Наверх

Сберечь память о жертвах Первой мировой

В настоящее время и в России и в Беларуси остро стоит проблема сохранения воинских захоронений времен Первой мировой войны. А их множество – в Беларуси, России, Украине, Польше – там, где сражалась российская армия с 1914 по 1918 год. Прекрасный пример восстановления традиции христианского отношения к подвигу прадедов, дает Минск.

В настоящее время и в России и в Беларуси остро стоит проблема сохранения воинских захоронений времен Первой мировой войны. А их множество – в Беларуси, России, Украине, Польше – там, где сражалась российская армия с 1914 по 1918 год. Как правило, они были разорены в советское время. Сейчас время возвращаться к истокам, памяти предков, которые погибали за наше будущее. Прекрасный пример восстановления традиции человеческого, христианского отношения к подвигу прадедов, дает Минск.

До последнего времени Минское Братское кладбище, расположенное между Виленским и Долгиновским трактами, находилось в плачевном состоянии. Точнее, оно было уничтожено еще в 30-е годы. Сначала погиб кладбищенский храм, потом начали исчезать и сами захоронения. Во время Великой Отечественной, когда город был оккупирован немцами, там располагался концлагерь. Позже часть территории Братского кладбища была застроена домами, а на той, что оставалась свободной, был организован известный горожанам Сторожевский птичий рынок.

И только благодаря инициативе общественных деятелей, неравнодушных к нашей общей истории, благодаря поддержке Президента Беларуси А.Г. Лукашенко, Православной церкви, в 2012 году мемориальное кладбище было возрождено буквально из небытия.

Между тем, оно имеет очень интересную историю. Кладбище было основано 29 ноября 1914 г. по предложению генерал-лейтенанта П.А. Смородского, управляющего Александровского комитета о раненых. Он «повергал на Высочайшее благовоззрение пожелание о том, чтобы умирающие войны были хоронены в каждом городе лишь на определённом кладбище и в одном месте. Впоследствии такие кладбища могут быть обсажены деревьями, обнесены оградой и будут представлять собой особые братские кладбища... Такие братские кладбища будут напоминать будущим поколениям о жертвах Великой Европейской войны».

Интересно, что в соответствии с этим же документом предлагалось во всех приходских церквях России устанавливать памятные доски с именами погибших воинов. Кроме того, на их родине, на приметных местах рекомендовалось ставить памятники в виде каплиц, крестов, каменных столбов или плит. Удивительная забота о памяти героев. Потом, естественно, эта традиция была утеряна.


Минское воинское кладбище в 1915 году.

В Минске военное братское кладбище было создано через месяц после начала войны. Работы по обустройству нового кладбища прошли довольно быстро, потому что в Минск начали поступать раненные с фронта, многие из которых умирали в госпиталях.

В конце 1914 г. было установлено ограждение кладбища. В 1915 г. возведена деревянная каплица, которая позднее получила статус церкви. Братское кладбище со дня своего основания сразу создавалось как мемориальное. В соответствии с законом Российской империи, каждый военнослужащий должен был быть погребен в отдельной могиле и в гробу, на кладбище были только индивидуальные захоронения, а не общие.

Кладбище делилось на 12 участков. Всего на нем похоронено около 5 тысяч человек представителей 830 воинских формирований, скончавшихся от ран в 89 минских лазаретах, госпиталях и больницах. Кроме того, учитывалась религиозная принадлежности погибших. Большая часть – это православные воины, но были отдельные участки для захоронений военнослужащих римско-католического и лютеранского вероисповедования.

Имена большей части из них на данный момент неизвестны. В настоящее время в Российском Государственном Военно-историческом архиве хранятся списки только 2180 воинских чинов, погребенных на кладбище.

Для погребения офицеров и военных чиновников Русской Императорской армии предназначался 1-й участок кладбища. Из архивов известно, что на кладбище был похоронен 41 офицер и военный чиновник, в том числе 1 полковник, 1 подполковник, 1 капитан, 1 штабс-капитан, 3 поручика, 28 прапорщиков, 2 зауряд-капитана, 1 статский советник, 1 коллежский советник и 1 коллежский асессор.

