Наверх

70-летию Великой Победы посвящается

Герои начала войны

В годы перестроечной глупости и подлости нам вдалбливали в голову, что советские войска летом 1941 года беспорядочно отступали, царила паника, никто не оказывал сопротивления. Это была умышленная ложь, направленная на развал страны. Да, войска отступали, да, были окружения, но армия, простые солдаты не теряли присутствие духа, мужественно сражались с мощными и лучше организованными захватчиками.

В годы перестроечной глупости и подлости нам вдалбливали в голову, что наши войска летом 1941 года беспорядочно отступали, царила паника, никто не оказывал сопротивления. Это была умышленная ложь, направленная на дестабилизацию страны. Да, войска отступали, да, были окружения, но армия, простые солдаты не теряли присутствие духа, мужественно сражались с немецкими захватчиками.

Интересны статьи тех дней в самом популярном американском журнале Time. Главное издание Америки в номере от 14 июля 1941 года пишет, что стремительное поначалу движение гитлеровцев застопорилось. И начинает буксовать, наталкиваясь на ожесточенное сопротивление наших войск.

«Когда позади остались сумрачный Минск, его окрестности с усадьбами поляков-помещиков, превращенными в правления колхозов, и белорусские деревни с их вызывающе-нелепыми названиями - They've Caught Fire, It Didn't Rain, Big Blockhead и другими, продвигаться стало труднее. Поначалу поток нацистского наступления, застигший русских без спасательных жилетов, несся вперед с головокружительной скоростью. Но в ходе второй недели боев возникло впечатление, что легкость первых немецких побед была обманчива. В Белоруссии вермахт столкнулся труднопреодолимым естественным препятствием, - рекой Березиной - где русские в свое время сильно подпортили Наполеону путь восвояси; на Днестре и возле Житомира - с укреплениями «Линии Сталина»; и на всех участках фронта - с яростным и упорным сопротивлением. …Запасы фуража гибнут в пожарах - и это отнюдь не случайные возгорания. С поездами, доставляющими немцам снаряжение, происходят странные катастрофы. Временные мосты, сооруженные вермахтом, рушатся в реки. Во многих пунктах, расположенных на сотни миль позади линии фронта, происходят серьезные бои… Из девочек и мальчиков в возрасте 8-16 лет, входящих в организацию «юных пионеров», - это русский эквивалент бойскаутов - создают группы для обнаружения парашютистов. Даже русские комары в бесконечных Припятских болотах ведут против немцев собственную «партизанскую войну». Все это крайне затрудняет немцам жизнь. Им приходится постоянно импровизировать - здесь вместо бомбардировщиков использовать артиллерию, там стрелять из зениток не по самолетам, а по танкам, здесь прочесывать заросли, подобно охотникам, там прятаться самим, подобно добыче».

Еще одно свидетельство, уже с другой стороны. Шведская газета Aftonbladet, которая была рупором прогерманских сил в Швеции, пишет, что из-за обстрелов притаившихся снайперов немцам приходится отряжать целые подразделения для охраны фельдъегерей с донесениями и танки для сопровождения автоколонн. Партизаны пропускают танки и открывают огонь по машинам, убивая водителей и поджигая бензовозы. Командиры танков в отчаянье открывают беспорядочный огонь по лесу и кустарникам».

И вот самое интересное. Time пишет:

«Русские ошеломили нацистов своей фанатичной храбростью. Немецкие репортеры описали безумную атаку одного русского танка в ходе уличных боев за Минск - он рвался вперед как динозавр, невзирая ни на что. Снаряды немецких противотанковых орудий изрешетили его башню, но бурое чудовище продолжало двигаться, ведя огонь во всех направлениях. В конце концов, танк удалось поджечь; экипаж погиб вместе с машиной».

Что же это за танк, о подвиге которого написали и вражеские газеты и ведущие издания за океаном?

Если говорить о модификации, то это был средний танк Т-28. Машина, выпускавшаяся с 1933 года, была вооружена мощным 76,2 миллиметровым орудием и четырьмя пулеметами ДТ. Это был вполне качественный танк, на вооружении Западного Особого военного округа, где и происходили события, стояло 63 таких машин. Однако полностью готовыми к боевым действиям были лишь 19 танков.

А вот что за люди, в окружении, когда территория была уже занято врагом бросившиеся в самоотверженный, отчаянный бой?

К 1941 году механик сержант-сверхсрочник из Запорожья Дмитрий Малько служил начальником склада автобронетанковых запчастей под Минском. Несмотря на молодость, ему было 25 лет, сержант был опытный, служил уже четыре года и за это время успел побывать во многих тогдашних очень горячих точках. За его плечами были боевые действия в составе интернациональных бригад в Испании, он принимал участие в стычках с японцами на реке Халхин-Гол. Был Малько и на советско-финской войне. Прямо перед войной из капитального ремонта к нему на склад поступил танк Т-28, в дальнейшем предполагалось его отправить в войска и подобрать экипаж. Все как положено. Но наступила война. Согласно штатному приказу об эвакуации, Малько должен был отогнать танк в Могилев.

