Наверх

Неистовый Фаддей (Рубрика «Культура») Часть II

Журналистский талант Булгарина огромен. Он сумел нащупать «тайные страсти» читателей и умело на них играл. Конечно, он не был ангелом во плоти. Достаточно резкий, завистливый к чужим талантам, но все же очень живой. И даже искренний в своем частом лицемерии, желании сыграть и нашим и вашим и при этом еще и обыграть всех.

Теперь о заслугах этого удивительного человека. Он издает первый в России исторический альманах «Северный архив». И приложение к нему «Литературные листки». Редактировал журнал «Сын Отечества». Создал первый в России журнал на тему бизнеса и экономики «Эконом». Слово «первый» будет еще много раз повторяться в биографии Булгарина. Первый русский театральный журнал «Русская Талия», где впервые "провел в печать" отрывки из "Горя от ума".

Он - автор первого русского романа нового, авантюрного типа, имевшего громадный успех («Иван Выжигин»), один из зачинателей исторического романа (его «Дмитрий Самозванец» вышел лишь через полгода после «Юрия Милославского» М. Загоскина, считающегося родоначальником жанра). Одним из первых ввел в русскую литературу жанры нравоописательного очерка, утопии и антиутопии, «батального рассказа» и фельетона. Первый основал сам жанр – фантастика. Он спас рылеевский архив и в дальнейшем опубликовал некоторые его произведения, помогал Грибоедову, заключенному после восстания декабристов в крепость, хлопотал за братьев Бестужевых, сосланных в Сибирь, защищал Мицкевича от политических обвинений, угрожавших репрессиями, и помогал ему получить разрешение на выезд из России. Положительной рецензией на «Героя нашего времени» он поддержал роман Лермонтова, не имевший сразу по выходе успеха у читателей. Фактически, сделал в глазах читающей публики того Лермонтова, которого мы любим и ценим сейчас.

Он издавал и 30 лет редактировал первую российскую популярную газету «Северная пчела». Для всех слоев населения. С немалым даже по современным меркам тиражом от 5 до 20 тысяч ежедневно. Притом что количество грамотных людей в то время было немногим больше числа ее подписчиков. По отзывам современников ее читали все, от царя до полотера. «Литературная газета» Пушкина едва дотягивала тираж до 200 экземпляров и выходила крайне нерегулярно. То есть, по сути, он был самым влиятельным человеком своего времени. Других СМИ с подобным охватом населения просто не было.

«Северная пчела» помимо официальных новостей впервые давала читателю объявления о спектаклях, иностранные и внутренние новости, отклики на новые книги, на модные тенденции в одежде. В ней рассказывалось о петербургской жизни, автором очерков часто был сам Булгарин, печатались стихи, литературные обзоры. На ее страницах впервые появлялся такой жанр, как фельетон. Этакий интимный разговор редактора с подписчиком на разные темы. От житейских до философских, причем все это писалось легко, по свойски, что сближало автора и читателя. Всего того в русской журналистике до «Северной пчелы» не было. Это была первая газета, в том виде, в котором ее представляет современный человек.

В «Северной пчеле» печатались до декабря 1825 года Крылов и Рылеев, Пушкин и Языков. Ее читали и в провинции, и в столицах, на нее ссылались, над ней смеялись и, смеясь, опять-таки читали.


Ф.В.Булгарин. Рисунок А.С.Пушкина

«Северная пчела» была первой коммерческой газетой, и издатели ее долго добивались, чтобы в ней было позволено публиковать частные объявления. Это не разрешалось никому. Булгарину тоже. Однако он сумел обойти запрет и печатал не рекламу, а хвалебные заметки о парфюмерной или мясной лавке, о кондитерских и гостиницах, шляпных мастерских. За что, конечно, взимал определенную мзду. Как вспоминают современники: «Он не брал денег, а довольствовался небольшою частичкою восхваляемого товара или дружеским обедом в превознесенной новой гостинице». Также он изобрел и антирекламу. Там можно было встретить такие пассажи – «Ни один русский патриот не будет брать говядину в лавке такого-то…». После чего упомянутый купец, обливаясь горючими слезами, шел на поклон к Булгарину. Оказывается, подобные журналистские проделки выдуманы отнюдь не сейчас, а существовали, ой, как давно и изобретены ни кем иным, как Фаддеем Булгариным. Завистники, правда, утверждали, что Фаддей под каблуком у жены, она отбирает всю зарплату, а он живет только на «рекламные заначки». Но это уже не проверишь.

