Наверх
Наука и техника

09.12.2019

Автор: Евгений ВЛАДИМИРОВ

Фото: Фото автора

Александр Сергеев: Сотрудничество России и Беларуси – это тот случай, когда один плюс один равно четыре

Накануне научно-практической конференции «Союзное государство: достижения, проблемы, перспективы» Президент Российской академии наук ответил на вопросы журналистов союзных СМИ

- Александр Михайлович, недавно состоялось совместное заседание президиумов РАН и НАН. В частности, рассматривались вопросы создания общего транспортного пространства России и Беларуси. Затрагивался ли вопрос строительства высокоскоростной транспортной магистрали от Санкт-Петербурга до Минска? Какова роль этой магистрали с точки зрения научного сообщества?

- Вопрос очень интересный, я бы сказал, злободневный. Проект создания такой евразийской высокоскоростной магистрали обсуждался довольно давно. Лет ещё, наверное, 12 назад. Впервые этот проект прозвучал из уст ректора Московского университета Виктора Садовничего, а также академика РАН Геннадия Осипова, который в то время возглавлял один из институтов и занимался именно социологическими проблемами, связанными с развитием Евразийского пространства.

Идея заключалась в том, чтобы создать транспортно-логистический информационный хребет в пространстве страны, основу которого составляет высокоскоростная магистраль от Западных до Восточных границ страны. Частью этого хребта был Северный коридор - это Северный Морской Путь. Учитывалось также, что есть и поперечные этого каркаса, идущие с Севера на юг.

Уже тогда делались серьезные математические расчеты с учётом мультипликативных факторов. И проект оказался очень интересным. Но потом случились два экономических кризиса. И только теперь, когда в стране достигнута некая макроэкономическая стабильность, этот проект опять оказался в повестке дня.

Понятно, что экономические расчёты нужно было делать по-новому. Мы их сделали – оказалось, что проект не потерял актуальности. Наоборот, добавились некоторые новые особенности, связанные прежде всего с развитием технологий создания таких магистралей. Китай за эти годы построил около 30000 км таких высокоскоростных магистралей. Причем порой в сложных условиях, например, в Тибете, где вечная мерзлота. Так что наши вечные ссылки на плохой климат России потеряли актуальность.

В общем, проект высокоскоростной магистрали опять стал серьёзно обсуждаться. В том числе о нем дважды докладывалось на встрече с президентом. А где-то год назад мы получили очень позитивный отклик со стороны Государственного секретаря Союзного государства Григория Алексеевича Рапоты. С его точки зрения, было бы интересно развить ещё и западную часть этой магистрали.

Надо сказать, что Григорий Алексеевич очень активно включился в работу. На сегодняшний день западная часть проекта, которую продвигает Союзное государство, обогнала восточную часть. Речь идет о том, чтобы связать магистралью Санкт-Петербург, Минск, Берлин и Гамбург. Сейчас, насколько мне известно, есть близкие к подписанию соглашения с рядом европейских банков, которые готовы обеспечить первую часть этого проекта. Надеемся, что в ближайшее время этот вопрос будет переведен в практическую плоскость.

- Как Вы охарактеризуете российско-белорусское сотрудничество, в том числе в науке?

- В физике есть понятие когерентного сложения, при котором один плюс один может дать четыре. Потому что складываются амплитуды. Мне кажется, что такое когерентное сложение усилий Беларуси и России – залог того, что и задачи выполняются быстрее, и экономика двух стран развивается динамичнее.

IMG_9993.jpg

Белорусско-российское научно-техническое сотрудничество развивается с положительной динамикой. У нас есть межакадемический совет, соглашение о сотрудничестве, дорожная карта сотрудничества. Надо сказать, что Беларусь в ряде случаев является примером для России. Есть отрасли науки, где Беларусь достигла очень хороших результатов. Например, это касается лазерной оптики. Несмотря на то, что, казалось бы, ресурсов в России больше, Беларусь действительно ведет очень хорошие инновационные разработки с достаточно большими объемами продаж и в Европу, и в Японию.

Я думаю, нам надо искать проекты, от которых выгоды получают и Россия, и Беларусь. Если говорить о конкретных вещах, то прежде всего это космические программы. Россия осуществляет запуски различных спутников. И в последнее время у нас ведется много разговоров о создании спутника, в котором будет существенное присутствие элементной базы, которая создается в Беларуси. На это можно смотреть как на сложение наших усилий. Начинка спутника белорусская, запуск – российский. А получаемая информация общая. Речь, в первую очередь, идёт о современном дистанционном зондировании земли – это крайне востребованная область.

- Какие еще совместные научно-технические проекты могут «выстрелить»?

- Мне кажется, это все вокруг энергетики. Есть очень интересное направление, связанное с эффективным использованием электроэнергии. Атомная станция, которая будет построена с российской помощью, даст очень много энергии. Нужно ее использовать эффективно. Кроме того, в Беларуси очень быстро развивается электротранспорт. Начиная с «Белазов», где приводные механизмы работают на электродвигателях, и заканчивая различными малыми транспортными средствами. Здесь может быть востребована разработка комплекса электрозаправок, а также эффективных батарей. Недавно была вручена Нобелевская премия за разработку литиевых батарей. Сейчас идут исследования, которые могут привести к созданию еще более эффективных батарей. И такие исследования могут стать одной из областей нашего сотрудничества.

Далее – совмещение энергетической тематики с высокоскоростной. Для магистрали, о которой мы говорили, необходимо огромное количество энергии. И здесь необходима энергетическая инфраструктура. Здесь Беларусь, к примеру, может выйти с предложением обеспечить электричеством всю эту высокоскоростную магистраль.

Мы знаем, что у Беларуси огромные успехи в аграрном секторе. Для нас это, конечно, интересно. В нашем межакадемическом совете есть серьезное взаимодействие в вопросах развития сельского хозяйства. Там много всего – это и новые сорта, и ветеринария, и многое другое.

Есть современные направления, связанные с искусственным интеллектом. Этот вопрос, безусловно, стоит в повестке дня. В России недавно была принята программа по развитию искусственного интеллекта. Беларусь всегда была сильна своими программистами, которые разрабатывают самый современный софт. И здесь мы, конечно, могли бы наладить сотрудничество.

- Насколько эффективно работает Межакадемический совет России и Беларуси? Правда ли, что вы пригласили белорусских коллег следующий Межакадемический совет провести в районе Денисовой пещеры на Алтае?

- Если говорить в целом о деятельности Межакадемического совета, то я бы не сказал, что мы так уж всем довольны. Примерно год назад мы обсуждали статус этого совета, пытались понять, какие у него полномочия. Проанализировать ситуацию, определить перспективные направления – такое научно-методическое руководство есть. Но для того, чтобы процесс пошел, нужны реальные инструменты. Я имею в виду финансовые инструменты. А финансы в Беларуси в большей мере сосредоточены в Академии наук, а в России разбросаны по разным министерствам. Здесь, конечно, большую роль играет Министерство науки и высшего образования, которое прислушивается к работе межакадемического совета и пытается понять, какие ресурсы можно использовать на поддержку совместных проектов.

Что касается Денисовой пещеры… Межакадемический совет с российской стороны возглавляет Валентин Николаевич Пармон. Он руководитель сибирского отделения РАН. Валентин Николаевич - выходец из Беларуси, он получал образование там, поэтому у него крепкие связи с белорусскими коллегами. Поэтому сейчас обсуждается много проектов, связанных именно с сибирским отделением. И проведение следующего Межакадемического совета в Сибири с посещением Денисовой пещеры вполне логично.