Колонна техники двинулась, но танк Малько по дороге ломается и сержант остается с машиной, чтобы не задерживать всю колонну. Николай чинит машину, но он один. В это время появляется майор Васечкин. Он выводил к своим войскам, группу солдат, потерявшихся в неразберихе первых дней войны. Имя мужественного майора так и осталось неизвестным. Теперь отряд состоял из следующих лиц. Курсанты Николай Педан, Александр Рачицкий, Федор Наумов и Сергей. Фамилия последнего неизвестна. Теперь у отряда есть танк с механиком-водителем. А это уже грозная сила.

Майор Васечкин решает на танке пробиваться к своим. Причем в наглую, через Минск, используя фактор неожиданности. Тем более что Т-28 действительно мощная и хорошо вооруженная машина. Проблем с боезапасом и горючим не было. В разбитых танках, уничтоженных складах набрать снарядов и патронов было не проблемой.

Ранним утром 3 июля танк появился на улицах оккупированного Минска. Город был взят немцами еще неделю назад. В Минске было уже спокойно. Передовые части Германии ушли далеко вперед. Появление на Октябрьской улице советского танка немцы восприняли спокойно. Все были уверены, что это очередной трофей. Неожиданно Т-28 открывает огонь по группе фашистов и грузовику около реки Свислочь, пересекает по мосту реку и по Ульяновской улице мчится в центр.

Там где сейчас Проспект Независимости и улица Янки Купалы наши новоиспеченные танкисты увидели большое количество вражеской техники, танки, бронемашины, грузовики и бензовозы. Экипажи спокойно гуляли вокруг. Т-28 немедленно пошел в атаку всеми своими четырьмя пулеметами и мощной пушкой. Через несколько минут на месте скопления немецкой техники бушевало пламя, солдаты в панике разбегались. А наш танк на предельной скорости уходил по Советской улице прочь из города, к своим.

В районе Золотой Горки Т-28 попадает под обстрел немецкой противотанковой батареи. Противник начал уже приходить в себя от такой дерзкой выходки красноармейцев. Несколько снарядов попадают в танк, он начинает гореть. Командир экипажа майор Васечкин приказывает покинуть машину. Он и еще один курсант приняли свой последний бой на нынешней площади Якуба Колоса. До последнего отстреливаясь, они погибли как герои. Позже, на свой страх и риск их похоронила местная жительница Любовь Киреева.

28 июня 1974 года газета «Комсомольская правда» опубликовала статью «Танк на площади». В ней приводятся воспоминания свидетеля тех событий, начальника КБ Рижского судоремонтного завода В. Гамалеева. В 1941 году он жил в помещении бывшего детского сада на Комаровке, в котором в то время размещалась амбулатория. Он вспоминает:

«Фашисты несколько дней в Минске. Неожиданно на улицу Советскую с запада врывается танк с красной звездой на борту. Навстречу понеслись мотоциклы с гитлеровцами. Танк продолжал мчаться, подминая под себя мотоциклы и ведя беспрерывный пулеметный огонь. Он вырвался на площадь, ту самую, где стоит сейчас памятник, и остановился. То ли заглох мотор, то ли кончилось горючее. Немцы подтянули противотанковое орудие и ударили по танку прямой наводкой. Машина вспыхнула, в раскрывшемся люке показался объятый пламенем механик-водитель. Раздалась автоматная очередь, и он упал на брусчатку площади. Стрелок-радист, выскочивший вслед за товарищем, видя приближавшихся автоматчиков, застрелился.

Командир танка сумел добежать до улочки и скрылся в одном из дворов… Каждое утро у танка появлялись цветы, на его бортах клеились листовки подпольного горкома партии, писали надписи, призывавшие к борьбе с оккупантами. Мы, ребята, жившие при комаровской амбулатории, несколько раз умудрились исписать его борта словами «Смерть фашистским оккупантам!» Почти три года продолжалось единоборство, и, наконец, комендант Минска приказал увезти непобежденный танк».

Это покажется невероятным, но троим членам этого легендарного экипажа удалось спастись. Федор Наумов попал к партизанам, воевал, позже в 1943 был ранен и отправлен в тыл, Николай Педан был взят в плен и провел почти всю войну в концлагере, был спасен в 1944 году, вернулся в армию и демобилизовался в 1946 году. А тот самый сержант-механик Дмитрий Малько, с которого и начался этот необыкновенный подвиг, был ранен осколком в голову, при этом ему удалось потом перейти линию фронта и попасть к нашим. Потом, вылечившись, он вернулся в строй, воевал в танковых войсках, освобождал Беларусь, Польшу и закончил войну в Кёнигсберге уже офицером в звании старшего лейтенанта гвардии.

За этот невиданный по дерзости и отваге рейд наши бойцы уничтожили и вывели из строя около 10 танков и бронемашин противника, 14 грузовиков, 3 артиллерийские батареи. Были уничтожены и около 400 вражеских солдат и офицеров.

В 1966 году благодаря поисковой работе школьников-энтузиастов был найден один из членов героического экипажа, человек, который провел Т-28 по улицам захваченного Минска, рабочий Минского моторного завода Дмитрий Малько. Его наградили орденом Отечественной войны I степени.

Владимир Казаков