Наверх

Топ-10 рукотворных феноменов России и Беларуси

Феноменом – то есть необычным явлением – именуют все то, что относится к разряду «очевидное - невероятное». Бывают феномены природные, а бывают – созданные людьми. Как говорится, смотришь, и глазам не веришь. Есть такие чудесные творения и на территории Союзного государства России и Беларуси (часть 2)

Феноменом – то есть необычным явлением – именуют все то, что относится к разряду «очевидное - невероятное». Бывают феномены природные, а бывают – созданные людьми. Как говорится, смотришь, и глазам не веришь. Есть такие чудесные творения и на территории Союзного государства России и Беларуси (часть 2).

Окончание. Начало читайте здесь

ТУРОВ: РАСТУЩИЕ КРЕСТЫ

В Житковичском районе Гомельской области уже больше тысячи лет возвышается над рекою Припять дивный город Туров. Если выехать из него по трассе на запад, в направлении Давид-Городка, то на окраине можно увидеть деревянную церковь синего цвета, именуемую Храмом Всех Святых. Стоит Всехсвятская церковь, как и большинство церквей с таким названием, на кладбище. В Турове оно именуется Борисоглебским, поскольку в стародавние времена тут был воздвигнут монастырь в честь святых Бориса и Глеба. А о Всехсвятской церкви существует предание, что она – почти ровесница городу, то есть появилась еще в конце X века, во времена Крещения Руси. Конечно, церковь с годами перестраивалась, вот и сегодня вид ее вполне современный, без каких-то изысков. Однако… Справа от церкви туристы и паломники могут увидеть поклонные каменные кресты, которым около тысячи лет. Это – уникальные памятники истории, культуры и православной религии, молва о которых идет по всему крещеному миру.

Предание гласит, что кресты эти в конце Х века – числом двенадцать – были высечены камнетесами в Киеве и отправлены на ладьях в Туров. Но, видно, что-то случилось в пути, и кресты (различного размера, от малых – с локоть - до великих, ростом с человека) оказались каким-то образом в воде. Возможно, перевозчики были тайными язычниками, противниками христианской веры, а, может, произошло крушение. Как бы то ни было, каменные кресты чудесным образом продолжили плавание - сначала по Днепру, а затем – по Припяти. Двигались они против течения. Достигнув Турова, кресты остановились напротив кладбищенской церкви во имя Всех Святых. Жители извлекли их из воды и водрузили для поклонения. Так и простояли они почти тысячу лет.

Напомним: все вышесказанное – предание, легенда, былина. Можно ли относиться ли к этому рассказу всерьез? Наверное, можно, и все же, скажем так, сомнения одолевают. Зато события, начавшиеся не так давно, в послереволюционный период - это уже не сказочки, а самая настоящая быль. Правда, разобраться в показаниях очевидцев уже не так-то просто, тем более, что люди по-разному вспоминают минувшие диковинные события.

В 1930 году советская власть распорядилась утопить каменные кресты в реке. Сказано – сделано. Однако в 1937-м самым непостижимым образом стали всплывать четыре креста. Сначала – два креста у деревни Черничи неподалеку от Турова, где когда-то был монастырь святой Варвары. Сельские власти приказали работникам расколоть кресты кувалдами, но те ослушались, убоявшись небесной кары, и закопали кресты возле фундамента церкви. А после войны эти два креста установили возле храма Всех Святых, на кладбище – там они не привлекали внимание безбожных руководителей.

Третий крест всплыл также неподалеку, у деревни Погост. Его неоднократно топили в реке по приказу властей, но крест снова всплывал. Сейчас он установлен возле Туровского кафедрального собора во имя святителей Кирилла и Лаврентия Туровских.

Наиболее известен четвертый из обретенных крестов. Эта древняя святыня, покрытая тиной и водорослями, была обнаружена после войны крестьянином Иваном в реке у кладбища. Тот вытащил крест на берег и зарыл его вертикально в землю на самом кладбище. В 1956 году этот крест стал буквально на глазах «вылезать» из земли, расти. И рос он очень медленно, год от года.

К 2001-му жители и паломники могли наблюдать уже всю верхнюю часть креста, включая правое и левое крыло. Той же зимой при морозе в минус пятнадцать градусов вокруг креста растаял снег.

