Наверх

Неистовый Фаддей (Рубрика «Культура») Часть I

Биография нашего героя фантастична. Даже по меркам того бесшабашного времени. Фаддей Венедиктович Булгарин (Ян-Кристоф-Тадеуш Булгарин) родился в имении матери Перышево (ныне – Пырышево Узденского района Минской области) 5 июля 1789 года. Тогда это была окраина Великого княжества Литовского, через несколько лет вошедшая в состав Российской империи.

 "Помещик: Счастливая Россия. Вельможа: Счастливая от того, что мы, русские, умели воспользоваться нашим счастливым положением и все сокровища, тлевшие в недрах земли, исторгли нашим терпением, любовью к отечественному, прилежанием, учением, промышленностью. Пожалуй, если бы мы не думали о завтрашнем дне и кое-как жили, позволяя иностранцам брать у нас сырые материалы и продавать нам выделанные, то мы навсегда остались бы у них в зависимости и были бы бедными...".

Фаддей Булгарин. «Сцена из частной жизни в 2028 году».

Удивительные слова. И будем надеяться, что пророческие. Сумел же автор в своих многочисленных фантастических повестях в первой половине 19-ого века, тщательным образом описать акваланг, армейский парашютный десант и даже бульонные кубики! А также компьютеры (машины для делания стихов и прозы), ксероксы (машины для мгновенного копирования документов в департаментах), приборы, позволяющие наблюдать за частной жизнью на расстоянии. Он предсказывает изменение климата (на российском сибирском севере - райский сад, а в средней полосе засуха), истощение земель, исчезновение лесов, освоение морского дна. Причем интересна его защита судов от кораблекрушений. Он накрывает судно металлическим колпаком при приближении шторма, и оно уходит под воду на безопасную глубину. Море вообще осваивается активно в его произведениях. Там, как на современных улицах, снуют водоходы и водолазы. Океанское дно полностью используется для сельскохозяйственных работ. Огромны успехи науки. Она позволяет развить все пять чувств человека, включая осязание: с помощью химии герой «тотчас научился различать цвета одним прикосновением».

И еще десятки хитроумных приборов, сотни открытий, предвидений, невероятных проектов. Многие из которых стали сейчас обыденностью, а иных еще и нет в природе. Кто это? Жюль Верн? Герберт Уэллс? Совсем нет. Это Фаддей Булгарин. Русский писатель. И сделал свои предвидения он гораздо раньше того же Верна. А вошел он в русскую, а значит, и мировую литературу совсем не этим. А чем?

Биография нашего героя фантастична. Даже по меркам того бесшабашного времени. Итак, Фаддей Венедиктович Булгарин (Ян-Кристоф-Тадеуш Булгарин) родился в имении матери Перышево (ныне – Пырышево Узденского района Минской области) 5 июля 1789 года. Тогда это была окраина Великого княжества Литовского, через несколько лет вошедшая в состав Российской империи. Дворянин, из белорусско-польской шляхты. Чей род по матери шел от канцлера Димитрия Самозванца Яна Бучинского и принадлежал к родовитому гербу «Стремя», а по отцу — из племени «булгар, выходцев из Албании».

Отец его, товарищ Тадеуша Костюшки, за убийство русского генерала Воронова был сослан в 1794 году в Сибирь. Позже был помилован, но вскоре умер. Собственно, Фаддей и был назван в честь Костюшко, знаменитого лидера польских борцов за независимость. Проклятый, кровавый царский режим зачисляет сына бунтовщика, террориста и убийцы в престижнейший петербургский Сухопутный Шляхетский кадетский корпус. По окончанию которого он был распределен в конную гвардию. Конногвардейцы – это сливки общества. Военная элита.


Фридландское сражение

В 1806 году корнет гвардейского Уланского полка Фаддей Булгарин участвует в войне с Наполеоном в Пруссии. Сражался отважно, был ранен и в 17 лет за храбрость в Фридландском сражении получает орден Святой Анны III степени. Далее, не менее доблестно воюет со шведами в Финляндии. Казалось, блестящая военная карьера просто распахнула перед ним свои объятья. Но…

Неожиданно все рушится. Булгарина выгоняют из полка, причем причины какие-то странные. По одной версии, шеф полка великий князь Константин Павлович, брат царя Александра Первого, увидел его в маскарадном костюме, стоящим в карауле. По другой, Фаддей написал зловредную эпиграмму на его высочество. По третьей, просто перепил и устроил дебош. Обычно такой проступок тянет по меркам того времени на обычную гауптвахту, но Булгарина изгоняют из гвардии. В обычный полк. Это был тяжелейший удар в тогдашнем обществе. Позор. Булгарин служит в Кронштадте и Ревеле, играет в карты. Проигрывал собственную шинель, пьянствовал, воровал, стоял с протянутой рукой, прося милостыню, а затем исчезает.

