Наверх
Мероприятия

16.06.2022

Автор: Постоянный Комитет Союзного государства

Фото: Soyuz.by

Стенограмма круглого стола «Союзная интеграция – новые задачи» на ПМЭФ

В рамках ПМЭФ состоялся круглый стол «Союзная интеграция – новые задачи», модератором которого выступил Государственный секретарь Союзного государства Дмитрий Мезенцев. Мы приводим полную расшифровку дискуссии.

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Уважаемый Алексей Логвинович, уважаемый Николай Геннадьевич, уважаемые участники дискуссии, дорогие коллеги, коллеги журналисты! Сегодня в рамках официальной программы форума, в рамках нашего круглого стола мы выносим очень актуальную и значимую для России и Беларуси тематику. Мы обозначили тему – «Союзная интеграция – новые задачи». И хочу напомнить вам в начале этого, на наш взгляд, очень важного для сторон разговора, что в начале сентября ушедшего года под председательством Михаила Васильевича Мишустина, премьер-министра Союзного государства, состоялась встреча ответственных за подготовку 28 союзных программ. И тогда в рамках встречи российского премьера и главы Правительства Республики Беларусь были завершены все этапы подготовки по-своему уникального пакета документов, масштабного, глубоко проработанного и очень содержательного. И именно этот документ, который был тогда передан премьер-министром Мишустиным в Высший государственный совет, этот документ 4 ноября ушедшего года президенты наших стран – Владимир Владимирович Путин и Александр Григорьевич Лукашенко – утвердили как решение Высшего государственного совета Союзного государства, того органа, который определяет стратегию нашего развития, решает ключевые вопросы дальнейшего углубления нашего взаимодействия. И в этом плане мы, еще раз хочу подчеркнуть, особо благодарны сегодня вице-премьерам национальных правительств, которые непосредственно, не знаю ежедневно ли, но я точно знаю, еженедельно взаимодействуют, обеспечивая реализацию всего того пакета документов, который призван вывести нашу интеграцию на принципиально иной уровень.

И, конечно, мы, Николай Геннадьевич, просили бы вас начать этот разговор и проинформировать нас, как мы будем обращаться с такой же просьбой к Алексею Логвиновичу, проинформировать о том, как идет взаимодействие, какие ориентиры. Ну и, наверное, спросим, что сложного и что еще следует преодолевать, и, наверное, может быть, о тех спорах, которые порой, это совершенно естественно, характеризуют наше взаимодействие. Пожалуйста, Николай Геннадьевич Снопков, первый вице-премьер Правительства Республики Беларусь.

 

СНОПКОВ Н. Г.:

– Спасибо вам большое. Уважаемые соратники, уважаемые друзья, уважаемые коллеги, в своем небольшом выступлении мне предстоит постараться сделать то, что Александр Сергеевич Пушкин называл «поверять алгеброй гармонию». Есть популярное мнение, что на интеграцию с Россией Беларусь подвигает экономика в то время, как процессы политической и гуманитарной плоскости, связанные с суверенизацией и нациестроением, являются антагонистами интеграционных процессов.

Должен сказать как управленец, который, с позволения, не один десяток лет занимается именно экономическими проблемами, я не могу согласиться с этим тезисом. Сегодня очевидно для всех, что на планете есть только два в полной мере русскоговорящих государства – Россия и Беларусь, и что строительство суверенной Беларуси и белорусской нации велось все эти годы на русском языке. И, соответственно, об интеграции ментальной, интеграции в умах можно говорить, как о состоявшемся факте.

Интуитивно мы все понимаем, что находимся в некоем общем ментальном пространстве. В цифрах это можно проиллюстрировать следующим образом. В Беларуси 90% учащихся обучаются на русском языке. С позволения, в Казахстане – 20%, в Кыргызстане – 10%, в Армении – 3%. При этом только у нас из всех стран Евразийского Экономического Союза и СНГ доля русскоязычных школ последние 30 лет росла, а не уменьшалась. За последние пять лет она выросла более чем на 5%. Это ли не показатель, уважаемые коллеги, высочайшей степени интеграции?

При этом в плоскости экономики нам до сих пор не удалось достичь такого же уровня связанности или, если хотите, бесшовной стыковки наших экономических систем. В самом упрощенном виде фундаментальная разница заключается в том, что в российской экономике 2/3 ВВП формирует внутренний национальный рынок, в белорусской эти же 2/3 формирует внешняя торговля. Не имея емкого внутреннего рынка Беларусь может отказаться от экспортоориентированной модели экономики только ценой существенного снижения уровня жизни и благополучия. Поэтому все эти годы нашим белорусским экономическим императивом была забота об экспортных рынках. Отсюда необходимость выстраивать отношения с Европейским Союзом, Китаем, с позволения сказать, Украиной, поиск счастья в том числе на дальней дуге – в Азии, Африке и Латинской Америке.

Периодически вставал вопрос – обязательно ли искать счастья за морями? Может ли Российская Федерация стать тем рынком, который примет не половину наших экспортных объемов, а 80-90%? На разных этапах мы получали от российской стороны ответы в разных формулировках, но общий их смысл сводился к тому, что это невозможно. В нулевые речь шла о том, что это противоречит трендам глобализации и интернационализации российской экономики, противоречит движению в ВТО, и тому подобные обоснования. Потом и в России, особенно после известных событий, возникла тема импортозамещения и тренд на национальный протекционизм, что также не составляло возможность открытости для белорусских товаров.

Юридически в Союзном государстве и позднее в Евразийском Экономическом Союзе мы объявили состояние единых внутренних рынков, но практически это единство оказалось весьма условным из-за ряда нерешенных вопросов – разница в тарифах на энергоносители, механизмы субсидирования, многочисленные изъятия, ограничения, в особенности в области госзакупок.

Сегодня в связи с политическим и нравственным выбором Беларуси в нынешнем геополитическом кризисе наша экономическая модель встала перед серьезнейшим вызовом. Но при этом вопросы ее возможной трансформации без создания бесшовной стыковки с российской экономикой решаются не так оперативно, как требует ситуация.

В ситуации закрытия украинского рынка и рынков недружественных стран перед Беларусью встала необходимость переориентации экспортных потоков в размере 16 миллиардов (по привычке) американских долларов США. Анализ возможности переориентации этих экспортных потоков с рынков недружественных стран на Российскую Федерацию показал, что это возможно в размере около 4 миллиардов долларов. Ниша для них есть, потому что по ряду позиций закупки импортных товаров в России из третьих стран составляли 40-60%. Важно только, чтобы наши товары были приняты на российском рынке как свои, чтобы с учетом мер, которые Правительство Российской Федерации совершенно справедливо и оперативно принимает по поддержке отечественного производителя, они не оказались менее желанными и востребованными. Это вопросы оперативного характера, которые в том числе решаются на площадке «Оверчук – Снопков».

Но время и ситуация диктуют нам также оперативно заняться стратегическими вопросами. Я имею в виду не просто затыкание временных дыр в товарных балансах, прежде всего в товарном балансе Беларуси, а выстраивание совместного развития экономик, совместного развития промышленного, агропромышленного комплекса таким образом, чтобы Беларусь видела свою экономическую перспективу рядом и вместе с Россией без острой необходимости балансировки счета текущих операций платежного баланса в третьих странах.

В рамках санкционного удушения, а текущую ситуацию можно назвать только так, у нас пытаются украсть будущее, лишить доступа к современным технологиям. Если мы посмотрим на санкционные ограничения по импорту в наши страны, затронута практически вся номенклатура 84-85 групп ТН ВЭД. Беларусь таких товаров из Европейского Союза и США ежегодно импортировала на 2 миллиарда долларов, Россия – более чем на 30. Что-то заменят третьи страны, что-то решится через параллельный импорт, но стратегически требуется собственное производство.

На смену азарту глобализационных игр приходит эпоха обеспечения технологических суверенитетов, островизация. Горячо поддерживаю это выражение, которое обозначил недавно спецпредставитель Президента России по технологическому развитию. Практически неизбежны релокация производства критических товаров, национализация технических стандартов, автономизация цифровых данных и систем, и платформ по их обработке. Прежние аргументы о недостаточной емкости рынка для развития собственных производств и платформ утрачивают силу перед лицом новых обстоятельств. И в этом смысле Беларусь и Россия сейчас оказываются на одном острове, и должны совместно его обустроить, рационально сопрягая компетенции, возможности и рационально распределяя инвестиции.

