кресло, кружка хорошего чая, вазочка с печенюшками и конфетками – что еще нужно для хорошего, почти задушевного разговора. Дмитрий Николаевич прилетел в Москву с берега Японского моря, конечно, не только для того, чтобы заглянуть к нам в редакцию. У директора всем известного, благодаря непреднамеренному пиару со стороны подружившихся козла и тигра, Приморского сафари-парка дел в столице России совсем не мало. Но на наше приглашение Дмитрий Николаевич откликнулся сразу. Оказалось, что ему есть о чем рассказать и помимо знаменитого звериного дуэта.

- У нас в сафари-парке проходит акция, которая будет интересна и вашим читателям. Мы хотим снять мультфильм «Амур и Тимур». Сейчас проводим конкурс детских рисунков, посвящённых дружбе козла и тигра. В нём могут участвовать ребята из всех республик бывшего Советского Союза, в том числе, разумеется, и из Беларуси. От каждой республики будет один победитель, который за счёт парка отправится к нам на Дальний Восток, чтобы увидеть знаменитых тигра Амура и козла Тимура. Конкурс стартовал 22 января. Уже появились первые претенденты, присланные работы размещаются на нашем сайте. Затем профессиональные художники вынесут решение, какой именно из рисунков будет взят за основу мультфильма. После состоится конкурс сценариев, в нем тоже смогут участвовать все, кто хочет: дети и взрослые, любители и профессионалы. Наконец, пройдёт конкурс на исполнителя - кто будет делать сам мультфильм.

- С детства нам известно, что дружба начинается с улыбки. У зверей вроде улыбки нет...

- У них свой язык – жестов, звуков, запахов. Они понимают друг друга по движениям, по мимике, по другим признакам. Доброжелательное отношение друг к другу среди животных вполне допустимо – мы это как раз и увидели на примере дружбы тигра и козла. У людей не всегда так случается.

- У нас сейчас жизнь такая сложная, кризис, люди озлоблены. Возможно ли в таких условиях жить доброжелательно?

- Если человек понимает, как устроен мир, он будет доброжелательным. Ведь любая негативная эмоция, бранное слово, оно никуда не пропадает, оно остается. Образно говоря, есть у тебя рюкзак. Все, что ты думаешь, чувствуешь, говоришь - оно у тебя в рюкзаке. От тебя зависит, каков твой багаж, позитив там или негатив. Получил от кого-то негатив – лучше выброси, не носи на себе. Поэтому, когда злишься, только себе хуже делаешь. Доброжелательное умение мыслить – условие нахождения истины, объединения людей, условие освобождения отечества от инвалидов умственного труда. Это надо постичь и понять.

- Сейчас часто идут споры о том, насколько гуманно содержание животных в цирках или в зоопарках, где они живут в тесных клетках.

- Гуманно. У нас в Приморском крае гималайские медвежата каждый год появляются. Отстреливать их - гуманно? Гуманнее в зоопарк отдать. Другой вопрос в том, что надо находить места, куда их определить, где их именно гуманно содержат, что очень непросто. Вообще-то, это задача охотуправления, но мы тут помогаем: берем малышей на передержку, подыскиваем места, кого-то сами пристраиваем.

- В дикую природу выпускаете?

- Конечно. К нам попадает много проблемных животных, раненых, больных – лечим их, потом выпускаем.

- Я думаю, вы немало зоопарков посетили. Какие понравились больше всего?

- Смотря по каким критериям мерить. Например, Московский - это центральный зоопарк страны. Там структура чрезвычайно сильная! В Москве работает много достойных специалистов, созданы условия для приёма коллег из других зоопарков.

Новосибирский зоопарк тоже интересный, красивый. Там много животных, всё красиво сделано. Может быть, не очень большие вольеры, но все равно аккуратно, приятно. Но нельзя ставить в один ряд Московский зоопарк, Новосибирский и сафари-парк «Приморский» - это же разные весовые категории.