Спустя некоторое время он появился в Варшаве, где поступил в польский легион армии Наполеона. Именно поляки составляли наибольшую национальную часть армии императора. В 1811 году участвовал в походе в Испанию. А в 1812 году вместе с французскими войсками в корпусе маршала Удино форсировал Неман, то есть перешел русскую границу как завоеватель, как захватчик. К этому времени он уже не русский офицер, а капитан французской армии, кавалер ордена Почетного легиона. Он воюет против наших войск, в частности против корпуса Витгенштейна в Литве и Белоруссии, то есть в родных местах. После бегства армии Наполеона из России Булгарин сражается на стороне императора до последних дней. Уже в 1814 году он был захвачен пруссаками в плен и после обмена пленными был отправлен в Россию.

Что ждет его, офицера, изменившего присяге и воевавшего на стороне врага? Виселица? Пожизненная каторга? Нет. Карьера преуспевающего литератора, ведущего журналиста страны и в будущем чин действительного статского советника. Что по «Табелю о рангах» соответствовало званию генерала-лейтенанта! И что еще потрясает, много позже, когда встал вопрос о выплате Булгарину пенсии, ему высочайшим повелением зачли службу во французской армии! Согласно официальным документам, он, воюя с партизанами в Испании, сражаясь против русской армии в Белоруссии, поразительно, одновременно числился чиновником министерства народного просвещения. Вдумайтесь, боевые действия против Родины засчитывают в трудовой стаж!

Между прочим, известный историк разведки Никита Филатов в книге «Тайные розыски и шпионства» впрямую пишет, что Фаддей Булгарин был глубоко законспирированным агентом русской разведки в армии Наполеона. Такой «свой среди чужих». И дает много обоснований этому предположению. С чего вдруг изменнику такие привилегии?! И вряд ли случайно сослуживцами Фаддея Венедиктовича были офицеры, впоследствии возглавившие русскую военную разведку – Воейков и Закржевский. Оба поддерживали с ним крайне дружеские отношения и после войны. В принципе, только так можно объяснить его судьбу послевоенного времени. Это, конечно, версия, но она очень правдоподобна.


Портрет А.Х.Бенкендорфа, шефа III Отделения Его Величества Императорской канцелярии

А что Фаддей Венедиктович? Он смело вступает в литературу и журналистику. Добивается огромных успехов, но, все же, памятуя о «наполеоновском» прошлом, часть его современников обвиняла Булгарина  в доносительстве, работе на полицию, стукачестве. Это обычно в эпиграммах того времени. Пушкин писал так.

Не то беда, Авдей Флюгарин,
Что родом ты не русский барин,
Что на Парнасе ты цыган,
Что в свете ты Видок Фиглярин:
Беда, что скучен твой роман.

«Авдей Флюгарин» - один из псевдонимов Булгарина весьма двусмысленный, ибо «флюгер» - это флажок, который изменяет свое положение вместе с направлением ветра. Далее, Пушкин называет Булгарина фигляром, то есть шутом, цыганом на Парнасе и Видоком. Видок - имя знаменитого парижского полицейского сыщика. Это не что иное, как намек на стукачество Булгарина, на его услуги, оказываемые III Отделению Его Величества Императорской канцелярии и лично графу Бенкендорфу. Под сомнение ставятся не только литературные способности автора скучного романа, имеется в виду роман «Иван Выжигин» Булгарина, но и его порядочность. Очень обидно для человека, дворянина.

Правда, за несколько лет до этого Пушкин писал другое: «Вы принадлежите к малому числу тех литераторов, коих порицания или похвалы могут быть и должны быть уважаемы».

Одновременно Рылеев, А. Бестужев-Марлинский и Грибоедов включили его в число лучших своих друзей и ценили его литературный талант. В 1823 году, обозревая русскую словесность в "Полярной звезде", А. Бестужев писал: «Булгарин, литератор польский, пишет на языке нашем с особенною занимательностию. Он глядит на предметы с совершенно новой стороны, излагает мысли свои с какою-то военною искренностию и правдою, без пестроты, без игры слов. Обладая вкусом разборчивым и оригинальным, который не увлекается даже пылкою молодостью чувств, поражая незаимствованными формами слога, он, конечно, станет в ряд светских наших писателей. Его «Записки об Испании» и другие журнальные статьи будут всегда с удовольствием читаться не только русскими, но и всеми европейцами».