Цифровизация производства, биотехнологии, фармацевтика, микроэлектроника, космос, новые материалы, новая энергетика, электротранспорт – нам нужны совместные стратегии в этих отраслях с детализацией на уровне конкретных проектов и справедливым распределением по территориям двух стран. А можно подумать, на наш взгляд, и о специальном инструменте, например, Союзном инвестконтракте с распределенным по российским и белорусским предприятиям производством компонентов и гарантированным сбытом в рамках соответствующих государственных программ. В этом контексте принципиальна пилотная практическая реализация недавних договоренностей наших лидеров о выделении 1,5 миллиардов долларов США на организацию в Беларуси импортозамещающих производств, отвечающих нашим общим нуждам. На наш взгляд их необходимо оперативно реализовать и не останавливаться на этом. Резюме: дополнить состоявшуюся интеграцию в умах реальной экономической интеграцией. Вот нынешний императив. Так, чтобы экономические императивы во взаимоотношениях наших братских стран больше никогда не входили в конфликт с гуманитарной политикой. Спасибо за внимание.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Николай Геннадьевич, спасибо вам за такой комплексный, и не только, собственный экономический анализ того взаимодействия, которое сегодня отличают Россию и Беларусь. То, что из ваших уст прозвучало, что есть еще один режим и площадка взаимодействия, вы его назвали «Снопков – Оверчук», я думаю, что это отрадно было услышать. Это еще раз индикатор того, что сегодня диалог принципиально иной, он не характеризуется некоторыми спорами, и в том числе позади остались те самые подходы, которые не всегда принимали позиции сторон, о которых вы сказали в начале. Я хотел попросить Алексея Логвиновича Оверчука, заместителя председателя Правительства Российской Федерации взять слово, но также сделать еще акцент на том, что Алексей Логвинович сопредседатель Группы высокого уровня при Совете министров Союзного государства, как и Владимир Ильич Семашко, посол Белоруссии в России. У него есть статус заместителя председателя Белорусского правительства, на площадке которой, Группа высокого уровня, мы добились за последний год под руководством двух наших сопредседателей, нового качества сотрудничества и понимания на площадках десятков министерств федеральных и республиканских, как и ведомств. Алексей Логвинович Оверчук, пожалуйста.

 

ОВЕРЧУК А. Л.:

– Спасибо большое, Дмитрий Федорович. Я, честно говоря, вас не узнаю, вы обычно делаете такое раскрытие темы вначале, и не оставляете уже возможности для комментариев, и оставляете возможность только согласиться с вами. Но сейчас вы бросили мяч нам с Николаем Геннадьевичем для того, чтобы мы раскрывали тему. Союзное государство появилось в результате договора о создании Союзного государства, который был подписан в 1999 году. Сегодня мы находимся в 2022 году и обсуждаем 28 Союзных программ, и часто задают вопрос: «Что ж такое все эти 20 с лишним лет происходило?» На самом деле жизнь не стояла на месте, и мы очень часто за должное принимаем вещи, к которым мы давно привыкли, и не замечаем. Но у нас создан единый рынок труда – это очень важно. И любой белорус и россиянин может спокойно ехать, работать, учиться в Белоруссии и в России, и мы не замечаем, кто из нас кто, и кто где. Между нашими странами нет таможенной границы, нет паспортного контроля, мы перемещаемся через границу, и не замечаем, что она есть. Там есть вывески: «Белоруссия», «Россия» – но никто ничего не проверяет, если кто-то ездил на машине, то это знает. И это важнейшее завоевание Союзного государства, и важнейший плюс, который нам дает Союзный договор. Союзный договор содержал в себе гораздо больше смыслов и гораздо больше понятий, чем только создание вот этих возможностей для беспрепятственного перемещения и работы в двух странах. Периодически осуществлялись подходы к снаряду, но видимо, каждый раз что-то не складывалось. Работа, которая сегодня идет, на нынешнем этапе, была начата еще до всех событий, поэтому не надо связывать создание 28 Союзных программ с тем, что сейчас происходит. Эти Союзные программы, тогда они назывались большей частью «дорожные карты», начали обсуждаться еще в 2018 году, и к концу 2019 года они в значительной степени были завершены. Да, в начале 2020-го пандемия нас немножко задержала, но как только стали возможны перемещения между странами, мы сразу же приступили к обсуждению этих программ. И когда проводили ревизию, тогда это была 31 дорожная карта, то с удивлением обнаружили, что наши ведомства на месте не стояли. И многие вопросы, которые планировались, все равно решались, несмотря на то, что никаких сверху указаний не было. То, что мы делаем, оно объективно по своей сути, а именно сближение наших стран, сближение наших народов. И при этом каждая из стран сохраняет свою идентичность, сохраняет свой суверенитет. К чему мы стремимся? Мы стремимся к тому, чтобы выстраивать совместное развитие экономик, как сказал Николай Геннадьевич. И в конечном итоге, если посмотреть на наши экономики, они были очень сильно взаимосвязаны. Если посмотреть объем экспорта Белоруссии по состоянию на 2020 год, то примерно на 49% Белоруссия была завязана по своему экспорту на Россию. Конечно, те события, которые сейчас происходят, когда и Россия, и Белоруссия находятся под беспрецедентными и совершенно необоснованными санкциями, они заставляют нас немножко быстрее шевелиться. Мы понимаем, что те союзные программы, которые были подписаны 4 ноября 2021 года, они, собственно, закладывают институциональные и регуляторные основы для того, чтобы наши экономики работали как одна экономика.

Я не стану перечислять, на что нацелены наши союзные программы, но базовые вещи – таможня, налоги, бухгалтерский учет, единая промышленная и сельскохозяйственная политика, социальная сфера, то есть все это объективно будет способствовать и работать на то, чтобы наши экономики сближались, наши субъекты хозяйственной деятельности испытывали как можно меньше проблем, и точно так же, как мы сегодня как физические лица беспрепятственно пересекаем российско-белорусскую границу, точно так же и наши предприятия должны иметь возможность работать и в Белоруссии, и в России, и не замечать этого. Поэтому две страны, одна экономика – это то, что мы хотим сейчас создать. Извините, пожалуйста. И для этого очень активно идет работа по реализации 28 союзных программ. Они разложены на 983 мероприятия.

Процесс выполнения союзных программ отслеживается в автоматизированной системе, причем к этой автоматизированной системе имеют доступ как с российской стороны, так и с белорусской стороны. Важно то, что мы работаем в единой среде. Важно то, что наши министерства, ведомства, органы власти работают вместе. Постоянный диалог, постоянные контакты. Люди знают друг друга, узнают друг друга, больше доверяют друг другу. На этом этапе это, наверное, самое важное. Ну, и, конечно же, решаются вопросы практического свойства, в том числе, как Дмитрий Федорович сказал на группе высокого уровня Союзного государства, может быть, более хозяйственные, но, скажем, банковские гарантии для того, чтобы белорусские банки могли выдавать гарантии, для того чтобы белорусские предприятия могли участвовать в российском госзаказе.

И здесь целый комплекс вопросов возникает, которые имеют очень практичный характер – от регистрации в наших учетных системах до доступа к средствам криптозащиты, но это все то, что мы делаем, как говорится, в ежедневном режиме, для того чтобы, действительно, создать эту самую единую безбарьерную среду. Конечно, современные условия на нас накладывают совершенно другие обязательства, задачи, и говорилось об импортозамещении. Действительно, мы потеряли доступ к комплектующим. Многие западные компании покинули наш рынок, по сути дела, бросили своих клиентов, своих покупателей, и сегодня, действительно, мы с белорусами осознаем, что мы одни на этой планете фактически и мы должны помогать друг другу.

Поэтому мы, конечно же, понимаем, что необходимо сделать с точки зрения отлаживания по новой хозяйственных связей, создания новых цепочек добавленной стоимости, производства комплектующих, производства машин, оборудования. Здесь очень большая работа ведется по линии наших министерств, которая помогает нашим предприятиям вместе сходиться и определять, чем будем заниматься в плане импортозамещения. Эта работа тоже очень глубоко сегодня продвинулась, и, действительно, мы здесь друг другу прежде всего помогаем.

Это совершенно новый аспект нашего взаимодействия. Он показывает, насколько мы близки, насколько мы похожи и насколько мы, действительно, хотим поддержать друг друга в это время. Конечно же, мы вместе смотрим в будущее сегодня. Мы понимаем, что есть соответствующее указание руководства рассмотреть необходимость определения круга новых союзных программ, которые еще больше позволят углубить наше взаимодействие и нашу интеграцию. Поэтому мы достаточно оптимистично смотрим на развитие Союзного государства и видим, что здесь взаимное стремление к сближению, к интеграции и, собственно, реализации положений союзного договора. Спасибо.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Спасибо, Алексей Логвинович. Вопрос, который Николай Геннадьевич Снопков в своем выступлении поставил, вопрос не конкретно масштабный, философский: будут ли наши белорусские товары приняты как свои на российском рынке? Он звучал, может быть, не последние год-два, а годы до этого. Мне кажется, что Алексей Логвинович очень точно ответил позитивно на такой посыл. Мне кажется, что мы, конечно же, должны понимать, как чувствует себя бизнес. Мы понимаем, что структуры экономики России и Белоруссии не в полной мере совпадающие.