Если сравнивать по каким-то позициям, например, как показаны тигры и леопарды, где лучше? У нас. Если по количеству видов, все будет по-другому. У каждого есть плюсы и минусы. Вообще, зоопарки относятся к объектам пятой категории сложности – самой высокой. Это самые сложные объекты, поэтому их не так много.

У нас пока мало видов. Хотелось бы собрать всех животных Приморского края и показать их красиво. Сейчас нам дали еще семь гектаров территории, теперь у нас 16 гектаров, так что всё впереди. Половину территории только освоили. Есть куда развиваться.

- Тигры к вам поступили по программе размножения. Значит, у вас есть планы на тигрят?

- Обязательно есть. Мы же участвуем в программе, поэтому они должны у нас размножаться. Просто еще не наступило время. Тигрица, невеста Амура, еще молодая, неполовозрелая, только через полтора года их будем сводить вместе. Мы не имеем права сводить тигров, когда хотим, и отдавать, куда хотим. Координатор программы Алла Глухова из Московского зоопарка следит за тем, чтобы все было правильно, чтобы сохранить генофонд на будущее.

- Вашему парку на днях исполнилось девять лет. Когда становились на ноги, государство вам помогало?

- Что считать помощью, когда власти не мешают – это у нас уже можно рассматривать как огромную помощь. Наш парк создан вопреки государству, против воли отдельных чиновников. Кто больше всего помогал – так это семья. Жена.

- Это главный ваш помощник.

- Конечно. У нее и должность - помощник директора. У нас вообще собралась крепкая команда. Это первые два года я работал один, был и директор, и охранник, и проводник, и все на свете. Сейчас, конечно, это невозможно без коллектива. У нас практически все сотрудники – универсалы. Каждый может заменить друг друга, это и позволяет как-то развиваться, двигаться. Без достойных людей этого не сделаешь. Сегодня наш сафари-парк - результат взаимодействия всех сотрудников.

- Не верю, что за это время у вас не произошло какого-то, пусть мелкого, но ЧП.

- А вот, не произошло. Может, кто-то немножко палец поцарапал, не больше.

- Но среди животных грызня наверняка была?

- Были интересные ситуации в парке копытных, там у них постоянно власть меняется. У рогача пятнистого оленя каждый год отрастают новые рога, а потом он их сбрасывает. В мае он рога теряет, а за лето вырастают новые панты.

- То есть, олень пантуется…

- Пока панты мягкие, он очень осторожен, всех опасается. К осени, когда рога крепнут, он понимает, что у него появилось серьёзное оружие, и начинает всех гонять. Звери его боятся, уважают, у него корона на голове - и вот он главный в стаде копытных. Даже изюбриха уходит от оленя, хотя она крупнее него. Но вот наступает весна, и тут у него рога отваливаются. Это происходит внезапно, и он в момент превращается в никого. Изюбриха его два дня гоняет по парку как сидорову козу, за весь год на нём отыгрывается. У косуль то же самое, там тоже самцы рожки теряют.

- Да, тут мы в корне отличаемся от копытных. У них самец, приобретая рога, приобретает и авторитет, у человека же – наоборот.

- У меня сейчас есть еще один важный проект, которому я уделяю много времени. «Русское общество добродействия», РОД. Добродействие - это не коммунизм и не капитализм, а новый социально-экономический строй, где экономические оценочные показатели не противоречат нравственным, а нацеливают на созидание гармоничного целого, на общее благо.

- Это как?

- Существует «концепция экономики полезных результатов». Если бы ее применили в нашей стране, в короткий срок все бы встало на свои места. Возьмем, к примеру, такой вопрос: какие оценочные показатели у нас главные? В нашей стране считается главным валовый внутренний продукт, ВВП. А что такое валовой продукт? Это сумма всех цен всех товаров и услуг. Значит, например, вырастить ВВП вдвое очень просто: надо просто в два раза поднять цены.

- Но это же неправильно!

- Да, потому, что мы используем неправильные показатели. Мы в магазине видим на каждом товаре цену, которая измеряет выгоду продавца и производителя. А почему нет цены, которая измеряет выгоду покупателя, страны и общества в целом? Концепция экономики полезных результатов предлагает такую цену ввести и измерять выгоду покупателя, страны, планеты в виртуальных эффекто-рублях, которые никто не платит, которые нужны только для измерения этой выгоды.