О том, что земля способна «исторгать» из себя камни и другие предметы, людям известно с давних пор. Однако Туровский крест растет не только вверх, но и – вширь! Это уже за гранью понимания. В 2004 году ширина «крыльев» креста равнялась 28 сантиметрам, три года спустя – 34 сантиметрам, а в 2009 ширина увеличилась еще на полтора сантиметра. В последнее время увеличение креста «вширь» замедлилось.

Примерно десять лет назад стал появляться еще один крест, растущий из земли в самом центре Борисоглебского кладбища. Может, со временем людям будут явлены и остальные святыни, приплывшие сюда по воде тысячу лет назад?

ОНЕЖСКИЕ ПЕТРОГЛИФЫ

Только ради того, чтобы воочию полюбоваться знаменитыми на весь археологический мир Карельскими наскальными изображениями, энтузиасты пускаются в экстремальное, небезопасное путешествие по Русскому Северу – в глухие, неизведанные края на восточном побережье Онежского озера. Здесь находятся рисунки первобытных людей, датируемые IV-III тысячелетием до нашей эры. Они получили название Онежских петроглифов. Поясним: петроглиф (от греческого petros – камень и gliphe – резьба) – это высеченные на каменной основе изображения самого разного характера – религиозного, свадебного, бытового, охотничьего. Таких петроглифов, как в Пудожском районе Карелии, нет больше нигде в мире. Их называют шедеврами монументального изобразительного творчества доисторических времен.

Размеры фигур, высеченных нашими прародителями на скалах у берега озера, порой потрясают воображение: три метра, четыре метра… Пугались при виде этих загадочных животных даже монахи. Согласно преданию, иноки Муромского Свято-Успенского монастыря, оказавшиеся в этих краях в XV веке, увидели устрашающие рисунки на одной из скал и назвали сей утес не как-нибудь, а - Бесов Нос… И высекли поверх петроглифа («Беса») животворящий крест – «дабы обезвредить нечисть».

Онежские петроглифы раскинулись на довольно длинном участке восточного берега Онежского озера – целых двадцать с лишним километров, так что отважному туристу предстоит немало приключений, пока он осмотрит и сфотографирует наскальные изображения. Их, как уже подсчитано – 24 группы. Всего порядка 1200 фигур и знаков – от крошечных, в 3-4 сантиметра, до гигантских, в два-три человеческих роста - оставили здесь первобытные люди. Лебеди и хищные звери, люди и лодки, ящерицы и непонятные, мистические существа… Похоже, всякий уважающий себя член племени стремился увековечить свою память.

1.jpg


С чего начать путешествие по этой гигантской «картинной галерее»? Из какой точки лучше стартовать? На этот счет среди туристов и любителей Севера есть разные мнения. Вам каких петроглифов хочется? Тех, что на скале Пери Нос? Бесов Нос? Гажий (Гадский) Нос? Или, может, тех, что возле поселка Шальский? Ах, вы хотите увидеть все сразу… Ну, тогда начать лучше с поселка Шальский – как-никак, населенный пункт, где, помимо всего прочего, можно повстречать людей. Ведь впереди – безлюдные края… До Шальского нерегулярно (!) ходит катер из Петрозаводска, так что лучше воспользоваться частной моторкой. А потом, от Шальского – пешочком по берегу озера на юг, примерно 18 километров, и вы – на утесе Бесов Нос. А есть более оптимальный вариант – доехать из Петрозаводска до райцентра Пудож на рейсовом автобусе, а уж из Пудожа (на базе местного краеведческого музея) организованы экскурсии к Онежским петроглифам. И еще неподалеку возродился тот самый Муромский монастырь (не путать с городом Муром! монастырь назван так потому, что стоит на перешейке между Онежским и Муромским озером). Здешние иноки шесть веков назад своеобразно «оценили» (окрестили?) творчество первобытных художников. Эта уединенная, легендарная обитель тоже производит впечатление чего-то доисторического…

АВГУСТОВСКИЙ КАНАЛ ПОД ГРОДНО

Если уж говорить о рукотворных чудесах, то не упомянуть Августовский канал, что в Гродненской области, просто невозможно. Это уникальное гидротехническое сооружение известно каждому белорусу, и каждый по праву им гордится. Нигде, даже в Англии с ее шлюзами на старушке Темзе, нет такого протяженного, увлекательного маршрута для туристов, обожающих сплавляться на байдарках по водным перепадам. Да и без байдарки здесь любому будет интересно – достаточно хотя бы прогуляться по берегу Августовского канала с опытным гидом.