Есть огромный акционерный капитал, который определяет, в том числе, и стабильность на рынке труда в Российской Федерации. Александр Николаевич Шохин, президент Российского союза промышленников и предпринимателей, хорошо известный российской и белорусской аудитории. Мы просили бы вас, Александр Николаевич, отметить, какие новые возможности открывает реализация 28 союзных программ и, конечно, как российский бизнес в партнерстве с белорусским видим возможным ответ на то беспрецедентное, неправовое, но предельно наглое санкционное давление, которое испытывают Россия и Беларусь. Пожалуйста.

 

ШОХИН А. Н.:

– Спасибо, Дмитрий Федорович. Добрый день, уважаемые коллеги! Мне, так сказать, приятно и почетно присутствовать на этом круглом столе, поскольку я в начале своей публичной деятельности имел отношение к формированию российско-белорусских экономических отношений, будучи вице-премьером российского правительства, ответственным за СНГ и интеграцию. Я плотно работал с правительством Республики Беларусь, особенно с тогдашним первым вице-премьером Михаилом Владимировичем Мясниковичем. Мы готовили какие-то документы. Ну, не какие-то, а как раз по углублению интеграции.

Многое из того, что тогда было в проектах и прогнозировалось, так сказать, уже сбылось, а что-то еще, честно говоря, не удалось довести до конца. В частности, конечно, хотелось, чтобы интеграционные процессы шли быстрее, чем, так сказать, идут сейчас, особенно в условиях беспрецедентного санкционного давления. Видно, что мы могли бы противостоять этому давлению гораздо успешнее, если бы продвинулись, в том числе, в рамках более продвинутой промышленной кооперации и взаимопроникновения.

В том числе Дмитрий Федорович упомянул акционерный капитал по линии взаимного участия в акционерном капитале крупных компаний наших стран. Тем не менее мне кажется, что Россия и Беларусь достигли серьезных успехов в развитии интеграционных процессов. Продолжаем двигаться вперед, несмотря на непростую ситуацию, а может быть, сейчас будем быстрее двигаться благодаря этой непростой международной обстановке. Ну, и, в частности, сейчас мы уже можем констатировать, что по итогам апреля 2022 года Беларусь обошла Германию по объему экспорта в нашу страну.

Понятно, что не только успехи белорусских коллег привели к этому, но и провал по экспорту Германии в Российскую Федерацию, но тем не менее мы видим, что Беларусь имеет все шансы заместить на российском рынке продукцию многих недружественных стран, и не только в плане торговых отношений, но и производственно-инвестиционных отношений. Этому должна способствовать и практика расчетов в национальных валютах. Россия и Беларусь в этом процессе продвинулись, может быть, дальше других партнеров по Евразийскому экономическому союзу. Восемьдесят процентов расчетов идет в российских рублях. Как отмечал Александр Григорьевич Лукашенко на майском своем выступлении, торговля в рублях будет дальше расширяться и переходить, в том числе, на нефть и газ.

Снижается и влияние третьих стран на наше торгово-экономическое сотрудничество. Безусловно, речь идет о том, чтобы наша совместная конкурентоспособность привела к росту не только, так сказать, экономик наших стран и их повышенной сопротивляемости от внешних рисков, но и к конкурентоспособности на внешних рынках. Я думаю, что надо, безусловно, отметить, что белорусско-российское сотрудничество – это сегодня один из драйверов интеграционных процессов на Евразийском экономическом пространстве.

Многие из кирпичиков нашего интеграционного опыта и совместной инициативы, в том числе и по конкретным проектам, они должны применяться и применяются при строительстве евразийского экономического дома. В частности, я речь веду и о 28 программах, и о тех 983 мероприятиях, о которых упомянул Алексей Логвинович. Я думаю, что речь идет не только о том, чтобы нам продвигаться по всем этим мероприятиям, по дорожным картам, но и масштабировать наши двусторонние проекты на евразийскую интеграцию. Я думаю, Алексей Логвинович как никто лучше в российском истеблишменте понимает, что здесь есть элемент пилотирования, который может оказаться пригодным для масштабирования.

Хотелось бы сказать о том, что российско-белорусский бизнес, хотя мы сотрудничаем достаточно плотно, в частности, в рамках Делового совета Евразийского экономического союза, но тем не менее не исключаю, что можно было бы подумать и о том, чтобы какой-то орган типа Совета делового сотрудничества при Постоянном комитете Союзного государства можно было учредить, чтобы постоянно по ключевым направлениям, в том числе по 28 программам, ну, и тем из них, которые в наибольшей степени затрагивают интересы бизнеса, можно было бы на уровне B2B договариваться, с тем чтобы выходить уже и на Постоянный комитет, и на глав государств, и на правительства. Поэтому, Дмитрий Федорович, так сказать, поручение вам, если можно, сформулировать.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Принимается.

 

ШОХИН А. Н.:

– И я думаю, к следующей какой-то встрече мы могли бы уже докладывать результаты нашего такого взаимодействия. Говоря о Деловом совете Евразийского союза, мы с 2015 года работаем на этой площадке. Начинали как белорусско-казахстано-российский бизнес-диалог, а сейчас это пять стран. Там от Белоруссии, Республики Беларусь, выступает Конфедерация промышленников и предпринимателей (нанимателей) Республики Беларусь, но поскольку есть и другие бизнес-объединения как на российской площадке, так и на белорусский, наша задача, конечно, подключить все бизнес-объединения. Вот, скажем, такой Совет делового сотрудничества мог бы консолидирующей площадкой быть.

Надо сказать, что мы буквально недавно, 26-27 мая, проводили I Евразийский экономический форум. Как раз Деловой совет ЕАЭС во многом занимался его подготовкой и наши киргизские коллеги. Благодаря тому, что он проводился в рамках встреч глав государств и курирующих вице-премьеров, удалось высокий уровень этой дискуссии обеспечить. Хотелось бы тоже в обратную сторону посмотреть, что из того, что на евразийской площадке обсуждается, можно было бы в обратную сторону посмотреть на российско-белорусском треке можно быстрее реализовать, и в том числе показывая пример остальным нашим партнерам.

На самом деле тут еще важный момент: нам выстраивать отношения с третьими странами, безусловно, и здесь вот Деловой совет Евразийского союза мог бы быть тоже таким интерфейсом взаимодействия со странами Азиатского, Азиатско-Тихоокеанского региона. Мы сейчас активно начинаем прорабатывать вопрос сотрудничества и с Ираном, с Объединенными Арабскими Эмиратами, с Египтом, не говоря уже о Китае и других традиционных партнерах. И можно было бы не только вот каждому из национальных бизнес-объединений выходить, но и подумать о том, как выходить от Объединенного делового сообщества России и Белоруссии и опять-таки подключать Деловой совет Евразийского союза.

Ну, надо сказать, что мы не забываем о том, что есть такой проект, как «Большая Евразия», о нем тоже Владимир Владимирович Путин упомянул 27-го числа на пленарном заседании, выступая в режиме ВКС на Бишкекском форуме. И, безусловно, здесь такие направления, как, например, создание Евразийского экспортного центра и Евразийских торговых домов, ускорение работы по формированию Евразийской перестраховочной компании, проработка вопросов развития трансграничных особых экономических зон, в том что (…) возможными наднациональными полномочиями, формирование стратегии развития в целом Большого евразийского партнерства.

Вот эти все направления вот они имеют, на мой взгляд, интерес не только для темы большого евразийского партнерства, но и для российско-белорусских экономических отношений. Еще раз повторюсь, многие из этих направлений можно было бы реализовать в таком пилотном лидерском порядке в наших двусторонних отношениях.

И хотел бы и Николаю Геннадьевичу, и Алексею Логвиновичу сказать, что бизнес готов к взаимодействию, не говоря уже и о Дмитрии Федоровиче. Спасибо, коллеги.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Александр Николаевич, если позволите, просто маленькая реплика, переспросить: бизнес готов к большему взаимодействию?

 

ШОХИН А. Н.:

– Бизнес готов к большему взаимодействию. Вы как всегда, Дмитрий Федорович, точны в формулировках.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Спасибо, Александр Николаевич. На самом деле, это было важно услышать, потому что мы прекрасно понимаем, сколь масштабны эти вызовы, которые стоят перед реальными секторами экономики и России, и Белоруссии, и, конечно, стран ЕАЭС, стран Содружества независимых государств.

Александр Николаевич, вы очень точно сейчас сказали о том, что президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин не откладывает призыв, приглашение партнеров к формированию Большого евроазиатского партнерства. Эта концепция предложена Национальным лидером России, многократно обсуждалась на площадках различных международных экономических организаций, в частности, на площадке Шанхайской организации сотрудничества. И мы буквально на днях услышали о том, что в Минске все более приближаются к решению о запросе в этой организации на статус страны, полноправного члена. Я понимаю, что решения пока нет, но экспертная дискуссия вполне, мне кажется, активная, может быть, Николай Геннадьевич тоже в ходе нашего обсуждения подтвердит это так или иначе.

