Наверх

Великая война великого клоуна (Часть 2)

Жалел ли Михаил Иванович Шуйдин о неполученном звании и золотой звезде Героя Советского Союза? Трудно сказать. При его характере, едва ли. Тем более, сейчас точно никто не может сказать, знал ли он о своем представлении к высокой награде наверняка. Вероятно, слухи ходили, но документы увидели свет только после его смерти.

Танковая бригада, в которой служил Михаил Иванович Шуйдин, стремительно двигалась вперед. Со дня начала операции 24 июня 1944 года танки прошли с боями уже более полутора тысяч километров. Иногда темп движения составлял 60-70 километров в сутки.

После освобождения Вильнюса был победный бой за Шауляй. В результате которого 35-ая таковая бригада получила почетное наименование «Шяуляйская». Затем - Елгава и Добеле.

Желая избежать полного окружения своих войск в Прибалтике немцы сосредоточивают к северо-западу от Шяуляя мощную бронированную группировку из пяти танковых и одной моторизованной дивизии. Это больше 800 танков и самоходных орудий!

Севернее Шяуляя расположился поселок Жагаре, которому суждено было стать прибалтийской Прохоровкой. Здесь, под Жагаре, сдерживая страшный удар немецкой бронетанковой армады, мужественно сражались танкисты 3-его гвардейского Сталинградского механизированного корпуса, здесь в течение четырех суток стояла насмерть танковая рота под командованием гвардии старшего лейтенанта Михаила Ивановича Шуйдина.

Шуйдин замаскировал свои танки в придорожных ямах на расстоянии в нескольких сотнях метрах от шоссе. И именно в тех местах, где дорога делает изгибы. Здесь немецкие танки будут вынуждены маневрировать и подставлять борта машин под огонь танкистов Шуйдина. В лоб наши танки не пробивали броню немецких «Тигров».


18 августа немцы начали атаку на Жагаре. Напоровшись на точный огонь танков Шуйдина, фашисты, оставляя подбитые танки, отошли. Затем началась вторая атака, третья…снова атака... Горели танки, гибли люди, в этом кромешном аду рота Шуйдина держалась уже третьи сутки. Отступать было нельзя. Сзади, всего в трех километрах, в деревушке Межамуйже находился штаб корпуса, овеянное славой Боевое Знамя части. Командир корпуса Герой Советского Союза гвардии генерал–лейтенант Виктор Обухов отойти со штабом в тыл отказался.

21 августа обстановка накалилась. Немцы начали теснить наши войска. И Михаил Иванович Шуйдин идет на отчаянный шаг: поднимает остатки своей роты в контратаку, прямо на рвущиеся к Жагаре «Фердинанды». Вид мчащихся на полном ходу и ведущих прицельный огонь советских танков привел фашистов в полное замешательство. Воспользовавшись этим, наши сблизились с противником и зажгли два «Фердинанда». У немцев сдали нервы и они стали отходить. К несчастью, один из фашистских снарядов в самом конце боя попадает в танк Шуйдина. Михаил Иванович живым факелом чудом выскочил из полыхающего «Шермана».

Ослепший, обгоревший Михаил Иванович каким-то непостижимым образом самостоятельно дополз до находившегося в тылу, в пяти километрах от передовой, медсанбата. Когда, услышав стоны, к обожженному, окровавленному человеку–головешке подбежали санитары, то даже они, повидавшие многое, с ужасом отшатнулись.

Врачи долгих шесть месяцев боролись сначала за жизнь, а затем за здоровье Михаила Ивановича Шуйдина. Ему грозила полная инвалидность. Почти не сгибались обгоревшие руки, совсем не слушались пальцы. Зрение тоже полностью не восстановилось. Лицо – один большой ожог. В зеркале Михаил Иванович себя не узнавал. Ребята из родной бригады сообщили, что он награжден орденом Красного Знамени за номером 185098, который дожидается его в бригаде.

Из представления к званию Героя Советского Союза: «С 18.08 по 21.08.1944 года в боях в районе м. Жагаре тов. Шуйдин командовал танковой ротой. Его рота получила задачу стать в засаде и не дать противнику перерезать дорогу, идущую с запада на м. Жагаре. Тов. Шуйдин, умело расставив танки, проявил исключительную стойкость. Будучи в засаде, за 26 часов он отразил 7 контратак танков и пехоты противника. Несмотря на создавшуюся трудную обстановку, важный рубеж обороны тов. Шуйдин удержал, уничтожив при этом: 3 танка, 1 «Фердинанд», 50 солдат и офицеров противника, подавил огонь 2 батарей противника. 21.08.1944 года тов. Шуйдин отважно и решительно повел свою роту в атаку на противника и уничтожил при этом 2 «Фердинанда» и 6 автомашин противника. В этом бою тов. Шуйдин был тяжело ранен».

Михаил Иванович ставит перед собой задачу – вернуться на фронт. Он буквально истязал себя изнурительными тренировками. И совершил невозможное: победил свой недуг и вернулся в строй. Но на фронт уже не успел. 25 июня 1945 года командира танковой роты, кавалера орденов Красной Звезды и Красного Знамени гвардии старшего лейтенанта Михаила Шуйдина уволили в запас, и уже в июле его встречали в родном Подольске.