- Это вы придумали такую концепцию?

- Нет, её разработала серьёзный учёный, кандидат экономических наук, доцент Нинель Кизуб-Алтухова. Но я – ярый её сторонник. У нас в Сафари-парке даже ценники вывешены не только в обычных, но и в эффекто-рублях. Например, магнитик стоит 50 рублей простых и 75 эффекто. Эффекто-рубли измеряют качество покупки. То есть, ориентируясь на такой ценник, человек понимает, что покупка за 50 рублей будет выгодной, а вот за 80 – уже нет. Пиво не несет человеку никакой пользы, его цена в эффекто-рублях у нас равна нулю. А продажная цена – 60 рублей. Значит, покупая бутылку пива, человек совершает заведомо невыгодную для себя сделку, теряет деньги, не получая ничего хорошего взамен. Есть и вредные продукты, например, американские куриные окорочка. По нашим расчётам, их эффекто-цена - -400 рублей. То есть, заплатив за килограмм 100 рублей покупатель фактически теряет 500, учитывая вред здоровью и то, как его продажа влияет на отечественную экономику. Наш ведь продукт не продаётся.

- По-вашему, эти окорочка такие вредные?

- У меня есть объективные эксперты – звери. Я для эксперимента пробовал давать эти окорочка тиграм. Они их не едят. Умные животные понимают, что это пища несъедобная. А люди едят. Зачем же мы финансируем американцев и при этом себя травим? Купите у своих фермеров чуть подороже, но это получится дешевле.

- Потому, что приведет к оздоровлению нашей экономики?

- Совершенно верно.

- Но на российском рынке сейчас не так много хороших отечественных товаров?

- Вы правильно сказали: немного. Но они есть, надо просто искать. Будет спрос – их станет больше. У нас в РОД развивается проект «Покупай русские товары». На сайте мы бесплатно размещаем информацию об отечественных производителях. Там уже около пяти тысяч компаний, они удобно рассортированы - производители, продавцы, услуги, покупатели. То есть, там можно искать, что нужно. Мы в парке все необходимые товары – от насосов до перчаток, а также продукты для людей и животных покупаем только русского производства.

- Но если импортный товар объективно лучше по качеству и по цене, что тогда?

- Мы в парк берем русские товары, даже если они хуже и дороже – главное, что наши. Как-то был случай: надо было купить насос для выкачки воды из бассейна. Мой сотрудник поторопился и купил итальянский. Я заставил сдать его обратно в магазин. Объяснил, что есть только три варианта: или вы покупаете русский насос, или сами мастерите его, или вычерпываете воду из бассейна русскими ведрами. Сразу нашелся русский продукт. Хорошо работает. Так же и со шлангами было, причём наши оказались и лучше, и дешевле импортных.

- А как быть с белорусскими товарами и производителями? Они же для россиян вроде как не совсем отечественные?

- Россия и Беларусь – для меня одно и то же. В чем-то Беларусь даже лучше. Там сумели сохранить производство, там порядок везде и во всём. Я там был не раз. Идешь по Орше - завод льняной работающий, завод масляный, завод шарикоподшипниковый. В магазинах товаров белорусских – больше, чем иностранных. Так приятно! Возьмите в России любой город, пройдите по магазинам - витрины все заполнены иностранщиной. А там и чайники-утюги свои, и кухонные плиты, холодильники - много чего.

Мы – одна страна, разделенная без нашего желания. У меня мать с Западной Украины, и там достаточно много родственников, в Казахстане живут мои сестры. Разве для меня это чужие страны? Кто-то думает иначе, но это его право.

Я верю в то, что дружбу наших народов разорвать невозможно. Чтобы там не случилось, всё равно мы будем вместе. Этот феномен покруче, чем Амур и Тимур.

Валерий ЧУМАКОВ

Большое интервью с Дмитрием Мезенцевым читайте в №1-2 журнала «Союзное государство».