Ну, и, Александр Николаевич, в поддержку взаимодействия с более широким числом партнеров в рамках зарубежья хотел бы отметить, что, к сожалению, мы видим то, что мы видим в рамках санкционного давления. Но и также хочу просто напомнить… коллеги, наверное, этот эпизод не забыли… депутаты Европарламента обеспокоены стратегическим развитием Союзного государства, резолюцией Европарламента от 7.10.21, меньше чем за месяц, до решения Высшего государственного совета, но ровно через месяц после решения Совета министров Союзного государства, утвердившего предварительно пакет 28 дорожных карт, осуждающую интеграцию между Россией и Белоруссией является вмешательство в дела суверенных государств со стороны России и попытка негативно повлиять на еще большее сближение наших стран.

Европарламент осуждает постоянное взаимодействие между Александром Лукашенко и Владимиром Путиным по подготовке дорожных карт, как большей интеграции между Белоруссией и Россией рассматривает это как нарушение суверенитета Белоруссии, поскольку белорусский народ лишается права определить будущее своей страны. Вот такие формулировки. Ну, я думаю, что, может быть, пройдет некоторое время, они изменятся и они, конечно, даже этих авторов заставят говорить с Белоруссией и Россией в форматах того взаимодействия, которое вынуждено будет для них становиться все более реальным, с учетом тех угроз, которые они сами для себя испытывают, в другом ключе и на другом языке.

Михаил Михайлович Мятликов, председатель Белорусской торговой промышленной палаты. Михаил Михайлович, наверное, подхватите эстафету Александра Николаевича в позиции белорусского бизнеса и отношения между партнерами.

 

МЯТЛИКОВ М. М.:

– Да, конечно, спасибо. Дмитрий Федорович, Николай Геннадьевич и Алексей Логвинович, спасибо за возможность принять участие в обсуждении важнейших вопросов дальнейшего развития Союзного государства Белоруссии и России. Создание новых кооперационных связей развития взаимной торговли на территории Союзного государства является жизненно важным условием для бизнеса Белоруссии и России. А в условиях новых вызовов и беспрецедентного санкционного давления этот вопрос, на мой взгляд, приобрел вообще особое значение.

В этом контексте сотрудничество Белорусской и Российской Торгово-промышленных палат сконцентрировано на выработке консолидированных предложений бизнеса по расширению сфер сотрудничества между предпринимателями наших стран, поиск партнеров для импортозамещения и реализация совместных проектов. Также оптимизация регуляторной нагрузки, исключение избыточных требований, устранение экономических, технических препятствий для взаимной торговли, равные конкурентные условия, внедрение новых мер поддержки, стимулирование кооперации инвестициям и импортозамещению.

Палатами создан Белорусско-Российский деловой совет, и, Александр Николаевич, ваше предложение, может быть, действительно работы его расширить и включение в работу совета, который создан по инициативе палат, подключение других бизнес-организаций. Ну, я сегодня же с Сергеем Николаевичем Катыриным здесь на полях форума обсудим, у нас после круглого стола состоится встреча, обязательно эту вашу мысль я ему донесу.

 

ШОХИН А. Н.:

– Я готов донести до него тоже.

 

МЯТЛИКОВ М. М.:

– Хочу отметить, что в последнее время работа Делового совета заметно активизировалась и заседание носит практический характер. Очередное заседание совета у нас состоится 30 июня этого года в рамках девятого форума регионов России и Белоруссии. Интерес у бизнеса к этой встрече имеется большой, на вчерашний день уже с белорусской стороны порядка 80 человек зарегистрировалось, 50 представителей бизнеса с российской стороны. Поэтому, наверное, будем искать еще новый зал для проведения заседания совета.

Развивается сотрудничество с регионами России по линии торгово-промышленных палат. Мы прилагаем совместное усилие для содействия бизнесу в поиске партнеров, для замещения продукции, раннее импортируемой нашими предприятиями из недружественных стран. А также в целях поставок товаров выпадающего экспорта. Взаимодействие наших палат в целях продвижения интереса отечественного бизнеса не ограничивается двусторонним форматом. Мы ищем возможности реализации предложений бизнеса и в рамках других интеграционных объединений. О них только что говорил Александр Николаевич, я останавливаться не буду, но предложения палат нашли поддержку и на их основании, например, в Евразийском экономическом союзе комиссия приняла уже ряд документов на основании предложения бизнеса. Данный опыт можно использовать для принятия комплексных надгосударственных решений, и на уровне союзного государства.

У белорусских предприятий есть другие предложения, по реализации которых будет содействовать улучшение условий видения бизнеса на общем рынке и защите отечественных производителей, среди которых наше предложение – гармонизация законодательства в области субсидирования продукции машиностроения, введение единого утилизационного сбора на специальные самоходные машины, что позволит ограничить импорт подержанных импортных машин, и повысить конкурентоспособность отечественной продукции на внутреннем нашем рынке. Кроме того, нам необходимо объединить усилия в целях исключения практики отказов от сотрудничества в странах-партнерах по ЕС и СНГ с белорусскими и российскими организациями, на которые оказывается санкционное давление западных стран. К сожалению, такая практика уже существует.

Со своей стороны выражаем готовность к активному участию и продолжению этой нашей работы. Спасибо.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Часть вопросов осталась как домашнее задание для вашего взаимодействия с Российским союзом промышленников и предпринимателей Торгово-промышленной палаты. Мы от вас не отстанем, поверьте, не обижайте. Мы помним сколь значимой была работа над каждой из 28 союзных программ, но, наверное, особо внимательно стороны подошли к формированию подходов налоговых служб, с тем, чтобы обеспечить единство в прослеживаемости тех товаров, которые попадают на национальные белорусские и российские рынки. Я хотел просить взять слово Даниилу Вячеславовичу Егорову, руководителю Федеральной налоговой службы России.

 

ЕГОРОВ Д. В.:

– Так это технологично звучит «Интеграция информационных систем», и встает вопрос – а что за этим? Что за этой интеграцией стоит и ради чего мы это делаем? Мне очень импонирует фраза «не замечать». То есть когда мы общаемся, когда мы пересекаем границу в ежедневном быту, мы понимаем, что у нас все очень похоже, все очень одинаково, и тут вдруг возникает ситуация, когда это не так. То что мы называем в классической теории право формы суверенитета, обособленное налогообложение, имеет оппозиционную сторону, которая определяется как что есть фактический суверенитет. То есть если мы своим компаниям, своему бизнесу, мешаем нашими процедурами, мы каждые эти процедуры отъедаем по чуть-чуть от своего суверенитета, мы чуть-чуть менее конкурентоспособны, чуть-чуть менее удобны, чем где-либо еще, где можно было бы начать бизнес. И поэтому мы с коллегами из налоговой службы Белоруссии очень серьезно подходили к формированию процедур таким образом, что прежде всего решить вопрос про «незаметно». Я думаю, что вполне с гордостью можно сказать о том, что первая программа выполнена, система прослеживания запущена, и дальше за государствами – определять, какие виды товаров в эту систему выбирать. Что это дает? Это дает определенность в знаниях о том, как шел товар с минимальными издержками от наших налогоплательщиков. Что значит знания? Знания – это значит мы не дергаем, не спрашиваем, не трогаем, и позволяем компаниям и предпринимателям заниматься своим делом, спокойно работать. А мы, имея доступ к данным, наблюдать за тем, что налоговая конкуренция соблюдается как между предпринимателями внутри Российской Федерации, так и между предпринимателями на территории Белоруссии. Это не все. За нами еще карта по интеграции систем по косвенным налогам. Мы очень серьезно продвинулись, у нас, мне представляется более чем продуктивный диалог, который позволяет нам не просто брать одну или другую систему, а выбирать лучшее, что есть у коллег, и что есть у нас. В этом смысл и цель этого действа была. И я не вижу никаких оснований предполагать, что мы хоть на один день отложим все. Мы все-таки привыкли работать четко, и это наблюдается со стороны коллег из Белоруссии, надеюсь, с нашей стороны коллеги подтвердят.

Третье, что немаловажное: мы видим, что обычно, когда мы говорим о налогах и налоговых службах, мы себе представляем только то, что на поверхности, куда сколько платится. А на самом деле мы сегодня уже очень серьезные информационные ресурсы, мы сегодня очень серьезные инфраструктурные ресурсы, потому что мы там, где происходит регистрация, мы там, где компания часто сталкивается с государством, там, где возникает большое количество правил, от которых зависит, насколько людям будет нормально и удобно работать, или насколько наши проекты могут не удастся просто из-за того, что мы не договорились и не определили правила таким образом, чтобы взаимодействие компаний проходило бесшовно. И мы инициативно, без какой-либо дорожной карты, определили, что нам необходимо заниматься не только теми двумя направлениями, которые перед нами поставили правительства, мы также решили очень серьезно заняться электронным документооборотом. Пусть это звучит для вас технично, но я глубоко убежден, что если мы сможем дать нашим компаниям конкурентные преимущества в виде легкого обмена информации, по которым и компании получают дополнительные возможности, потому что сопоставление издержек от бумажного документооборота и электронного документооборота явно играет в пользу электронного. Это и управление на основании данных, это конкурентные преимущества компаний, и в конечном итоге это конкурентное преимущество стран, которые могут из этого создавать как новые доступы к данным, так и новые системы налогов, которые не висят бременем на плечах компаний и индивидуальных предпринимателей, а которые обеспечены работой налоговых служб в наших странах. Спасибо большое.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Спасибо, Даниил Вячеславович. Михаил Михайлович, это ведь тоже предмет взаимодействия бизнеса и государства в части взаимодействия с органами и контроля, и прослеживаемости товаров, и вот то, что сказал сейчас Даниил Вячеславович, особенно важно. Одна из базовых дорожных карт на сегодня Союзных программ. И хотел в этом плане, чтобы вопрос Даниила Вячеславовича не пропал. Как оценивают белорусские коллеги ту работу, которую партнеры налоговики вели, если так можно корректно говорить. Дмитрий Николаевич Кийко, замминистра финансов Республики Беларусь. Пожалуйста.