Грандиозный проект был осуществлен – внимание! – вовсе не в технологичном двадцатом веке, а … в 1839 году – это дата торжественного открытия. Сто с лишним километров – такова протяженность Августовского канала по территориям современной Польши (большая часть) и Беларуси – порядка 22 километров. Поражает воображение мощная система шлюзов, почти двухвековые водозаборные механизмы, которые безупречно действуют и поныне. Перепад высот в этом канале, соединяющем Вислу и Неман – более десяти метров. Представьте только: плывешь неспешно в лодке, а слева и справа – аккуратные рощи и луга, нетронутые дебри Августовской пущи… Старинные кирпичные фортификационные сооружения и механизмы времен Николая I, а над головой нависают бревенчатые мостики… Есть, кстати, и разводные мосты.

2.jpg


Все это – особо охраняемая зона ЮНЕСКО, в которой и расположен мировой памятник гидротехнического зодчества. Августовский канал по сей день называют непревзойденным технологическим чудом. И у каждого есть возможность убедиться в этом собственными глазами, нужно всего лишь выбрать время и отправиться в Гродно – «столицу Августовского канала», как называют этот город в туристическом мире. А дальше, на автобусе – в деревню Соничи, где расположен самый большой шлюз - Немново. Впереди у экскурсантов – шлюзы Домбровка и Валкушак, а там - и польская граница, проходящая еще по одному шлюзу – Кужинец.

«ХРУСТАЛЬНЫЙ ХРАМ» НА БРЯНЩИНЕ

Туристы и паломники, во множестве приезжающие в городок Дятьково Брянской области, часто так и спрашивают местных жителей: «Где тут у вас хрустальная церковь?» И дятьковцы неспешно, с гордостью объясняют, как попасть в храм во имя иконы Божией Матери «Неопалимая Купина», построенный не так давно – в 2003 году, в память всех воинов, погибших на полях сражений.

Почему же называют эту церковь «хрустальной»?

Да потому, что, по замыслу зодчих и архитекторов, а также – инициаторов проекта, этот храм как бы наследует славу великой утраченной святыни Дятьковского края – разрушенной в первые годы советской власти Преображенской церкви. Она была построена в 1810 году здешними заводчиками Мальцовыми – известными на весь мир производителями дятьковского хрусталя. Спустя несколько десятилетий, во второй половине XIX века, один из рода Мальцовых – Сергей Иванович, человек набожный и щедрый, на свои деньги украсил эту церковь невиданным убранством – хрустальный иконостас, паникадила, подсвечники… В общем, вся утварь – из отборного хрусталя. И прославилась эта церковь на весь христианский мир.

3.jpg


К сожалению, после разорения и поругания храма уцелела одна-единственная хрустальная пластина из всего того дятьковского великолепия, созданного по воле Сергея Мальцова. Но и этой малости хватило современным энтузиастам из Дятьково, чтобы восстановить химический состав легендарного хрусталя. Помогли и старинные фотографии внутреннего убранства храма.

И вот – свершилось: в Дятькове воздвигнуто «восьмое чудо света» - «хрустальная» Неопалимовская церковь. Свыше 15 тонн хрусталя лучших сортов пошло на создание грандиозного внутреннего убранства храма. Отлиты иконостас и паникадила, напольные подсвечники, люстры, лампады... Это единственный в мире храм, где человек зримым образом погружается в небесную игру света – будь то при солнечных лучах, падающих с потолка церкви, или - будь то в зимний вечер, когда храм озарен свечами и лампадами. Откроем небольшой секрет: чтобы добиться наибольших переливов света, «радужного» преломления, специалисты разместили невидимые посетителям зеркала позади хрустальных предметов, и эффект получился просто потрясающий. «Словно в царстве небесном», - говорят особо впечатлительные прихожане. В общем, и впрямь – стоишь и глазам не веришь.

