Наверх

Мирский замок (Рубрика "Культура")

Есть некоторые события, непонятно откуда возникающие в твоей жизни. Ты не собираешься никуда, живешь тихо мирно, как вдруг, жизненная кутерьма подхватывает тебя, кружит, кружит, и, наконец, опускает тебя в доселе неведомом тебе месте. Вот и я, сначала чудесным образом попал из Москвы в Минск, а потом, и в Мирский замок, в ста километрах от столицы Белоруссии

 

Есть некоторые события, непонятно откуда возникающие в твоей жизни. Ты не собираешься никуда, живешь тихо мирно, как вдруг, жизненная кутерьма подхватывает тебя, кружит, кружит, и, наконец, опускает тебя в доселе неведомом тебе месте. Некоторое время пребываешь в оторопи, типа, «эк, тебя занесло», а потом благодарен Богу за случившееся. Вот и я, сначала чудесным образом попал из Москвы в Минск, а потом, и в Мирский замок, в ста километрах от столицы Белоруссии. О существовании, которого, раньше даже и не подозревал.

Из стольного града Минска до городского поселка с чудесным названием Мир, где соответственно и расположен Мирский замок, идет автобус. «Минск-Новогрудок». С любого автовокзала. Их в Минске два. Кстати, поразила чистота, порядок и немноголюдность автовокзалов. Никаких тебе бомжей, алкашей и прочих жуликоватых личностей с золотыми зубами. Даже странно. Готовишься нырнуть в клоаку, как в московских подобных заведениях, ан нет. Но это так, к слову. В Минске вообще везде ухожено.

Ехать часа полтора-два по отличному шоссе на запад. В окошках пейзажи всякие, опять же опрятные, по сравнению с Подмосковьем, домики. И ухоженные поля. Видно, что жизнь идет. Поля колосятся. Жнивье жнут. Меня, почетного аборигена каменных джунглей, просто поразила одна картинка за окном. Поле, рожь или пшеница, ее собирают и вокруг, вместо нашенскихгадких галок и ворон – аисты! Настоящие. То есть, комбайн дыр-дыр, а на подхвате настоящие, живые аисты! Это что-то!

...От Минска до Мира13 миль польских, а русских 65 верст, а от Москвы 865 верст,

(Из путевых заметок стольника П. А. Толстого, 18 апреля 1697 года)

Вот, пара поворотов и Мир. Необычное название. Просто Мир. В «Кратком топонимическом словаре Белоруссии» находим, что  «название «Мир» образовано, вероятно, от термина социального значения: м и р - коллектив членов общины, иногда сам термин равнозначен термину община». Место древнее, как поселение известно по летописям и хроникам с 14 века.

Сейчас, конечно, сохранилось мало чего от старых времен. Но жива древняя, средневековая  городская планировка. Поселок строго отделен от господского замка. В центре - площадь с маленькими каменными домиками и двумя храмами по краям. Православная Троицкая церковь 16 века и того же времени огромный католический костел Св. Николая. Для такого крошечного поселка многовато. Понятно, что в прошлом у Мира, были куда лучшие времена.

"…место невелико, а домов изрядного строения много. И стоит этот город зело изрядно. В тот город четверо ворот проезжих каменных, в том городе домы мещанские богатые".

(Из путевых заметок стольника П. А. Толстого, 18 апреля 1697 года)

Как и раньше, расположены улицы: прямоугольные в центре и окружная, по периметру. Последняя называлась раньше Завальной - здесь проходил земляной вал и каменная стена, а на пересечении с главными улицами стояли четыре брамы (городские ворота): Минская, Виленская, Слонимская и Замковая. Где-то здесь, на площади, а где же еще, находился кабак, точнее, корчма, в которой в середине 19-ого века, белорусский поэт Владислав Сырокомля услышал и записал стихами историю почтальона. Эта история, в переводе поэта Л. Н. Трефолева стала текстом знаменитейшей русской народной песни «Когда я на почте служил ямщиком». Ее пели все гении русской песни прежних лет: Шаляпин, Плевицкая, Русланова, Лемешев… Молодому поколению она известна по хиту группы «Агата Кристи».

Когда я на почте служил ямщиком,
Был молод, имел я силенку,
И крепко же, братцы, в селенье одном
Любил я в ту пору девчонку.

Сначала не чуял я в девке беду,
Потом задурил не на шутку:
Куда ни поеду, куда ни пойду,
Все к милой сверну на минутку.

И любо оно, да покоя-то нет,
А сердце болит все сильнее.
Однажды дает мне начальник пакет:
«Свези, мол, на почту живее!»

Я принял пакет — и скорей на коня,

И по полю вихрем помчался, 
А сердце щемит да щемит у меня,
Как будто с ней век не видался.

И что за причина, понять не могу,
И ветер так воет тоскливо...
И вдруг — словно замер мой конь на бегу,
И в сторону смотрит пугливо.

Забилося сердце сильней у меня,
И глянул вперед я в тревоге,
Потом соскочил с удалого коня —
И вижу я труп на дороге.