 

КИЙКО Д. Н.:

– Спасибо, Дмитрий Федорович, Алексей Логвинович, Николай Геннадьевич. Совершенно верно, у нас согласован пакет Союзных программ. Так получилось, что Союзная программа по гармонизации налогов, мы определились с коллегами из Минфина Российской Федерации, с Федеральной налоговой службой о том, что мы сосредоточимся сначала на косвенных налогах. С этим же вопросом связано и налоговое администрирование, о чем непосредственно уже говорилось. Так получилось, что это у нас стало центральной Союзной программой, вокруг которой и на которую завязаны все остальные программы.

У нас стояла непростая задача в том, какие определить элементы, как нам надо сближаться, надо ли вообще сближаться. Потому что, если так посмотреть, налоговый суверенитет у каждой страны, бюджет, который строится на основании той структуры экономики, которая имеется, и, в принципе, уже сейчас взаимная торговля у нас нейтральна, налоги по отношению к ней нейтральны, и надо ли нам это было делать? Пришли к выводу, что да, необходимо было это делать. Непростая дискуссия у нас состоялась, таких несколько раундов, от понимания, надо ли это делать вообще к тому, что конкретно надо делать, и сейчас мы уже перешли в практическую плоскость, наполняем соответствующий проект договора, который уже готов. Там у нас тоже были спорные моменты, но выходим уже на согласованную редакцию, на понимание, как это будет работать, и, конечно, задача в том, чтобы это с 2023 года уже заработало, и было на пользу в первую очередь бизнесу, облегчение бизнесу. Кроме того, что мы бы через эту Союзную программу по сближению косвенных налогов своей экономики интегрировали дополнительно, это одна из задач, и эти элементы зашиты, непосредственно и сама эта программа имеет потенциал для упрощения ведения бизнеса.

Совершенно справедливо отмечено, что там заложен и потенциал для развития электронного документооборота, это и потенциал для упрощения тех налоговых процессов, которые сегодня происходят, которые сопровождают взаимную торговлю, и иногда требуют каких-то дополнительных процедур со стороны бизнеса, дополнительных проверок со стороны налоговых органов. Я думаю, что когда весь вот этот комплекс заработает, и когда мы с коллегами обсуждали, в самом начале говорили о том, что вообще это такая универсальная вещь, которая будет сопровождать бизнес-процессы и движение товаров от входа в Союзное государство, потом, значит, операции непосредственно в одной стране, в Беларуси либо в России, взаимная торговля и выход уже из Союзного государства, если это все соответствующим образом сопроводить, безусловно, это все упрощает и способствует экономической интеграции.

И совершенно очевидно, что в рамках этой программы мы тоже с коллегами решаем ряд вопросов, которые у нас тоже были острые, которые имеют смежные с налогами отношения, но тем не менее, они в эту программу тоже зашиты, решаются и мы оцениваем ее потенциал очень высоко.

И, соответственно, поскольку у нас на эту программу завязаны и вещи из других Союзных программ, ее реализация и подписание договора с 2023 года будет свидетельствовать о том, что у нас серьезные намерения, и весь пакет, безусловно, должен и будет реализован. Спасибо большое.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Спасибо, Дмитрий Николаевич. Получается, что депутатам Европарламента мы можем ответить, которые переживают за попрание независимости?

 

КИЙКО Д. Н.:

– Это странно, да. Европарламент – это такая мощная интеграционная структура, которая критикует интеграцию других государств. Это как-то странно, конечно.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Абсолютно. Спасибо. Дмитрий Валерьевич Вольвач, замминистра экономического развития Российской Федерации. Дмитрий Валерьевич, ваше слово, если можно, в том числе о производственных цепочках, импортозамещении и той практике отношений, которая сегодня сложилась с партнерами?

 

ВОЛЬВАЧ Д. В.:

– Спасибо большое, Дмитрий Федорович. Уважаемые дамы и господа, уважаемые коллеги, действительно, Белоруссия – один из наших ключевых партнеров, как Александр Николаевич отметил, что уже даже обходящий по экспорту Германию. Это очень такой, конечно, знаковый факт. В 2021 году мы во взаимной торговле получили прирост более 35%, в I квартале этого года добавилось еще 14% роста. Я думаю, даже с учетом той внешнеэкономической и политической ситуации, тем не менее, у нас по некоторым товарным группам все равно будет продолжаться рост, потому что мы прикладываем к этому вполне понятные, вполне определенные усилия, которые дают результат.

Хочу отметить, что у нас с Беларусью самый высокий уровень комплиментарности экономик. С 2015 по 2021 год средний уровень этого индекса почти 54 значение. Если сопоставить с другими странами, то это где-то с Арменией – 43, с Казахстаном – 45, с Кыргызстаном – 46. С одной стороны, это говорит о том, что у нас действительно исторически очень тесные экономические связи, а с другой стороны говорит о том, что мы на интеграционном треке тоже достаточно успешны. То есть внешнее давление не разрывает наши экономики, а может быть, даже во многом оказывает, создает такой дополнительный интегрирующий потенциал.

Мы с коллегами оперативно запустили совместную работу по наращиванию взаимных поставок промежуточной готовой продукции, прорабатываем текущие перспективные варианты развития совместных производств реализации инвестиционных проектов. С конца марта совместно с Минэкономики Республики Беларусь, совместно с моими коллегами, можно сказать, не просто коллегами, а действительно товарищами по работе мы прорабатываем, решаем практические вопросы наращивания нашего торгово-экономического сотрудничества, привлекаем к работе регионы России и Белоруссии, которые действительно, находясь на земле, напрямую включены в процессы формирования и логистических, и стоимостных цепочек. И поэтому эта работа дает очень серьезный результат. Мы очень оперативно определяем потребности российских компаний в белорусской продукции, белорусских компаний в товарах из России, и очень быстро отвечаем на эти запросы.

Есть конкретные результаты. С начала этой работы, с марта месяца компании из 27 субъектов Российской Федерации заключили более 300 внешнеторговых контрактов с белорусскими партнерами почти на 9 миллиардов российских рублей, и это только начало нашей совместной работы.

Примеры не буду озвучивать. Я думаю, многие и так знают, что сейчас происходит усиление российско-белорусского экономического сотрудничества.

На регулярной основе мы обмениваемся с белорусскими партнерами предложениями наших компаний, которые заинтересованы в импорте белорусской и экспорте своей продукции. Остается важным развитие малого и среднего предпринимательства, потому что для наших стран это стратегическое направление экономики, поскольку малое и среднее предпринимательство генерирует новые идеи, проекты, содействует социально-экономической стабильности стран, обеспечивает занятость и доходы населения.

С конца апреля этого года Корпорация МСП совместно с белорусским Фондом поддержки предпринимателей сотрудничают в области выстраивания российских субъектов малого и среднего бизнеса в цепочке поставок. Для таких белорусских гигантов, как ОАО МТЗ, МАЗ, Гомсельмаш, с использованием сервиса федеральной цифровой платформы МСП РФ.

Для российских компаний это также прекрасная возможность найти новые рынки сбыта, прокачать свои экспортные навыки, для белорусских партнеров – найти проверенных поставщиков малого и среднего предпринимательства из всех регионов России. Что касается союзного государства, о чем мы здесь говорим, действительно это в первую очередь о взаимопомощи. Здесь я с Николаем Евгеньевичем полностью согласен. Может быть, даже не про экономику, это, наверное, про наш какой-то стратегический, геополитический, исторический выбор. В условиях нарастающих недружественных действий Западных стран мы будем находить пути совместного развития, обеспечивать наше стабильное развитие и устойчивость наших экономик, без какой-либо надежды на то, что наши, так называемые, партнеры вдруг изменят свой вектор и свое отношение к нам, и начнут нам помогать. Нашей ключевой задачей остается углубление интеграции в союзном государстве России и Белоруссии. На сегодняшний день у нас следующий показатель – общий прогресс по реализации союзных программ достиг уже почти 40%. То есть мы в принципе не плохо продвигаемся, 38,7% по нашим задачам, то, о чем Алексей говорил, действительно очень сближает и помогает нам то, что мы ведем мониторинг этого процесса, сложного, многосоставного, в режиме реального времени в едином информационном пространстве. У нас в программе «Битрикс» создана специальная такая история наблюдений. И мы видим, что происходит при этом с нашими коллегами из Белоруссии, постоянно помогаем нашим ведомствам, если вдруг возникают какие-то проблемы, недопонимания, затяжки по срокам, мы помогаем эти проблемы разрешать. Действительно есть какие-то прорывы и решения, Даниил Вячеславович рассказал о том, что у нас с финансовыми и налоговыми ведомствами совершается работа по формированию всей необходимой нормативно-правовой и технической базы для запуска интегрированной системы администрирования косвенных налогов. Это действительно уникальная будет система, когда одна информационная система вберет в себя все лучшее, что есть, а оно действительно есть у каждой из сторон по налоговому администрированию и налогам на добавленную стоимость. И действительно будет создан бесшовный незаметный сервис для корректного и правильного начисления и контроля за уплатой налога на добавленную стоимость в наших странах.