Как попасть в Дятьково, на «небесное» богослужение в Неопалимовской церкви? Из Москвы – с Белорусского вокзала, откуда в Дятьково идет несколько поездов (время в пути – около семи с половиной часов). Если ехать от Брянска, это займет меньше часа на автобусе или поезде. А еще из Москвы отправляются в Дятьково несколько автобусов ежедневно – с автостанции «Теплый Стан». Ну, а из Белоруссии в Дятьково можно приехать на поезде Брест – Москва, который идет через Минск, Гомель, Новозыбково, Клинцы и Брянск.

«БЕЛАЯ ВЕЖА» В БРЕСТСКОЙ ОБЛАСТИ

Ну, про Беловежскую пущу знает всякий – что в Беларуси, что в России, а, если говорить по большому счету – то и во всем просвещенном мире. Но всем ли из нас известно, откуда пошло это поэтическое название, так красиво ложащееся в стихотворный размер прекрасной советской песни?

Оказывается, в основе названия величайшего природного заповедника Беларуси (да и всей Европы) – древнее предание, связанное с таинственной сторожевой башней (вежей) в городе Каменец Брестской области. Наиболее рьяные патриоты родного города настаивают на том, чтобы именовать эту чудом сохранившуюся башню вовсе не Белой вежей, а – Каменецкой вежей. «Почему «белая», если башня – из красного кирпича?» - недоумевают местные краеведы. Что ж, как говорится – не поспоришь… Однако происхождение названия заповедника Беловежская пуща многие историки связывают именно с этой башней в Каменце. Значит, кто-то когда-то все-таки называл эту «вежу» белой?..

4.jpg


По счастью, письменные источники, повествующие о возникновении грозной, величественной башни посреди лесов, прозванных впоследствии (или еще до того?) «беловежскими», дошли до нас в первозданном виде. И о чем же говорится в летописных сказаниях? А вот о чем. Каменецкая башня (уточним: наиболее сохранившаяся из всех оборонительных башен так называемого волынского типа, а заодно и самая высокая среди них – 31 метр) была построена… Страшно сказать: в 1276 – 1288 годах. В Галицко-Волынской летописи под 1276 годом читаем о деяниях волынского князя Владимира Васильковича: «Вложил Бог благую мысль в сердце князю Владимиру, задумался он, чтобы где-нибудь за Берестьем поставить город».

И пришли в лесную глухомань «знатные градорубы» - так именовали мастеров-градостроителей, рубивших не только вековые деревья, но, надо полагать, и камни обтесывавших. «Столп камен высотою семнадцать саженей, подобен удивлению всем, зрящим на него», возведен был на века. Кирпич столь прочен, что не то что в стародавние времена, но и в ХХ веке не смогли разломать эту башню – а попытки со стороны советской власти были: хотели заполучить кирпич для коровников. Ничего не вышло – цементом для древних зодчих служил скрепляющий раствор на яичных белках.

Каменецкая (Белая) вежа охраняла покой белорусов на протяжение многих лет. «Где живешь?» - «У Белой вежи», - отвечали местные крестьяне, и означало это не много, не мало, как уверенность в завтрашнем мирном дне. Так и повелось: Белая вежа. Когда в 1409 году знаменитый князь Ягайло и брат его Витовт объявили здешние леса заповедными, уже тогда их называли Беловежской пущей. В честь сторожевой башни. Хотя, как знать… Возможно, все было наоборот? Может, сначала лесной массив стал называться Беловежьем, а уж потом и башню по аналогии наименовали Белой Вежей? Все возможно. Во всяком случае, любой турист, пожелавший посетить эти края, наслушается от старожилов, краеведов и экскурсоводов массу былей и небылиц, из которых, собственно, и соткана история этого древнего края. И, прикоснувшись к Белой Веже – Каменецкой башне – человек, не лишенный воображения, живо представит себе, как отдыхали тут знатные градорубы и знатные охотники: удельные князья и польско-литовские магнаты, короли Сигизмунд I, Стефан Баторий и Август III, царь Александр II с европейскими герцогами и Александр Суворов… Есть о чем поразмыслить, сидя или стоя возле этой древней башни. Например, о бренности и тщете каждодневной суеты, в бесплодии недобрых помыслов, о вечных истинах бытия.

Александр Аннин