А снег уж совсем ту находку занес,
Метель так и пляшет над трупом.
Разрыл я сугроб-то и к месту прирос —
Мороз заходил под тулупом.

Под снегом-то, братцы, лежала она...
Закрылися карие очи.
Налейте, налейте скорее вина,
Рассказывать больше нет мочи!

(Владислав Сырокомля. 1844 год. Перевод Л.Н. Трефолова. 1868 год.)

По мнению исследователей народных песен, это совершенно реальная жизненная история, произошедшая в этих местах. А сколько их еще было здесь.

Вот в этом году вспоминаем великую войну 1812 года. А ведь местечко Мир, тоже вписано золотыми буквами в историю славных побед русского оружия, храбрости русских и белорусских солдат. Уже 25 июня 2-я армия под командованием Багратиона подошла к Миру. Багратион оставил здесь казачий корпус Платова. Отдав приказ задержать французов как можно дольше, чтобы дать основным силам передышку в Несвиже в 30 километрах от Мира.

 

На следующий день у Мира начался бой с кавалерией маршала Даву. Казаки Платова перестрелки не вели, а, бросились в контратаку и сломили врага стремительным натиском кавалерии. Первый успех окрылил русских воинов. Сражение длилось несколько часов и также закончилось победой русских. Атаман Платов в донесении Багратиону пишет: «У нас урон велик, но не велик по сему редкому делу, так что грудью в грудь».

Видимо сражение у Мира, играла большую роль в действиях русской армии, если такое крошечное место вошло в историю.

«Наконец неприятельские войска с нами встретились, и генерал от кавалерии Платов гонит их и бьет, нам надо их атаковать храбро, быстро, стрельбою не заниматься... Все атаки делать с криком, а особливо казакам во время наступления, барабаны бьют скорый поход, музыка играет... Господам начальникам войск вселить в солдат, что войска неприятельские не иное что, как сволочь со всего света... они храбро драться не могут, а особливо же боятся нашего штыка - наступай на него; пуля мимо - подойди к нему, он побежит - пехота коли, кавалерия руби и топчи. Ударим дружно и победим врага, дерзнувшего вступить в землю русскую».

Из приказа главнокомандующего 2-ой армией П. Багратиона после сражения у Мира.

От центральной площади, от автобуса идешь прямо вниз, по небольшой улочке, между садами. Самого замка нигде нет. Я верчу головой. Странно. Поначалу я даже спрашиваю у бойкой старушки, собирающей падалицу на огороде. Она не менее удивленно смотрит на меня и протягивает руку вперед к горизонту. И тут я вижу его. Как я мог не заметить такую громадину!

Мирский замок потрясает воображение. Он как бы вырастает из земли. И он естественен в пейзажи. Как лес, как гора. Я сразу узнал его. Это был тот самых замок из снов, из советскихкнижныхиллюстраций к «Коту в сапогах» Шарля Перро. Замок Людоеда. В котором, собственно, сам Кот потом и поселился с Хозяином. Та же сказочная мощь, перемешанная с изяществом. Перед стенами огромный вал, мост с пролетами, озеро, чтобы в случае чего заполнить ров водой. Конечно, это боевой замок. Он создан для войны, готов к долгой осаде. В основании и стенах огромные валуны. И разного оттенка коричневого цвета, кирпич.

Как считается, Мирский замок был построен в 1506—1510 гг. на месте ранее стоявшего здесь господарского двора. Его возводили крестьяне Мира и других владений брестского старосты, надворного маршалка Великого княжества Литовского, князя Юрия Ильинича. Были специально построены кирпичные заводы в деревнях Пропаши и Бирбаши.

В средневековье из кирпича делали все: стены, своды, полы, декоративные узоры и даже оконные переплеты. Возведение стен было похоже на ваяние из кирпича, оттого и постройки того времени похожи на скульптуры. Язык средневековой орнаментики сложен, в нем много загадочных символов. Сейчас трудно, например, объяснить назначение вмурованной посредине южной стены замка каменной головы барана. Она могла быть магическим знаком или предостережением врагам или просто изображением святого агнца.

Загадочными остаются и знаки на некоторых кирпичах замка. На них изображен круг, испещренный лучевыми или елочными черточками. Есть такое объяснение этим непонятным знакам: каждое поколение каменщиков прибавляло внутри знака новую черточку как символ преемственности высокого мастерства.

Тайны и мистика сопровождают уже 500 лет эту циклопическую постройку. Вот что это, например, было? В одной из первых описей Мирского замка упомянуты «ребро и голень великана, подвешенные на цепи к стене...». Кости неведомых чудишь, найденные при строительстве? Но средневековые люди запросто отличали кости животного от костей человека. Может, и правда, здесь жили великаны? Видимо, это так и останется тайной.