Подготовлен и согласован с белорусской стороной проект соглашения между Минфином России и МНС Республики Беларусь о проведении и разработке, и внедрении этой системы, в которой уже проходит внутригосударственное согласование, насколько мне известно, прототип системы также создан, который уже на боевых данных может показывать определенные результаты. Проходит процедуру внутри государственного согласования проект договора Российской Федерации Республики Беларусь об общих принципах налогообложения по косвенным налогам, которая закрепляет обязательство сторон по передачи информации в единую систему. Закрепляет минимальные налоговые ставки, а также закладывает основу создания союзного налогового комитета, основная задача которого будет заключаться в координации сторон в рамках реализации договора.

С 28 марта текущего года уже введена в промышленную эксплуатацию единая система прослеживаемости товаров, о чем коллеги уже рассказали. Это первая наша союзная программа, которая выполнена на сто процентов, и здесь наши налоговые и финансовые органы оказались впереди всех наших коллег из органов исполнительной власти. Кроме того, в рамках создания единого пространства, где будет прослеживаться любое перемещение товаров и транспорта, Ространснадзор совместно с белорусскими коллегами продолжает процесс интеграции систем транспортного контроля.

Федеральная антимонопольная служба и Роспотребнадзор продолжают работу по согласованию положений межправсоглашений о единых правилах конкуренции и соответствующего межправсоглашения по обеспечению единых правил в области защиты прав потребителей. В области атомной энергетики нормативно-правовая база Республики Беларусь приведена практически в полное соответствие с российской в области обращение, хранение и перевозки, и в целом в области использования атомной энергии. Это обеспечит, в первую очередь, безопасность использования технологий, представленных белорусской стороне. Кроме того, первый энергоблок, построенный совместными усилиями Белорусской АЭС, сдан в промышленную эксплуатацию в июле прошлого года, а в декабре текущего года ожидается пуск второго блока.

В газовой сфере в начале апреля этого года достигнуты договоренности о сохранении наиболее комфортных цен на газ для Республики Беларусь, а главное выработан механизм постоянного совершенствования этого договорного процесса.

Что касается эффектов от интеграции, мы даже когда еще только подписали наши союзные программы и начали их запускать, мы уже примерно рассчитали, что реализация этих союзных программ даст экономикам наших стран. Оценки у нас от полутора до двух процентов ВВП рост внедрения этих союзных программ полностью и целиком. При таком росте внутреннего валового продукта снижение безработицы на параметрах Республики Беларусь ожидается на уровне 0,1-0,2%, что эквивалентно увеличению рабочих мест на 5 тысяч единиц. Для России положительный эффект интеграции также присутствует и составляет почти миллиард долларов США. Что касается наших планов по дальнейшей интеграции, наверное, нам недостаточно просто зафиксировать на бумаге правильные идеи и направления сотрудничества. Нам необходимо идти дальше и уходить в практическую плоскость. Наши текущие основные направления сотрудничества и интеграции рассчитаны на период до 2023 года. Они в первую очередь покрывают экономические вопросы сотрудничества. Это стратегическое направление, которое необходимо развивать и в новом проекте основных направлений.

Мы, я напомню, в соответствии с пунктом 4 декрета Высшего государственного совета Союзного государства от 4 ноября 2021 года, должны в декабре подготовить и представить программу основных направлений интеграции на период 2024–2026. Вот здесь нам, конечно, надо с вами серьезно подумать, проанализировать союзный договор, какие направления этого договора еще у нас остались нереализованными в наших союзных программах, на какие направления мы готовы, действительно, сделать следующие шаги, а какие, может быть, надо будет пока отложить на будущее, но эту работу нам уже предстоит проделать в самое ближайшее время.

Ну, и, безусловно, два предложения, которые, на мой взгляд, очень важны. Мне кажется, Союзное государство уже достойно того, чтобы иметь свои государственные символы (герб, флаг, гимн). Эта работа, я знаю, что Постоянным комитетом уже ведется. Также, конечно, я бы очень хотел, чтобы наш интеграционный проект – действительно, он уникальный, в каком-то смысле он такой, как бы сказать, эталонный – чтобы мы о нем больше говорили, что мы о нем больше рассказывали людям, что он дает бизнесу, что он дает гражданам наших стран, какие эффекты, какие преимущества они получают от реализации конкретных направлений сотрудничества, потому что работа, действительно, проводится большая, надо ее подсвечивать. Мне также очень бы хотелось, чтобы вот этот наш эталонный интеграционный проект стал неким стандартом для дальнейшего его распространения на всем евразийском пространстве. Большое спасибо.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Спасибо, Дмитрий Валерьевич. Действительно, очень много сделано, и, мне кажется, что партнерство в диалоге, в этих акцентах справедливо подхватит Дмитрий Иванович Харитончик, замминистра промышленности Республики Беларусь. Пожалуйста.

 

ХАРИТОНЧИК Д. И.:

– Спасибо. Спасибо, Дмитрий Федорович. Уважаемый Николай Геннадьевич, Алексей Логвинович! В целом хочу вначале отметить, что в принципе промышленная кооперация между белорусскими и российскими промышленными предприятиями у нас всегда характеризовалась очень высоким уровнем развития. Любой практически конечный продукт или готовое сложное техническое изделие, наверное, на пятьдесят процентов или больше состоит (я говорю сейчас про нашу продукцию) из продукции Российской Федерации и комплектующих Российской Федерации. Поэтому определенная существенная работа у нас уже велась долгие годы.

Обстоятельства, с которыми мы вынуждены были столкнуться вследствие недружественных действий третьих стран, в принципе заставили нас в определенном смысле по-иному взглянуть на вопросы интеграции и кооперации. Необходимо отметить, что ранее проводимая политика замещения импорта, не совсем мы координировали друг другу эти вопросы. Сегодня мы видим, что есть позиции, которые, к сожалению, мы не производим и к которым нам нужно сейчас очень активно искать варианты и думать о том, как заместить, как освоить производство и так далее. Поэтому эти вопросы легли, по сути, в основу союзной программы по формированию единой промышленной политики.

Я хочу сказать, что сама реализация союзной программы позволит, с нашей точки зрения, обеспечить нам дальнейшее развитие производств на территории наших государств, а также позволит обеспечить совместную реализацию политики импортозамещения, разработку новых, востребованных временем, научно-технических программ, признание технологических операций, включая гармонизацию подходов к продвижению производства на территории Союзного государства и выход на единую политику поддержки производства и продаж на рынке Союзного государства.

Хочу отметить, что для реализации программы мы с нашими партнерами и с Минпромторгом Российской Федерации утвердили соответствующий план мероприятий и выработали совершенно четкий алгоритм совместный работы, который реализуем сейчас через функционирование отраслевых подгрупп по направлениям. У нас восемь ключевых подгрупп, самых основных, сформировали – это автомобилестроение, сельхозмашиностроение, станкостроение, микроэлектроника, а также наши партнеры из наших профильных соседних, скажем так, концернов – это «Беллегпром» по легкой промышленности, «Бионефтехим» по нефтехимии.

Министерство здравоохранения сформировали вместе программу по фармацевтике, а Министерство энергетики – по топливно-энергетическому машиностроению. Не могу не отметить тот высокий уровень интеграции, тот высокий уровень диалога, которым у нас характеризуется эта работа в последнее время. Я считаю, мы очень продуктивно и очень, скажем так, быстро, оперативно отработали те сложные ситуации, которые возникли с момента введения санкций, с момента запрещения или нарушения логистических цепочек, с момента запрещения поставок тех или иных комплектующих на наши рынки.

Максимально быстро была обеспечена связь между бизнесом, дали возможность узнать наши компетенции. Мы выстроили хорошую систему диалога и, исходя из проработки, определили критичные позиции и направления, где нам нужно максимально быстро двигаться по освоению, по замещению выпавших из нашей экономики тех или иных комплектующих. Конечно, сложными оказались гидравлические системы, и подшипники не все мы производили, двигатели, компоненты микроэлектроники мы видим. Я уже не буду перечислять, их позиций на самом деле очень много.