В повести Гоголя, которого он, кстати, устроил на работу чиновником, когда тот бедствовал, так вот, в его повести «Портрет», автор отправил своего героя, безвестного художника Чарткова, к «издателю ходячей газеты». Который за десять червонцев сочинил и напечатал в следующем же номере «вслед за объявлением о новоизобретенных сальных свечах» статью о «необыкновенных талантах Чарткова», давшую художнику пропуск к вершинам славы. А в повести «Нос» майор Ковалев хочет объявить о пропаже носа в печати, и ему советуют: «Если уж хотите, то отдайте тому, кто имеет искусное перо, описать как редкое произведение натуры и напечатать статейку в «Северной пчеле»... для пользы юношества...».

В газете «Северная пчела» существовал раздел «Смесь», в котором печаталась всякая дребедень о фантастических происшествиях, произошедших в разных концах света. Например, о лягушке, найденной живой в расколотом камне. Когда на руднике кололи уголь, из него выскочила лягушка и упрыгала в неизвестном направлении. Или рассказывалось, что выплыла «рыба, принадлежащая к числу тех, которых в древности называли сиренами. Голова и грудь ее совершенно подобны женским, и когда рыба поднимается из воды, она издали довольно походит на женщину». Или об ученых блохах, везущих тяжести в 400 раз тяжелее их тела. Или о женщинах с двумя носами, которые пользуются большой популярностью у мужчин. Причем это все печаталось совершенно всерьез. Рядом с правительственными новостями.

Из этого раздела «Северной пчелы» Гоголь опять же почерпнул стиль и факты, которые свидетельствуют об умопомешательстве героя повести «Записки сумасшедшего», являющегося регулярным подписчиком «Пчелки», так любовно называет он чтимую им газету. Некоторые из этих публикаций попали в дневник сумасшедшего чиновника почти дословно. «Какой-то мистик, напечатал в баварском календаре, что 20 марта 1832 года в 3 часа пополудни начнется осень». Если вспомнить одну из записей дневника сумасшедшего, где стоит дата «мартобря 86 числа», то становится ясно, откуда взято эта смесь марта с октябрем.

«Чиновники ничего не читают, кроме “Северной пчелы”, в которую веруют, как в Священное писание», — сетовал тогдашний государственный цензор Никитенко.

Сохранилось описание Фаддея Венедиктовича той поры, которое оставил его современник, белорусский писатель Адам Ганоры Киркор:

«Я застал его в кабинете в огромном вольтеровском кресле, за чисто прибранным столом, с пером в руке, сигарой во рту и в очках; на нем был одет длинный старый стеганый темно-кофейный сюртук, длинная красная жилетка. Волосы, уже седеющие, коротко острижены, черты лица необычайно выразительны, глаза большие, нос и губы выпячены. Рост высокий, телосложение среднее. В целом характер его физиономии и внешности напоминает старого Поляка прошлого века.

Булгарин ведет чрезвычайно упорядоченную жизнь. Встает очень рано и до трех часов постоянно работает, и все это время каждый, у кого к нему есть литераторский интерес, может незамедлительно входить, не ожидая часами в приемной, как это случается у некоторых Редакторов. В его обхождении нет шутовского привскакивания [с места] или пустых вежливостей, но чувствуется настоящая старопольская учтивость. От 3 до 4 часов Булгарин чаще всего прогуливается по Невскому, в крылатке и бархатной шапке-конфедератке. Лицо его всегда открыто в самый страшный мороз. Позже он идет домой обедать, где в лоне семьи отдыхает от дневных трудов. На обеде, особенно в воскресенье, всегда есть несколько человек. Вечера проводит чаще всего дома, часть ночи снова посвящает работе. Я удивляюсь, откуда у него берется время столько читать! Булгарин, как славный Кювье, умеет использовать каждую минуту жизни, и ни одна у него не потеряна даром. Редактором, кажется, создала его сама природа! Необычайная деятельность, быстрота мысли, пунктуальность, трудолюбие сделали так, что его «Пчела» на протяжении 20 лет всегда была и есть главным изданием в России».


