Наверх
Путешествия

03.11.2020

Автор: Максим ЧИЖИКОВ

Фото: Фото автора

Правь, Владимир!

Город на Клязьме – идеальное место для поездки на уик-энд

Историки до сих пор спорят,  сколько же лет Владимиру. Одни говорят, что он был основан в 990-м году Владимиром Святым (а значит в этом году ему исполняется 1030 лет, впрочем,  из-за коронавируса юбилей всё равно бы не состоялся), другие – что на сто с лишним лет моложе и берёт начало в 1108 году благодаря другому князю Владимиру, по прозвищу Мономах. Но нам, туристам, вырвавшимся на день-другой из Москвы или другого города, так ли это важно? Тогда Владимир  был столицей всей Древней Руси, а теперь – областной центр, но не один из многих.

Во Владимир влюбляешься сразу – без вариантов.  Как влюбился в это место сын Юрия Долгорукого князь Андрей, прозванный потом Боголюбским, который перенёс сюда столицу своего княжества,  отстроив его так, что город затмил стольный  Киев. Или, как его младший брат Всеволод Большое гнездо,  - последний из по-настоящему великих князей домонгольской эпохи на Руси, который завершил и улучшил начатое. Помню, как, возвращаясь с военных сборов из-под Коврова, мы – студенты истфака, пока остальные ожидали на платформе электричку до Москвы, рванули вверх по лестнице от вокзала к Успенскому и Дмитровскому соборам. Только бы успеть. Ребята из других факультетов только крутили пальцем у виска: и чего вам не сидится, ели бы спокойно тушенку и галеты из стратегических запасов страны. А нам надо было увидеть вблизи их купола, полюбоваться на их белоснежные стены и, если повезёт, попасть внутрь Успенского собора, чтобы увидеть фрески Андрея Рубелёва. И всю обратную дорогу до Москвы мы обсуждали увиденное.

Монастырь «номер один»

Снова во Владимире я оказался четверть века спустя. Сейчас туда  из Москвы «летают» ивановские и нижегородские «Стрижи» и «Ласточки» - в пути чуть больше полутора часов. Да и из Питера на «Сапсане» - всего шесть часов дороги.  Подымаешься от вокзала в горку (Владимир расположен сразу на девяти холмах) и оказываешься на Большой Московской улице  - когда-то здесь проходил знаменитый Владимирский тракт, по которому осужденных из Москвы гнали в Сибирь.

И тут же первая достопримечательность (они почти все расположены либо вдоль центральной улицы, которая после Золотых ворот становится Дворянской, либо рядышком, что очень удобно для пешей прогулки, да и  музеи находятся в старинных зданиях) – основанный ещё в XII веке Богородице-Рождественский монастырь.  Место весьма неоднозначное. Уверен, что о нём вы слышали куда меньше, чем об остальных жемчужинах Владимира. Я, к стыду своему, почти ничего и не знал. А ведь вплоть до времён Ивана Грозного именно этот монастырь считался «номером один на Руси»  и только потом его затмила Троице-Сергиева лавра.  Здесь был похоронен Александр Невский, скончавшийся в Городце на обратном пути из Золотой Орды.  Сюда из Киева перенес свою резиденцию митрополит всея Руси Максим, и только потом его приемники переехали в Москву.  Здесь была написана знаменитая Лаврентьевская летопись. Правда, Петр Первый велел забрать мощи Невского, чтобы перезахоронить в Александро-Невской лавре в Санкт-Петербурге, чем сильно огорчил жителей Владимира. В советское время в монастыре  разместились органы госбезопасности, и вовремя сталинских репрессий на его территории хоронили расстрелянных – согласитесь, мрачная страница в истории обители. Сейчас она потихоньку отстраивается и очищается от тёмного прошлого.

Царь Давид и Александр Македонский в одном флаконе

Одно - как желтый огнегривый лев,
Другое - вол, исполненный очей;
С ними золотой орел небесный,
Чей так светел взор незабываемый.