Как жил Михаил Иванович в мирное время?

У него было непростое детство, родился он 27 сентября 1922 года под Тулой в деревне Казачья Щёкинского района в семье пастуха. Отец умер рано. Мать Елизавета Григорьевна с сыном переехала в Подмосковье, в город Подольск. Учился Миша в школе № 10 при Цементном заводе. Там же при заводе они и жили. Подростком посещал Дом художественного воспитания детей, где занимался музыкой, акробатикой, художественным чтением, играл в театре и музыкальном ансамбле на ударных инструментах, выступал на самодеятельной сцене.

После семилетки поступил в ФЗУ и закончил его в 1938 г. по специальности слесарь-лекальщик. Но однажды увиденный в детстве цирк манил. И в 1940 году Михаил начинает учиться в Государственное училище циркового искусства. Началась война, его направляют работать на оборонный завод по специальности, слесарем. Бронь освобождала юношу от армии, но Михаил рвался на фронт. Военкомат направил девятнадцатилетнего Шуйдина в Горьковское танковое училище. По окончании обучения с отличием Михаил Шуйдин в звании лейтенанта был направлен на фронт.

После войны мечту стать артистом Михаил Иванович не оставил и вновь пошел в Московское цирковое училище. Тяжелые ожоги рук не позволили работать на турнике, поэтому пришлось переквалифицироваться в акробата–эксцентрика. Приходилось подрабатывать во время учебы клоуном. И эта профессия все больше захватывала его. Он поступает в студию разговорного жанра, где его сокурсником был Юрий Владимирович Никулин.

На Михаила Ивановича сразу же обратил внимание знаменитый клоун Карандаш — Михаил Николаевич Румянцев. Он же в 1949 году и вывел Шуйдина с Никулиным на цирковую арену. После первых номеров, последовала «Сценка с лошадью», после которой о новых клоунах с восторгом заговорили в цирковой среде. И артисты дерзнули организовать постоянный дуэт ковёрных клоунов. Юрик и Миша, как их называли на арене.

Они стали идеальными партнерами, самым прочным клоунским дуэтом за всю историю мирового цирка. Образы строились по принципу противоположности характеров: Юрик - наивный чудак, без чувства юмора, увалень, лентяй; Миша - хитрец, озорник, авантюрист, задира, рубаха-парень. Дуэт получился не только успешным, но и гениальным.

И никто из зрителей не догадывался, что один из клоунов смешной, в огромных нелепых башмаках, с тросточкой в руке и в мятой шляпе–канотье, в прошлом — герой–танкист. Михаил Иванович Шуйдин никогда не носил своих боевых наград, нигде не рассказывал о своих подвигах, пребывая как бы в тени своего знаменитого партнера Юрия Никулина.

Михаил Шуйдин и Юрий Никулин объездили с цирковыми гастролями весь мир. В 1969 г. Михаил Иванович получил звание заслуженного артиста РСФСР, а в 1980 стал народным артистом РСФСР.

Несмотря на долговременное успешное сотрудничество на манеже, Михаил Шуйдин и Юрий Никулин не были друзьями в частной жизни.

На арене они понимали друг друга практически без слов, составляли единое целое, но вне цирка их отношения заканчивались. Юрий Владимирович Никулин - человек общительный, интересующийся культурной жизнью, активно занимавшийся общественной работой, актер кино. Михаил Иванович Шуйдин - скромный, застенчивый, никогда не хваставшийся военными подвигами, не кичившийся наградами, всегда остававшийся в тени, на втором плане.

Михаил Шуйдин обожал мастерить, весь реквизит делал своими руками, он же профессиональный слесарь-лекальщик, боготворил жену Зинаиду, которая прождала его всю войну, на которой он после Победы женился, сыновей Вячеслава и Андрея, дружил с фронтовыми соратниками, любил выпить.

После окончания каждого представления, Михаил Шуйдин возвращался в клоунскую гримуборную, раскидывал руки и произносил неизменную фразу: «Финита ля комедия».

Он с радостью всегда ездил на гастроли в ставшую ему родной Белоруссию, в Минск. Ему казалось, именно здесь его особенно тепло принимают. Однажды, во время посещения столичного Комаровского рынка, они с Никулиным даже подсмотрели сценку для своего знаменитого циркового номера «Весы».

В последний год жизни Михаил Иванович Шуйдин тяжело болел. Скончался великий цирковой артист, воин, герой Великой Отечественной войны в возрасте всего шестидесяти лет 24 августа 1983 года.

Похоронен Михаил Шуйдин в Москве на Кунцевском кладбище.

Жалел ли Михаил Иванович о неполученной звезде Героя Советского Союза? Трудно сказать. При его характере, едва ли. Тем более, сейчас точно нельзя сказать, знал ли он о своем представлении к высокой награде наверняка. Вероятно, слухи ходили, но документы увидели свет только после его смерти.

Почему ему так и не дали звание Героя Советского Союза? В жизни много несправедливости. Иногда из-за бюрократических проволочек, предвзятого отношения, чьих то обид, мелочности, настоящие герои остаются без награды при жизни. И еще очень обидно, что в Белоруссии, за свободу которой великий клоун Михаил Иванович Шуйдин горел в танке, нет ни улицы его имени, ни мемориальной доски.

Владимир Казаков