В советских энциклопедиях о Булгарине чаще всего говорили так:

«Булгарина ненавидят и презирают все», «патриотический предатель», «русский реакционный писатель», «шпион и доносчик», «имя его... всегда вызывало презрение передовой русской общественности». « Булгаринская «Северная пчела»» - орган крепостнического дворянства, высшей бюрократии и консервативного мещанства», «Булгарин стал... присяжным адвокатом и идеологом русской реакции».

«Измена» Булгарина в войне 1812 года и его «стукачество» стало общим местом в литературоведении. Что касается «доносов» Фаддея Венедиктовича в жандармское управление. Они все опубликованы. И можно четко сказать, что, на самом деле, это важные аналитические заметки. И известно, что при принятии решений они лежали на столе у императора Николая Первого. Который ценил Булгарина, но особо не жаловал. Вот, например, тот же Филатов приводит пример «доноса» Булгарина начальнику канцелярии III Отделения фон Фоку в 1830 году: «Общее правило: в монархическом неограниченном правлении должно быть как возможно более вольности в безделицах. Пусть судят и рядят, смеются и плачут, ссорятся и мирятся, не трогая дел важных. Люди тотчас найдут предмет для умственной деятельности и будут спокойны … дать бы летать птичке (мысли) на ниточках, и все были бы довольны». Очень интересная мысль.


Карикатура на Булгарина неизвестного художника. Надпись: «Что если этот нос крапиву нюхать станет, Крапива, кажется, завянет!»

Вот еще некоторые образцы «доносов» в III жандармское управление:

«Управление финансов тяготительно для народа и затруднительно для администрации. Купечество надеется на слова государя... об освобождении торговли. Общее доверие исчезло, никто не платит долгов. Законы по сему предмету слабы и не исполняют... Для крестьян еще ничего не сделано... Кажется, надлежало постановить что-нибудь общее в обеспечении этого класса людей, многочисленного и сильного братством с солдатами».

«Государь наградил многих литераторов, но это не переменило мнения, что он не весьма любит литературу русскую и что на просвещение менее всего обращает внимания. Не надо себя усыплять и обманывать, это вреднее даже коммунисма».

«Я не позволю, чтобы на меня, как на собаку, надевала цензура намордник!... Если б правительство вошло в разбирательство цензурных дел, то удивилось бы, в какую грязь брошены у нас высшие качества человека: разум и чувства».

Несколько странные «доносы». Это скорее подсказки власти, аналитика. Но клеймо «стукача» в русской литературе висит на нем до сих пор. Кстати говоря, для примера еще одно письмо.

«Кадетские корпуса, рассадник офицеров русской армии, требуют физического преобразования, большого присмотра за нравами, кои находятся в самом гнусном запущении. Для сего нужна полиция, составленная из лучших воспитанников; доносы других должны быть оставлены без исследования и даже подвергаться наказанию; чрез сию полицию должны будут доходить и жалобы до начальства. Должно обратить строгое внимание на рукописи, ходящие между воспитанниками. За найденную похабную рукопись положить тягчайшее наказание; за возмутительную — исключение из училища».

Это написал не Булгарин, а Пушкин, которого доносчиком никто, конечно, не считает.

Но это нюансы. Надо не забывать, что образованные люди того времени, элита, вертелись в одном довольно узком кругу. Ссорились, стрелялись, дружили, все происходило на одной коммунальной кухне Невского проспекта. И Фаддей Булгарин, на этой «коммуналке» был одним из значительных героев. У него было много врагов, недоброжелателей, в том числе и Пушкин в последние годы, но и много настоящих друзей, например Александр Грибоедов, который, отправляясь в Персию, оставляет главное дело своей жизни рукопись «Горе от ума» именно Булгарину.

«Горе» мое поручаю Булгарину. Верный друг Грибоедов».

И Булгарин сделал все верно. Опубликовав поэму в своем журнале «Русская Талия».

В. Кюхельбекер в 1824 году в "Мнемозине" пишет, обращаясь к Булгарину: «Ваш «Северный архив», ваши «Литературные листки» читаю иногда с удовольствием: в них довольно занимательного, довольно даже полезного... положим, что я вздумал бы назвать вас лучшим русским журналистом...».

Владимир Казаков

(окончание следует)

Фото с сайта: wikipedia.org