Эти строки Анри Волхонского, которые обессмертил своим исполнением Борис Гребенщиков, очень точно подходят к описанию Дмитриевского собора, тоже построенного в XII веке. Он  не впечатляет размерами – всего один купол.  Церковь-то была изначально домашней для великих князей и их семей. Поэтому она такая камерная  и сказочная: кого только не увидишь на барельефах (их около 600), украшающих её стены.. И мифические кентавры и грифоны, львы (их много, есть даже улыбающиеся), олени, чем-то напоминающий осла – онагр, царь Давид, играющий на гуслях,  Всеволод Большое гнездо с пятью сыновьями и почему-то Александр Македонский… Говорят, что, когда не было учебников, по этим изображениям детей учили истории и основам религии. Ученые до сих пор спорят, почему все эти персонажи  оказались здесь вместе – для Руси такие барельефы - большая редкость. А остальным можно просто пофантазировать. Мне они напоминают чем-то Древний Вавилон.

На дверях собора висит забавная табличка. «Дорогие молодожёны! Желаю счастья, но предупреждаю, что барабанить в дверь храма – плохая примета. Князь Всеволод». Видимо, новобрачные  раньше частенько стучались сюда.  Но службы в храме сейчас почти не проходят: там музей. Рядом с собором – одна из многочисленных смотровых площадок, откуда открывается шикарный вид на реку Клязьму и на город.

Икона - спасительница

Расположенный чуть дальше, сразу за «Палатами», бывшим зданием Присутственных мест, Успенский собор -  совсем другой, хотя с Димитровским они почти ровесники. Пятикупольный, величавый, никаких тебе игривых барельефов: здесь венчали на княжение Александра Невского, Ивана Калиту, Дмитрия Донского. (И даже пристроенная в XIX веке колокольня как-то вписалась в общий ансамбль). Успенский храм в Москве был сделан по его образу и подобию. Здесь идут службы, но попасть внутрь стоит ради чудом сохранившихся фресок Андрея Рублева и Даниила Чёрного (собор много раз за свою историю перестраивался, впервые спустя 25 лет после строительства) – композиции «Страшный суд». А ещё именно тут много лет находилась знаменитая икона Владимирской Божьей матери, которую в конце XIV века тоже забрали в Москву. На Русь шёл «железный хромец» Тамерлан, и надеяться можно было только на чудо. И оно случилось: разорив Елец, завоеватель развернулся и ушёл на юг. Икона, ещё почти сто лет попутешествовав между двумя городами, «осела» окончательно в Успенском соборе в Кремле. А сейчас её можно увидеть  в Третьяковке.

vladimir-2.jpg

Георгиевская улица идёт параллельно Большой Московской. Она – небольшая, полкилометра, наверное, зато пешеходная, и тут буквально на каждом шагу вас поджидает что-то любопытное. Старая аптека (она работает в этом здании почти 200 лет), музей-кузница  Бородиных, Музей-сказка Бабуся Ягуся, масса памятников обычных и не очень: аптекарю, художнику, коту-учёному, пожарному, владимирской вишне (в городе её почти и не осталось). Мне больше всего понравились скульптуры шалопая и подглядывающего за ним филёра. Здесь же рядом бывшее здание водонапорной башни, в котором работает музей «Старый Владимир», и Патриаршие сады, которые лучше смотреть, конечно, весной и летом.  Оттуда  рукой подать до Золотых ворот.

vladimir-3.jpg

Вообще ворот в древнем Владимире было семь, но до наших дней дожили только самые главные – Золотые. Они, и правда, были покрыты когда-то медными листами, покрашенными золотой краской. Сейчас через них можно только пройти, проехать не получится: дорога огибает памятник древнерусского зодчества с двух сторон. Были предложения передвинуть его, чтобы «спрямить» дорогу, но до этого, к счастью, не дошло. В Золотых воротах тоже работает музей: военно-исторический.  Я прогулялся ещё немного - мимо католического костёла, стадиона «Торпедо», дошёл до Храма Архангела Михаила - яркого, кирпичного, и рванул в Боголюбово, к Храму Покрова на Нерли. Но это уже другая история…