Невский проспект в XIX веке

Надо сказать, что Булгарин неплохо знал русскую жизнь и всякий раз укорял своих коллег в «проколах». Так, Гоголю он ставил в вину сказочный прием, оказанный Хлестакову, у которого не спросили даже подорожной — то есть документа, удостоверяющего его чин и личность. Что делалось автоматически, сразу по прибытию любого чиновника. Булгарин писал, что действие «Ревизора» происходит на «Сэндвичевых островах», а не в России. Что же касается «Мертвых душ», - отмечал Фаддей Венедиктович, - то в них все вранье: крестьян можно приобретать без земли, но закладывать их в ломбард без земли, как это делает Чичиков, запрещено законом.

Журналистский талант Булгарина огромен. Он сумел нащупать «тайные страсти» читателей и умело на них играл. Конечно, он не был ангелом во плоти. Достаточно резкий, завистливый к чужим талантам, но все же очень живой. И даже искренний в своем частом лицемерии, желании сыграть и нашим и вашим и при этом еще и обыграть всех. Природа наградила его хваткой памятью, наблюдательностью и немалым даром риска, всегда необходимым в журналистском деле.

Что касается его «пресмыкания» перед властью, столь навязываемое многими литературоведами, то есть несколько характерных эпизодов.

В 1830 году Булгарин осмелился покритиковать роман Загоскина «Юрий Милославский», который понравился императору Николаю. В номере «Северной пчелы» была напечатана только первая часть рецензии, и Булгарину было сделано предупреждение. Но он, прекрасно зная, откуда оно идет, в следующем номере напечатал окончание своей статьи, ни в чем не расходящееся с ее началом.

Николай Первый был в гневе и велел закрыть «Северную пчелу». А самого Булгарина отдать под арест. 30 января непокорного издателя посадили на гауптвахту, решение о запрещении газеты шеф жандармов Бенкендорф, покровительствующий Булгарину, уговорил царя отменить. Но эту никчемную расправу над собой Булгарин не смог оставить без ответа. Он не простил царю обиды. Конечно, не простил косвенно, в переносном смысле, но вместе с тем и открыто.

Под портретом Николая I, висевшим в его редакционном кабинете, он, отсидев на гауптвахте, четко вывел дату своего ареста: 30 января 1830 года, и все, приходившие в “Пчелу”, могли видеть это.

Так уж был устроен этот неистовый человек, в котором чувства брали верх над осторожностью, над опытом и ловкостью дельца, умевшего делать дело и знать свою выгоду.

С одной стороны, перед тобой просветитель, искореняющий пороки и исправляющий нравы. С другой, меркантильный издатель, превыше всего ценящий деньги. Это и прямодушный отставной улан, друг А. Бестужева и Грибоедова, и циник, дающий советы по организации тайной слежки. Патриот Польши, много сделавший для пропаганды ее культуры в России, он резко обрушивается в своей газете на восставших земляков и подсказывает, как лучше вести военные действия против них.

Романы Булгарина «Иван Выжигин», и продолжение – «Петр Иванович Выжигин» стали литературной сенсацией того времени. Они стали первыми русскими бестселлерами. Мгновенно разошелся тираж в 20 тысяч экземпляров. Это огромное число не только по тому времени, когда девяносто процентов населения страны были неграмотны. Эти книги были сразу переведены в Европе на английский, французский, польский, итальянский, шведский. Успех был огромен.

Но, конечно, это была, так называемая «коммерческая литература». Читать ее сейчас если не невозможно, то крайне затруднительно. Но тогда людей притягивала авантюрная фабула – «плутовской роман». Что-то среднее между Дюма и «Двенадцатью стульями». Там масса деталей, описаний быта, нравов, одежды, привычек, царивших тогда. Пожалуй, этим он и любопытен. А тогда получилась обычная в литературе вещь: народ читал «на ура» его романы, а литераторы не признавали. Или признавали, но с натяжкой. Для Булгарина же показателем достоинства произведения стали его известность и коммерческий успех.

«...гораздо легче прослыть великим писателем в кругу друзей и родных, под покровом журнальных примечаний, нежели на литературном поприще в лавках хладнокровных книгопродавцев и в публике».