Роду Ильиничей Мирский замок принадлежал до 1568 г., затем он перешел к блистательным Радзивиллам, некоронованным королям Польши, Литвы и Белоруссии. Хотя, иногда, их даже и короновали.С конца XVIII в. замок находился в руках родственников Радзивилловграфов и князей Гоген-Лоэ, Берленбургов, Витгенштейнов, а со второй половины XIX в. и до 1939 г. им владели князья Святополк-Мирские. Периоды расцвета, сменялись жутким запустением и упадков. Все войны прежнего времени проходили через Мир.

Замок сильно пострадал в 1655 г. во время войны Московского царства с Речью Посполитой. Еще больше в Северную войну России со Швецией. В1705 году его подчистую сожгли войска Карла 12-ого. Потом, опять расцвет. Балы, оранжереи с ананасами. Лучшие архитекторы, лучшие женщины, лучшие сады и парки, английский и итальянский. С золотыми клетками для заморских птиц. Потом запустение. Жизнь замка как жизнь человека. Со взлетами и падениями.

 

«Запущенный Мирский замок с башнями по углам его и с подъемными мостами приводит на память давно минувшие дни злых духов и благородных рыцарей».

(Из дневника неизвестного русского офицера, посетившего Мир 7 февраля 1797 года).

Его возрождали, он опять погибал. Он просто пропитан историей. И как принято во всех приличных замках, здесь травили и травились, вешали и вешались, топились во рву, бросались с башен. От любви, ясное дело. Как без этого. Его уничтожали, он возрождался из ничего.

«Уважаемый редактор! Если мы с честью записываем имена тех, которые возносят памятники родного края, то, по моему суждению, не меньшей обязанностью периодической печати будет записывать для всеобщей гласности имена тех, которые их разрушают. Как раз из моих бывших околиц доходят печальные известия об актах вандализма - уничтожения Мирского замка».

(Из письма поэта Владислава Сырокомли в газету «Виленский курьер». 1860 год)

Еще в Минске я заказал номер. Прямо в замке есть несколько номеров. Исполняется детская мечта. Жить в замке. Да еще и с такой историей. Удивительно, но замок опять выжил. Сейчас его прекрасно отреставрировали. Опять в нем балы, концерты. Я поднялся на третий этаж, в музей направо, ко мне в номер налево. В коридор гобелены, что-то там на тему местной охоты, в коридорных проемах рыцари… Что-то необыкновенно и потустороннее. В прекрасном двухуровневом номере на стене фотография князя Святополк-Мирского. Последнего владельца замка. Он сфотографирован на террасе с дочкой. Той самой террасе, где сейчас стою я. И смотрю на пруд, вырытый князем, парк с часовней-усыпальницей Святополк-Мирских. Ее недавно отреставрировали, как и весь замок. И теперь огромная, фантастической красоты мозаика с изображением лика Христа сияет золотом на осеннем солнце.

«Совет Министров Республики Беларусь утвердил государственную программу «Замки Беларуси» на 2012—2018 годы. Такое решение содержится в Постановлении № 17 от 6 января 2012 года.

Цель госпрограммы — создание благоприятных условий для сохранения, восстановления и рационального использования объектов историко-культурного наследия, развития внутреннего и въездного туризма.

«Замки Беларуси» предусматривают реализацию ряда мероприятий по сохранению историко-культурных ценностей. Все они учитывают особенности внешнего облика объектов (силуэты замков, природное окружение, ландшафт), наличие в каждом из них характерных черт.

«…реализация программы будет содействовать возрождению и сохранению культурного и духовного наследия Белоруссии, укреплению престижа страны в международном сообществе, включению историко-культурных ценностей оборонного типа в сферу культурной и экономической жизни, расширению разнообразия и географии туристических маршрутов, что в свою очередь поможет привлечь в страну больше зарубежных туристов и увеличит денежные поступления в государственный бюджет».

(из сообщения  пресс-службы Правительства Республики Беларусь)

Я спокойно гулял по разбитому еще в 18 веке английскому парку и размышлял о бренности бытия. Территория замкового комплекса громадна – 25 гектаров. Странный я все-таки человек. Гуляю по парку, мне хорошо. Вечером, поболтаю с прекрасной администраторшей Мариной с какой-то нездешней, завораживающей улыбкой, пойду к себе в номер. Открою огромное, готическое окно в мир, о какое чудесное созвучие, мир- Мир, это название этого места, сяду на подоконник. И буду читать «Анну Каренину». У меня в походном рюкзаке лежал кошелек, фотоаппарат и Толстой. Ну и что. Буду читать, смотреть на пруд, сосновую аллею, на спиртзаводик вдалеке, учрежденный еще Святополк-Мирским, на остров на пруду, на котором тот и скончался от апоплексического удара. А утром съем говядину в вишневом соусе по рецепту этого князя, героя Шипки и храброго вояки. И отправлюсь осматривать древние музейные гобелены, я же говорил, ко мне, налево, в музей направо. Может это и есть жизнь.

 

 «Для себя строю дом,
тебе, наследник, в добрый дар.
Если хорош,- прими с благодарностью...»
(Из надписи на старом доме в Мире, 1609 г.
Пер. с латинского)

Владимир Казаков (Минск-Москва)
Фото автора