Среди них были настоящие герои. Например, князь Илья Васильевич Челокаев (Чолокашвили), прапорщик 301-го пехотного Бобруйского полка, был удостоен ордена Святого Георгия 4-й степени посмертно. В военных хрониках того времена сказано так - 9 сентября 1915 г. сводная рота под командованием Челокаева наткнулась на противника: «Около 4 часов дня головная застава была встречена внезапно с 300-400 шагов сильным ружейным и пулеметным огнем с позиций противника у опушки леса, что к югу д. Баранцы. Князь Челокаев не растерялся, лихо бросился с криком "ура" вперед с ротой в штыки. Челокаев бежал впереди роты, первым добежал до неприятельского стрелявшего пулемета, ударил шашкой по голове [немца] и вместе с подбежавшими людьми роты взял этот пулемет. Натиск был настолько дружен и энергичен, что противник дрогнул и бросился бежать. В этом было взято 2 пулемета, повозка, 6 человек пленных, 30 ящиков пулеметных лент, убито немцев - 2 офицера и 15 нижних чинов. Наши потери: 1 убит и 5 ранены нижних чинов». В ночь с 11 на 12 сентября 1915 г. герой-офицер был смертельно ранен во время ночной атаки на деревню Боровцы.

Или другой герой - штабс-капитан 4-го Туркестанского стрелкового полка Евстафий Данилович Урсуленко. Он уже был кавалером сразу нескольких боевых наград – четырех степеней Знака Отличия Военного Ордена, орденов Св.Анны 4-й степени, Св.Станислава 3-й степени с мечами и бантом, Св.Владимира 4-й степени с мечами и бантом. 16 мая 1915 г. он получил Георгиевское оружие «за то, что, состоя в 12-м Туркестанском стрелковом полку, 22 февраля 1915 г., руководя подготовкой ночной атаки укрепленной неприятельской позиции, расположенный на высотах между д.д. Пень-Поле и Буды-Сулковские, под сильным ружейным и пулеметным огнем преодолев проволочные заграждения в 4 ряда, атаковал 4-мя ротами эту позицию и, выбив штыками около 6-7 рот немцев, овладел ею и, несмотря на контратаки превосходных сил противника, удержал ее за собою». 13 июля 1915 года штабс-капитан Урсуленко был тяжело ранен, три дня спустя умер в санитарном поезде на пути в Минск.

Сейчас территория того, мемориального кладбища частично восстановлена. Устроен газон, проложены дорожки, по границам выполнено высокохудожественное ограждение. Ограда облицована гранитом, декоративные элементы ограды выполнены из чугуна и бронзы. В центре создана мемориальная композиция. В центре композиции размещена мемориальная часовня, внутри которой размещена икона Божьей Матери «Знамение».

Вокруг часовни поставлены бронзовые доски с именами 2468 воинов, достоверно похороненных на кладбище. В специальном склепе под часовней захоронены останки воинов, найденные во время строительства.

В прошлом году, освящая часовню, митрополит Минский и Слуцкий Филарет, Патриарший Экзарх всея Белоруссии сказал:

«Память праведника пребудет благословенна» (Притч. 10: 7), говорит нам Священное Писание, и в этот святой день мы с вами стали свидетелями знаменательного события - восстановления памяти наших предков и сограждан, героически павших в боях за нашу Родину в дни Первой мировой войны.

Это место, где мы ныне возносим Всемилостивому Богу свои молитвы, в начале XX века стало последним пристанищем для нескольких тысяч солдат и офицеров, которые сложили свои головы на поле брани, защищая наше Отечество. Здесь же, в братских захоронениях, до сего дня покоятся и останки мирных граждан - жителей нашего города, завершивших свой земной путь в тяжелые дни военного лихолетья. Сегодня это место упокоения наших предков обрело вид, достойный их светлой памяти».

Мемориал павшим во времена Первой мировой войны в Минске дает нам пример бережного отношения к собственной истории, к памяти наших предков, указывает на историческую уникальность Минского Братского кладбища, на его государственно-патриотическое и духовно-нравственное значение как для жителей столицы Беларуси, а также для братских народов, чьи сыны не щадили жизни, защищая Отечество от захватчиков.

Владимир Казаков