Конечно, он переживал такое отношение к себе собратьев по перу. Конечно, своими романами он пытался тягаться с Пушкиным. « Иван Выжигин» написан в пику «Евгению Онегину», также как «Димитрий Самозванец»(1830), в пику «Борису Годунову», а «Мазепа» (1834) — в пику «Полтаве». Конечно, он понимал, что Пушкин во сто крат сильнее и очень уважал, преклонялся даже перед его даром. Правда, как к человеку, относился прохладно. Но ему хотелось признания. И он видел, что его действительно читают больше, чем того же Пушкина. Который был, как ни крути, «элитарным», аристократическим писателем при жизни. А Булгарин – «народным». Он приучил к чтению среднее сословие. Мещан, купцов, крестьян. «Почти двадцать пять лет сряду прожил я, так сказать, всенародно... и, наконец, дожил до того, что могу сказать, ...что все грамотные люди в России знают о моем существовании!».


Н.И.Греч

Но и Пушкин переживал, видя тиражи и популярность Булгарина. Он пишет: «Гораздо больше «Полтавы» шуму в Петербурге наделал «Выжигин» Булгарина».

И шла долгая литературная борьба. Булгарин критиковал «Евгения Онегина». И это читала вся страна. За рецензию на седьмую главу, покровитель, как бы сейчас сказали, «крыша» Александра Сергеевича, император Николай Первый, предложил просто посадить Булгарина в крепость, запретить писать, а газету закрыть. Чудом Фаддей Венедиктович избежал Петропавловки. Они много спорили, ругались. Но Пушкин гений, а Булгарин – нет. Он просто хороший литератор и отличный журналист. Поэтому эпиграммы Пушкина и его окружения последующие поколения приняли как истину в последней инстанции.

«Да нельзя ли его как-нибудь убить?» - как-то однажды шутливо спросил Пушкин у соиздателя Булгарина Николая Греча. Но вряд ли такая дуэль могла бы состояться. Булгарин слишком ценил гений Пушкина. Да и не любил дуэлей. Как то Дельвиг уже вызывал Булгарина, на что боевой офицер ответил: «Передайте барону, что я на своем веку видел более крови, нежели он чернил».

Он был на десять лет старше Пушкина, на двадцать лет — Гоголя, на двадцать пять Лермонтова и пережил их всех, скончавшись в своем имении Карлово под Дерптом 1 сентября 1859 года.

Вернемся к повести «Сцена из частной жизни 2028 году». Не очень-то и много времени осталось до даты, указанной писателем. В России в это время, как считает Фаддей Венедиктович Булгарин, установится «союз торговли, просвещения и промышленности», страна придет к благоденствию. И вот в это чудесное время, люди XXI века читают Булгарина и подводят итог его литературной деятельности. Их заключение таково: «Слог и язык устарели, формы и периоды обветшали, но... занимательное... описание Нравов».


Имение Карлова, где скончался Ф.В.Булгарин

Скорее всего, он правильно все напророчил.

Основные произведения Ф.В. Булгарина. Всего им написано более двухсот работ, не считая журнальных и газетных статей:
-- Правдоподобные небылицы, или Странствование по свету в ХХIX веке (1824)
-- Невероятные небылицы, или Путешествие к средоточию Земли (1825)
-- Сцена из частной жизни в 2028 году (1828)
-- Эстерка (исторический роман; 1828)
-- Иван Выжигин (роман,1829)
-- Димитрий Самозванец (исторический роман; 1830)
-- Воздушный шар Архипа Фаддеича, или Утешение в горестях (1830)
-- Петр Иванович Выжигин (роман, 1831).
-- Мазепа (исторический роман; 1834)
-- Дух-фон Визина на нижегородской ярмарке (1834)
-- Где раки зимуют (1836)
-- Отрывок из статистических и этнографических записок, веденных глухо-немо-слепым путешественником во время пребывания его в безыменном городе, лежащем в неоткрытой поныне стране (1836)
-- Разговор в царстве мертвых (1836)
-- Похождения Митрофанушки на Луне (1837)
-- Памятные записки Чухина (1841)
-- Беглая мысль (1842)
-- Метемпсихоза, или Душепревращение (1842)
-- Путешествие к антиподам на Целебный остров (1842)
-- Письмо жителя кометы Белы к жителям Земли (1843)
-- Письмо жителя кометы Белы к тому же самому жителю Земли (1843)
-- Предок и потомки (сатирическая повесть; 1843)
-- Первые сибирские воздухоплаватели (1845)

Владимир Казаков
Фото с сайта: wikipedia.org