Наверх

01.04.2021

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Алексей Кубрин: Ситуация с высокотехнологичными союзными программами катастрофическая

Заместитель Государственного секретаря Союзного государства на совещании с учеными рассказал о проблемах во взаимодействии с российскими министерствами и ведомствами

Фото: Алексей Кубрин на заседании

О том, что положение с высокотехнологичными программами Союзного государства катастрофическое, заместитель Государственного секретаря Союзного государства Алексей Кубрин заявил во время совместного онлайн-заседания президиумов Российской академии наук и Национальной академии наук Беларуси (видеозапись выложена на портале "Научная Россия"). Мероприятие называлось «Россия и Беларусь: единое научное пространство». Однако, как выяснилось, небо российско-белорусского сотрудничества в рамках союзных программ далеко не безоблачно. И причина этому – отнюдь не пандемия и связанные с ней ограничения.

Самые близкие партнеры

Впрочем, промежуточные итоги сотрудничества российских и белорусских ученых в целом вселяют оптимизм.

- Мы строим единое научно-технологическое пространство, - сказал, открывая заседание, президент РАН Александр Сергеев. – Есть ряд проектов, которые прямо затрагивают наше совместное научно-технологическое развитие. Есть, к примеру, проект «Единая Евразия» (он предполагает создание на территории всей России единой сети всех видов транспорта – прим. ред.). Есть вопросы, связанные с сельскохозяйственной тематикой, которая традиционно присутствует в наших отношениях. Мы всегда говорим, что то, как сельское хозяйство ведется в Беларуси, как оно обеспечивается современными научными разработками, – это пример и для нас, россиян. Это очень интересная область совместного научного сотрудничества.

Sergeev.jpg

Александр Сергеев

- Российские ученые традиционно входят в круг самых близких партнеров Национальной академии наук Беларуси, - сказал председатель президиума НАН Беларуси академик НАН Беларуси Владимир Гусаков. – Созданы устойчивые связи между нашими учеными и организациями, сформированы механизмы кооперации. И Россия, и Беларусь едины в понимании того, что важнейшие задачи обеспечения экономического благополучия могут быть решены только на основе науки и инноваций. Мы имеем все основания гордиться успехами в освоении космоса и Антарктиды, созданием суперкомпьютерных систем, программным обеспечением и высокими технологиями в энергетике и агропромышленном комплексе и многими другими достижениями. Нам нужно развернуть переход к цифровой экономике на основе электронного государства, активно работать над созданием киберструктуры Союзного государства, разработать технологию искусственного интеллекта, объединив для этого потенциалы обеих стран. На очереди десятки новых проектов.

Gusakov.jpg

Владимир Гусаков

С трибуны выступали многие известные ученые и деятели науки. Вице-президент РАН академик Валентин Пармон рассказал о деятельности Межакадемического совета России и Беларуси, первый заместитель председателя президиума НАН Беларуси академик Сергей Чижик - о выполнении программ Союзного государства в области космических исследований, а также о подготовке концепций новых программ. Руководитель аппарата НАН Беларуси академик Петр Витязь поделился итогами работы Международной ассоциации академий наук, а вице-президент РАН академик Владимир Чехонин рассказал об исследованиях, связанных с борьбой с коронавирусом.

Практически все выступающие так или иначе касались научной работы в рамках союзных программ. А с ними-то дела обстоят не совсем так, как хотелось бы.

Проблемы на российской стороне

- Хочу сказать, что ситуация сегодня с программами Союзного государства катастрофическая, - сказал, взяв слово, заместитель Госсекретаря Союзного государства Алексей Кубрин. - Информирую: в прошлом году у нас было реализовано 12 программ Союзного государства, в этом году – 9, в будущем их будет 3, а в 2023 году – одна. Причём, она не имеет никакого отношения ни к высоким технологиям, ни к науке. Это программа в области силовых исследований.

В чем причина такого сокращения? Этот вопрос задал президент РАН Александр Сергеев.

- Это тревожная ситуация, - воскликнул Александр Михайлович. - Предполагаемое сокращение программ с 12 до 1 - фактически означает, что имеет место сворачивание деятельности. Я не понимаю... Мы рассуждаем о развитии совместного научно-технологического пространства как одного из пунктов нашего союзного договора. И в то же время говорим, что кто-то где-то сворачивает деятельность, фактически до нуля... Можете пояснить, кто это и что вообще происходит?

- Причина в нежелании госзаказчиков работать по этой тематике, - сказал Алексей Кубрин. - Дело в том, что из программ, что сегодня функционируют, у нас госзаказчиками с российской стороны являются министерства и ведомства…

- … если есть сверху какое-то движение, что нужно всё сворачивать, то я не понимаю, с чем это связано, - пожал плечами Александр Сергеев. - Либо это просто нежелание работать тех министерств и ведомств... То есть им это не нужно?.

- Вы абсолютно правы, - сказал Алексей Кубрин. – Эти министерства должны проводить работу в том ведомстве, которое выделяет финансирование – в Минфине России. Но средства, выделяемые из бюджета Союзного государства на программы в области науки и техники, настолько мизерны, что заниматься согласованием ведомствам просто неинтересно. Ну, что такое программа Союзного государства? Это максимум 2 миллиарда российских рублей на несколько лет. Бюджеты министерств и ведомств на один год значительно больше. При этом свои бюджеты они в Минфине подписывают «в одно касание», а за каждую союзную программу необходимо бороться. Поэтому желания заниматься нашими программами нет.

По словам Алексея Александровича, сегодня минимальный срок согласования программы Союзного государства – полгода.

- Если мы в этом году запустим процесс согласования концепции Союзных государств, финансирование раньше будущего года не начнётся, - сказал Алексей Кубрин. - А бюджет на будущий год будет сформирован летом этого года. Так что программы, концепции которых сегодня разрабатываются, могут так и остаться «перечнем на бумаге». Мы были бы рады, если бы удалось в части программ Союзного государства получить дополнительные полномочия для Российской академии наук. Потому что на белорусской стороне у нас проблем нет, все вопросы решаются быстро и оперативно. А вот на российской стороне проблемы есть постоянно.