Не буду приводить конкретные примеры сотрудничества, но можно отметить очень высокий и динамичный уровень диалога и замещения уже сейчас теми продуктами, которые мы можем производить у себя, тех, которые, к сожалению, вышли из традиционных цепочек поставок продукции. Но это только первый шаг, который был сделан. Дальше необходимо двигаться вперед, и здесь очень важно сейчас нам так же быстро продвигаться в плане освоения новых продуктов, которые нам необходимы. Это потребует определенных инвестиций.

Со своей стороны, мы посмотрели с учетом наших компетенций, наших возможностей того, что мы уже производим, что нужно сделать для того, чтобы дать рынку или ввести на рынок тот или иной продукт, который сейчас востребован и необходим. Мы сформировали определенное предложение, пока из одиннадцати проектов импортозамещающих. Проанализировав совместно с нашими партнерами из Минпромторга, определили, что пока восемь проектов мы будем активно двигать. Эта работа продолжается.

Сейчас мы рассматриваем также иные инвестиционные проекты, которые могли бы быть быстро реализованы и заместить, как я уже сказал, те определенные позиции, которые выпали из нашего оборота. Вместе с тем хочу сказать, что потенциал наших предприятий Союзного государства говорит о существенной возможности реализации таких масштабных, крупных инвестиционных проектов, в том числе и через реализацию союзных программ. У нас с вами сейчас действует (...) программа, но мы видим, что уже наработки ведутся на целый ряд иных программ и есть определенная востребованность. Это разработка и создание производства дизельных двигателей большой мощности для судостроения, карьерной техники. Нам необходимо развивать и создавать производство топливной аппаратуры для дизельных двигателей.

Необходимо подумать над созданием и производством семейства перспективных пневматических систем – это и рулевое управление, и тормозное оборудование, и так далее. Здесь мы уже нарабатываем и, наверное, в ближайшее время уже сможем выходить с концепциями и двигаться дальше по разработке этих союзных программ. Здесь тоже нужно нам посмотреть и все-таки максимально упростить те процедуры, которые на сегодняшний день есть, для того чтобы как можно быстрее воплотить их в жизнь, значит, от идеи до непосредственной отработки, поскольку они потребуют и научную идею, научную отработку, а в последующем – постановку на производство и запуск.

В целом же хочу отметить, что основная задача совместной работы Министерства промышленности и Минпромторга России – это создать условия для эффективного взаимодействия промышленных предприятий, для развития промышленной кооперации и, конечно же, углубления интеграции в рамках нашего государства, ну, и все это закрепить на нашем межгосударственном уровне. Поэтому мы предусмотрели в рамках нашей союзной программы подписание ряда стратегических межгосударственных соглашений.

Первое – это непосредственно соглашение о промышленной политике, которое заложит необходимые правовые основы для дальнейшей доработки, совершенствования, изменения наших законодательств и приведения к единой политике. Второе – это соглашение о взаимном признании технологической кооперации, осуществляемой на территории наших государств. Это также заложит правовую основу для того, чтобы все механизмы поддержки, все механизмы стимулирования производств в наших государствах, они в последующем были определенным образом синхронизированы и, действительно, позволили бы стереть ту границу или ту разницу, где осваивать производство, в Российской Федерации или в Республике Беларусь. Самое главное – чтобы мы это сделали максимально быстро, исходя из имеющихся компетенций, из возможностей, из трудовых распределений и распределений трудовых ресурсов, как людских, так и всех остальных.

Поэтому хочу отметить, что активно идет работа у нас, и мы существенно продвинулись, идем пока с опережением сроков, которые мы изначально предполагали. Ну, жизнь такова, требует сегодня время двигаться быстрее, поэтому мы не останавливаемся вот на концептуальных моментах, мы идем уже в практическую реализацию тех договоренностей.

Конечно, сказать о том, что вот с момента подписания мы закроем все вопросы, этого нельзя, предстоит еще очень серьезная, кропотливая работа в части приведения наших законодательств и сближения, поскольку последние годы мы двигались каждый в своем направлении, исходя из своих возможностей, целей по поддержке, по симулированию развития производств, и сейчас нам нужно будет это все-таки каким-то образом синхронизировать.

Ну, еще раз повторюсь, эта работа активно ведется, и я уверен, что с каждым разом мы будем двигаться все ближе друг к другу и снимать те вопросы, которые, возможно, еще остаются. Спасибо.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Дмитрий Иванович, спасибо вам большое. Только вы ни слова не сказали по большей включенности малого и среднего предпринимательства, как партнеров, в том числе в рамках новых программ импортозамещения, по формированию новых производственных цепочек. Может быть, Михаил Михайлович Мятликов возьмет на карандаш вот эту практику.

 

МЯТЛИКОВ М. М.:

– Я взял.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Да, как вы сказали, взаимодействие с Александром Николаевичем и с Сергеем Николаевичем Катыриным, чтобы на это обратили внимание. Если мы будем создавать вот ту самую структуру, как бизнес-площадку для обсуждений, мы бы хотели видеть это одним из предметов забот, с тем чтоб потом и на группах высокого уровня, которые, как я уже сказал, Алексей Логвинович Оверчук и Владимир Ильич Семашко возглавляют, мы обсуждали, а то, что будет достойно, выносили бы как проект-решение союзного Совмина. Спасибо еще раз.

Мы видим и говорили уже и сегодня о том, как последовательно западные страны, недружественные страны выводят Российскую Федерацию и Беларусь из системы партнерских отношений. Но мы также помним, что Российская Федерация, как и Республика Беларусь, наши партнеры по СНГ, последовательно стремились вступить во Всемирную торговую организацию. И нам тогда казалось, что это будет очевидным плюсом для формирования новой практики отношений, увеличения внешнего товарооборота. Ну, мы также, Российская Федерация, вступив в ВТО, сегодня не видим никаких заявлений в штаб-квартирах организаций в отношении беспрецедентности давления на нашу страну, несправедливости, и тем самым решения этими инструментами давления сугубо политических вопросов.

Мы хорошо знаем, Сергей Германович, что Всероссийская академия внешней торговли России, которую вы возглавляете, имеет в своем составе значительное число специалистов, которые занимают разные позиции – от консервативных до неолиберальных, очень активно продвигают одни ученые одну позицию, другие другую, спорят, ругаются порой, потом приходят к консенсусу, отходят от консенсуса. Вот, Сергей Германович, в преддверии определенного подведения итогов Владимиром Васильевичем Колтовичем, а потом заключительного слова наших докладчиков, сегодня что скажет ученый класс?

 

СИНЕЛЬНИКОВ-МУРЫЛЕВ С. Г.:

– Спасибо, Дмитрий Федорович, за возможность выступить. Ну вот по поводу ВТО сразу скажу тогда, что, мне кажется, что рано что-либо сейчас говорить, надо ли нам оттуда, вот я не за резкие движения, выходить, входить…

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Да нет, выходить надо, заявления в поддержку нет. Значит, семнадцать лет вели переговоры, добились, получили поддержку на момент вступления и все. Ну как?

 

СИНЕЛЬНИКОВ-МУРЫЛЕВ С. Г.:

– Вы понимаете, на самом деле ВТО ведь тоже в кризисе, независимо от нынешней ситуации. И региональные различные объединения, в частности, вот ЕАЭС и многие другие, они являются некой альтернативой ВТО, это тоже все понимают. И есть проблемы в самой ВТО, она не сильно эффективна последние годы. Вступали-то когда мы в нее, пытались пятнадцать лет назад, начинали там, да, то это была немножко другая организация, чем та, в которую мы вступили.

Но я тем не менее хотел вот пару слов сказать чуть-чуть на другую тему, которую мы с вами до нашего сегодняшнего начала заседания сказали, ну надо немножко зажечь разговор, но немножко. Я пытаюсь это сделать именно как представитель вуза и представитель науки, мне можно. Вот больше чем двадцать лет назад был подписан Договор о союзном государстве. И если смотреть на скорость интеграции, которая внутри союзных государств происходит, то она, в общем, не сильно быстрая. В ЕАЭС она быстрее вот за то время. Правда, с другой стороны, многие компетенции были переданная ЕАЭС, те, что касаются вот и создания общих рынков и так далее. В общем, значительная часть вопросов о союзном государстве пошла в ЕАЭС. Соответственно возникает резонный вопрос. А зачем нужно тогда два интеграционных объединения? Вот нужно ли нам союзное государство? На мой взгляд, когда я вот думал, что нужно. А вот зачем? На самом деле частично Дмитрий Валерьевич сейчас ответил на этот вопрос. На мой взгляд, оно нужно, потому что наша работа в рамках союзного государства может быть пилотным проектом. Вот об этом сегодня уже было сказано. Дмитрий Валерьевич снял у меня с языка вот то, что я хотел сказать. Ну, видимо, потому что мы общаемся много. Тем не менее я немножко разверну этот тезис. Ведь на самом деле почему пилотным?

Во-первых, потому что вдвоем договориться легче, чем на многосторонней основе. Во-вторых, вообще говоря, там масса сложных вопросов, как политических... И когда много сторон, то много разных интересов. Кто-то выигрывает, кто-то проигрывает. А также много технических вопросов, экономических. А как это организовать? Какой механизм должен быть? И вот здесь как раз пилотность выступает очень значительным преимуществом по сравнению с плотностью на двусторонней основе, по сравнению с многосторонними форматами.

Естественно, что вот те программы союзные, которые были начаты, разговор о них начался в 2019 году, это очень правильный формат. Это – пилоты. И о них уже сегодня говорилось. Дмитрий Валерьевич вот сегодня приводил цифры, какой может быть экономический рост от них и так далее. Да, мы тоже считали, частично это наши расчеты, нашей академии. Это довольно существенные цифры. А вот что бы еще могло быть пилотом, кроме, конечно, социальных вещей? Об этом тоже сегодня говорилось. Потому что ЕАЭС не покрывает все стороны цели и задач союзного государства. Я с этим полностью согласен. Мы, например, вот в свой академии очень обрадовались, когда с 2021 года белорусские юноши и девушки могут к нам поступать по результатам единого тестирования – белорусского аналога нашего ЕГЭ. Это такая серьезная была мера. Не только по квотам Россотрудничества они могут вступать, но и вот по ЕГЭ, не сдавая экзаменов.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Евгений Александрович Примаков здесь с нами. Он ушел, но был. Я думаю, мы обязательно передадим.

 

СИНЕЛЬНИКОВ-МУРЫЛЕВ С. Г.:

– Так вот, какой бы еще мог быть пилотный проект насущный, кстати, про который никто сегодня вообще ничего не сказал? На мой взгляд, вот если возвращаться к призыву Алексея Логвиновича, чтобы была бесшовность… Но без единой валюты бесшовности не будет. А про единую валюту мы вообще-то говорили уже много-много лет. Я не буду подробно говорить, могу говорить на эту тему долго. Мы это обсуждали вот со многими коллегами, даже здесь которые присутствуют. И тем не менее валютный союз Белоруссии с Россией обсуждался уже несколько раз. Пока ничем не кончился. Вот на мой взгляд, очень важный проект. И вот наши расчеты показывают, что это важно и для Белоруссии, потому что введение единой валюты там в равновесии позволило бы увеличить торговлю процентов на 8-9. И не только с Россией. И также повысить темпы роста в Белоруссии порядка там на 3,5 процента ВВП, и в России на 0,4 процента ВВП. Это большие цифры. За неимением времени на этом остановлюсь.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Записали. Нам организаторы и Росконгресс пишут, что наше время завершается. Владимир Васильевич Колтович, замруководителя аппарата Совета министров Республики Беларусь, человек, который очень много времени, сил и души вложил в интеграционную работу. Владимир Васильевич, может быть, ряд вопросов, которые профессор Синельников задал, получит ответ из ваших уст? Пожалуйста.

 

КОЛТОВИЧ В. В.:

– Добрый день, уважаемые коллеги, уважаемый Дмитрий Федорович. Ваша площадка – очень удобное место, чтобы публично поблагодарить российскую сторону, всех министров, участвующих в разработке союзных программ. Я вам хочу сказать, что когда Алексей Логвинович говорил о том, что мы находимся в таком процессе установления более глубокого доверия, я бы добавил еще, что мы находимся в процессе взаимного познания. За этот период, когда мы делали союзные программы, вы, может быть, будете удивлены, мы не написали ни одного протокола. У нас было более сорока встреч за год на площадке, о которой вот Николай Геннадьевич говорил, мы просто отбросили всю бюрократию. Мы как договаривались, так и делали. В каком еще интеграционном объединении это так работает, результатом которого стали подписаны 28 союзных программ? И это, как говорят в народе, дорогого стоит.

Уважаемый Дмитрий Федорович, мне очень трудно профессору отвечать на вопросы, потому что я чувствую действительно себя студентом в вопросах интеграции. Мы только начинаем этот период. И это период, когда мы впервые серьезно занялись законодательством. А это же основа основ на пути к тому, чтобы сделать наши экономики бесшовными, по сути, да. Конечно, Дмитрий Валерьевич очень подробно все рассказал. Трудно что-то добавить. Я единственное скажу, что есть такое выражение у Макса, что один шаг действительного движения важнее дюжины программ. Помните такое, да? И все наши союзные программы они имеют теоретический характер. Мы меняем законодательства, подписываем межправсоглашения. Пока эта теория, пока это законодательства, но в процессе взаимоотношений мы выходим на практическое решение сложившихся вопросов посредством уже подписанных либо еще находящихся в работе документов.

Ну, например, у нас проблема осталась с импортозамещением. Сделали площадку мы на бирже хорошую после посещения Нижегородской области, которая нам дала заявку. И сразу буквально за неделю мы половину всей заявки нашли у нас в производстве. То есть мы оцифровали потребность одной Нижегородской области. Сегодня эта площадка работает. С мая месяца более 1200 сделок, когда человек может зайти и увидеть тот товар, который он не получает от страны, которая прекратила с ним отношения или предприятия.

И более того, я хочу сказать, что мы не только получаем готовые товары, потому что биржа-то работает, мы там сделали такую опцию, когда товары под заказ можно получить через чертежи или через определенные характеристики. 50 таких сделок уже прошло за последнюю неделю.

В этой связи я хочу сказать, что, да, нужно союзное государство. И это более глубокая повестка, чем ЕАЭС. Пусть они не обижаются. И многие вещи, которые у нас уже пройдены, на ЕАЭС только отрабатываются, потому что на двоих всегда легче или на троих... На двоих, наверное, да, лучше договориться, говорят. И действительно эта повестка более глубокая. Она дает результат.

Мы сейчас находимся, вот если продолжать про эту площадку, на стадии подписания. Это тоже родилось буквально в процессе проведения рабочих групп на стадии подписания межправительственного соглашения о проведении единых биржевых торгов. И это такой реальный, мощный шаг, который тоже разрушает все барьеры для сообщений.

Еще большое всем спасибо, учитывая количество времени и то, что все хотели высказаться. Я очень кратно. Может быть, сумбурно. Спасибо.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Владимир Васильевич, спасибо вам большое. И спасибо за ту работу, которую вы ведете с российской стороной. Я хотел бы попросить кратко подвести итоги наших докладчиков. Николай Геннадьевич Снопков, пожалуйста.

 

СНОПКОВ Н. Г.:

– Все очевидно, работаем, двигаемся. Спасибо. И я с удовольствием присоединяюсь к благодарности, прозвучавшей из уст Владимира Васильевича. В самом деле сорок встреч, ни одного протокола. Алексей Логвинович, Дмитрий Валерьевич, спасибо большое.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Алексей Логвинович, пожалуйста.

 

ОВЕРЧУК А. Л.:

– Мы бы еще протокол первый только согласовывали, наверное, да? Ну тоже хочу поблагодарить и Владимир Валерьевича, и Владимира Васильевича. Я, честно говоря, не читал количество встреч, хотя встречались мы почти каждую неделю и работали, как говорится, в тишине. Ну вот есть результат. И этот результат он позволяет нам заложить основу для еще более глубокой интеграции. И действительно эта интеграция она является в значительной степени примером для других интеграционных процессов на постсоветском пространстве, и на евразийском пространстве. И здесь я бы не ставил так вопрос – ЕАЭС или союзное государство. ЕАЭС – там разные страны с разными интересами. И гораздо более разнообразные интересы там, скажем так. А здесь мы имеем две страны, которые действительно стремятся к тому, чтобы создать бесшумную общую экономику для людей. И это – главное. Вот так вот, как исторически первыми позитив от союзного договора почувствовали на себе люди, вот сейчас от сближения экономик тоже люди начинают чувствовать и будут чувствовать позитив. Потому что это будет более крепкая экономика, рабочие места, более высокие доходы и масса-масса других полезных вещей. Отмена роуминга за входящие. Очень простой пример. Когда пилотировали отмену роуминга за входящие, у нас длительность телефонных звонков между Россией и Белоруссией выросла в девять раз. Вот надо общаться, больше узнавать друг друга, ездить друг другу в гости и остальное все приложится. Спасибо большое всем.

 

МЕЗЕНЦЕВ Д. Ф.:

– Спасибо, Алексей Логвинович. Коллеги, я думаю, что этот разговор, который состоялся, это важный вклад в осмыслении масштаба той работы, которая проводится, в исполнение решения президента России и президента Беларуси, утвердивших 28 союзных программ, как магистрального пути, принципиально новые взаимодействия и в экономике, и в наработке практики того сотрудничества, которые для нас всегда позитивно отвечает, что Союзное государство для миллионов граждан Беларуси и России. Огромная благодарность всем участникам. Огромная благодарность Николаю Геннадьевичу Снопкову и Алексею Владимировичу Оверчуку за доклады, за то взаимодействие, которое во многом пример для ЕАЭС, СНГ и точно для европейцев. Спасибо.